Как это удалось Алиеву? спустя два года, все еще актуально

Эльнур Эминоглы, автор haqqin.az

Итоги и результаты победы Азербайджана еще требуют своего осмысления, заслуживающего фундаментальных исследований. Они еще будут написаны. Но пока ограничимся лишь рефлексией событий с ракурса политической аналитики.

Азербайджан зафиксировал слом прежнего миропорядка на Южном Кавказе. Решительно. Вхруст. Нивелирована доминанта одной державы. Принята за основу модель геополитического паритета. Спустя века в регион вернулась Турция, а влияние персидской средневековой ереси оттеснено за реку Араз. К тому же во время войны Азербайджану удалось добиться отчуждения как минимум нейтралитета Тегерана и ограничения влияния Парижа с Берлином с помощью поддержки Лондона и Иерусалима.

В современном мире ключ к военной победе лежит через моделирование политико-дипломатических преимуществ. Любая победа – это целая сумма факторов, где важна каждая мелочь – от стратегического планирования до выбора путей военного строительства и тактики применения новейших вооружений на поле боя. Ильхам Алиев предусмотрел каждую мелочь: в США разворачивалась отчаянная борьба за власть, большая часть земного шара парализована пандемией, была нарушена вся мировая логистика и транспортные коммуникации…

Алиев взял удар на себя. Все остальное осталось в тени...

Азербайджан продемонстрировал высокий уровень подготовки к войне. С первых же дней войны стало ясно, что Алиев готовился к этому дню не один год, игнорируя беспочвенные обвинения национал-либералов в излишней милитаризации и непомерных военных расходах.

«Байрактар» и «Harop» - прекрасное и инновационное оружие, но их эффективное применение возможно только тогда, когда они встроены в вооруженные силы, когда отработаны протоколы их применения, налажены целеуказания и связь. Когда, в конце концов, каждый взводный командир знает, когда запрашивать их применение, как навести его на цель и что делать после того, как эта цель поражена. Значит, вся эта система была отлажена и подготовлена к «главному часу».

В этом отношении стратегическая мысль азербайджанских военных оказалась на порядок выше, чем у «армянских львов». А разговоры о турецкой помощи и турецких методиках - это разговоры в пользу бедных, то есть неудачника-Пашиняна. В конце концов, Советский Союз в свое время передал и передовое по тем временам вооружение, и протоколы его использования арабским странам, тем же Сирии и Египту – и сильно им это помогло в войне с Израилем?

То есть азербайджанские военные оказались не только в состоянии принять опыт современной войны, но и подогнать его под свою специфику. А это по нынешним временам беспрецедентное достижение для развивающейся страны - по пальцам можно пересчитать сегодня армии стран, способные это сделать.

Азербайджанские военные оказались не только в состоянии принять опыт современной войны, но и подогнать его под свою специфику

Но вернемся к мысли, что война – это всегда продолжение политики другими средствами. И здесь, размышляя вокруг итогов 44-дневной Освободительной войны, нужно понимать, что она была обеспечена совершенно уникальной внешнеполитической активностью Баку. Кто в итоге остался недоволен и не принял результаты карабахской войны? Французы и иранцы? Макрон или Хаменеи? Так весь остальной мир по-другому взглянул на современный Азербайджан, в корне изменивший геополитический расклад сил и систему региональной безопасности!

В качестве примера посмотрим на внешнеполитическое обеспечение российского вторжения в Украину. Практически сразу возникла антироссийская коалиция. И не только из числа государств НАТО, но даже стратегические партнеры Москвы, за исключением Ирана и Северной Кореи, отказались ее поддержать. Азербайджану удалось то, что не смогла претворить в жизнь «вторая могущественная армия мира».

Признаться, сложно понять до конца, как это удалось осуществить Ильхаму Алиеву – но его принципиальное решение не вызвало отторжения в мире, более того, сопровождалось поддержкой и одобрением не только союзников Азербайджана, но и тех, кто к Баку относится, скажем так, сдержанно и нейтрально. Хотя в большей мере это объясняется тем, что Алиев взял на себя всю информационную и дипломатическую войну. Закостенелый аппарат власти остался в тени одного человека.

В конце концов, Советский Союз в свое время передал и передовое по тем временам вооружение арабским странам, тем же Сирии и Египту – и сильно им это помогло в войне с Израилем?

Ну и, конечно, цена войны. Горькие уроки Украины показывают весь драматизм и крушение всей государственной инфраструктуры, расползания войны по всей территории страны. Разве что-то подобное было в Азербайджане? Кто-то в тылу или в Баку почувствовал войну? Боевые действия прошли с минимальными потерями в прифронтовом регионе, они не нанесли ущерба азербайджанскому ВВП, азербайджанской экономике.

Ильхам Алиев сумел вычислить алгоритм и построить стратегию политических действий таким образом, чтобы минимизировать естественные и необратимые последствия боевых действий, ущерб для общества от войны. Именно поэтому он и принял уверенное решение о начале войны. Все было просчитано до деталей. На карте, за его столом. Вплоть до освобождения Шуши, о которой Алиев заговорил еще тогда, когда на горизонте маячила многолетняя кровавая война…