Под чье крыло уйдет армянская разведка? горячая тема, все еще актуально

Эльнур Эминоглы, автор haqqin.az

Правительство Армении приняло постановление о создании Службы внешней разведки (СВР). «Новое ведомство займется разведкой и борьбой с терроризмом», - заявил премьер-министр Никол Пашинян. СВР будет подчиняться премьер-министру, решение Кабинета министров еще должен обсудить парламент.

Никол Пашинян и его команда решили разделить спецслужбы, выделив из состава Службы национальной безопасности (СНБ) подразделения, занимающиеся разведкой и борьбой с терроризмом, в отдельное ведомство.

Нынешняя СНБ Армении – это неэффективный динозавр, слепленный еще по советским лекалам. В нее входит все – и разведка, и контрразведка, и пограничные войска, и шифровальщики, и личная охрана премьера. Естественно, что такая служба рано или поздно впадает в соблазн стать не просто инструментом политики в области национальной безопасности, но и политическим игроком.

Пашинян решил разделить неэффективного динозавра

Что беспокоит всех армянских политиков вне зависимости от того, как они относятся к Пашиняну. Излишне самостоятельная спецслужба с собственными политическими амбициями – это, знаете ли, палка о двух концах, и никогда точно не известно, каким из своих концов и в какую сторону она нанесет удар.

Впрочем, это проблемы Еревана. Нас в данном случае интересует другой вопрос – насколько будет эффективна создаваемая армянами Служба внешней разведки. В том, естественно, случае, если идея о ее создании получит одобрение в парламенте. Все дело в том, что до настоящего времени вся разведывательная деятельность Армении была, по сути, на аутсорсинге. То есть, ее вели армянские диаспоры.

Разведчикам из Еревана только и оставалось, что своевременно получать от них информацию. И, естественно, просить диаспору более углубленно «проработать» тот или иной интересующий их вопрос. Именно так, по сведениям хорошо информированных источников haqqin.az, армянская разведка работала что в России, что в США, что во Франции, что в Иране.

Прекрасная схема, достаточно эффективная и, что особенно для Еревана приятно, малозатратная. Не нужно напрягаться с созданием агентурных сетей, с операциями по внедрению и финансированию – достаточно прийти к нужному человеку и попросить поделиться тем, что ему известно, ссылаясь на патриотические мотивы.

До настоящего времени вся разведывательная деятельность Армении была, по сути, на аутсорсинге. То есть ее вели армянские диаспоры

Когда-то давно, в период становления, таким же образом действовал, кстати, и Израиль. Поэтому нынешние ереванские сторонники идеи создания собственной разведки преисполнены оптимизма – если уж у израильтян это получилось, то у нас тем более получится, древнейшая нация как-никак, опыт многих тысячелетий интриг и шпионажа за спиной.

Но это откровенное заблуждение. Те же израильтяне, не забывая о работе с еврейскими диаспорами, вынуждены были в скором времени сознательно пойти на сокращение получаемой от них разведывательной информации. И не потому, что они стали меньше доверять евреям, живущим за границей, – просто те порою действовали с энтузиазмом, но настолько неуклюже, что их активность легко пресекалась контрразведывательными службами тех стран, где они пытались работать во благо Израиля.

Нынешние ереванские сторонники идеи создания собственной разведки преисполнены оптимизма – если уж у израильтян это получилось, то у нас тем более получится, древнейшая нация как-никак, опыт многих тысячелетий интриг и шпионажа за спиной

Так что ставка на диаспоры в разведывательной работе – далеко не панацея, как думают сейчас в Армении. Придется создавать агентурные сети, вербовать агентов, планировать операции внедрения и прикрытия. Делать еще массу вещей, о которых у армянских разведчиков нет совершенно никакого представления и уж тем более опыта.

Это все требует значительного времени. Времени и денег. Причем, далеко не факт, что эти усилия окажутся успешными. Если уж Армения оказалась несостоятельной в военном строительстве, то почему она должна преуспеть в строительстве разведки, деле куда более тонком и деликатном?

Поэтому у создаваемой Ереваном разведки есть только один путь, которым она и пойдет, – уйти под крыло более сильных спецслужб, французской и иранской разведок, стать у них «помогайкой», подсобным рабочим, таскать для них каштаны из огня. Роль, признаться, незавидная. Но армянских политиков вполне устраивает. У них вся политика выстроена таким образом, почему же разведка должна быть исключением?