Великолепный век по-азербайджански раскопки haqqin.az, статья вторая, все еще актуально

Мурад Самедов, спецкор, Шеки

На страницах haqqin.az была опубликована статья об уникальной находке, сделанной во время реставрации Ханской мечети в Шеки. Речь идет о могиле третьего шекинского хана Мухаммед Гусейна, известного под литературным псевдонимом «Муштаг», которую реставраторы обнаружили под михрабом мечети.

По мнению историков, хан был похоронен вопреки канонам Ислама, запрещающим погребение людей под михрабом, к которому во время молитвы устремлены взоры верующих.

В упомянутой публикации на сайте haqqin.az ученые выдвинули несколько версий, каждая из которых объясняет, почему Мухаммед Гусейн-хан был похоронен вопреки канонам ислама. Впрочем, это всего лишь версии. Подлинных причин таинственного погребения шекинского хана, мы, скорее всего, никогда не узнаем.

Невероятная историческая находка стала путеводителем в великолепный век Шекинского ханства

Так кем же на самом деле был Мухаммед Гусейн-хан, вскрытие могилы которого стало археологической сенсацией? Какую роль в истории Шеки и всего Азербайджана сыграл этот политик, полководец, дипломат и поэт?

Проштудировав тома исторической литературы и пообщавшись с рядом авторитетных азербайджанских экспертов, haqqin.az решил восстановить исторический портрет третьего шекинского хана Мухаммед Гусейна и, заодно, передать читателям атмосферу эпохи, в которой жил и правил этот незаурядный человек.

Игра престолов по-азербайджански

Когда американский писатель и сценарист Джордж Мартин писал свою серию романов-фэнтези «Песнь льда и пламени», его вдохновляли кровавые баталии и изощренные интриги времен войны Алой и Белой роз в Англии. Впоследствии роман Джорджа Мартина лег в основу мегапопулярного сериала «Игра престолов», благодаря которому сотни миллионов телезрителей по всему миру на протяжении восьми сезонов, не отрываясь, наблюдали, как аристократические кланы Старков, Ланистеров, Таргариенов, Мартеллов и другие знатные семейства сражались за Семь Королевств – государство, занимавшего большую часть вымышленного континента Вестеросс.

Наша средневековая история – какая-то песнь льда и пламени

Но соприкосновение с историей борьбы азербайджанских ханств конца XVIII начала XIX веков: интригами, войнами, заговорами и брачной дипломатией губинских, карабахских, ширванских, шекинских ханов, не говоря уже о ханствах Южного Азербайджана, навеивает на параллели с рассказами Джорджа Мартина.

В советское время, в угоду доминировавшей коммунистической идеологии, изучение древних азербайджанских ханств, мягко говоря, не считалось приоритетным. Да и сами ханы преподносились в советских учебниках истории в виде кровожадных феодалов, угнетающих свой народ. Но если подходить к прошлому, используя эту карикатурную, поверхностную типизацию, то как объяснить социально-политический феномен азербайджанских ханств? Как почувствовать время, в котором жил и правил Мухаммед Гусейн-хан? Как понять причины гибели этого выдающегося политика и интеллектуала?

Как известно, после убийства в 1747 году Надир шаха, огромная империя персов стала постепенно разваливаться, вследствие чего на территории Азербайджана образовалось несколько десятков полностью или частично независимых территориальных образований. То есть, Азербайджан стал отделяться от надыровского Ирана не как единое государство, а в форме десятков разрозненных ханств. Это был закономерный итог политики шахской власти, которая препятствовала созданию в Азербайджане единого политического центра и разрушала даже ростки хозяйственных связей на территории будущих ханств.

Из империи Надир-шаха выпадали азербайджанские куски

В то же время, было бы неправильно рассматривать образовавшиеся ханства, как отдельные феодальные владения. Поскольку большинство из них, включая Шекинское ханство, были полноценными государствами, обладавшими центральной властью, столицей, флагом и собственной денежной системой.

Кроме того, не стоит забывать, что азербайджанские ханства, несмотря на крайне сложную международную обстановку, как правило, стремились проводить самостоятельную политику. Основной целью внешней политики ханств являлось налаживание отношений с соседями и ведущими державами региона.

Как пишет известный азербайджанский историк Сулейман Алиярлы, Урмийское ханство на юге страны и Шекинское с Губинским – на севере, стремились военными или дипломатическими путями объединить азербайджанские земли в составе единого государства. Главной преградой к их объединению на территории бывшей империи Сефевидов был перс Керим хан Зенд, а также Россия с её враждебной политикой в отношении мусульманских и тюркских народов Кавказа. В этой чрезвычайно сложной обстановке правители ханств, зачастую, отдавали предпочтение собственным интересам, что приводило к междоусобицам и войнам.

Впрочем, порой общность интересов приводила к тому, что между некоторыми ханствами завязывались мирные, добрососедские и даже союзнические отношения.

Словом, все как у Джорджа Мартина…

Славный дедушка Челеби и проклятое шекинское наследство

Одним из самых сильных ханств, образованных в Северном Азербайджане после смерти Надир шаха, являлось Шекинское ханство, основателем которого был Гаджи Челеби. Его могущество было настолько велико и бесспорно, что он решился даже на войну с персами и сумел дойти со своим войском аж до Тебриза. Трудно сказать, как сложилась бы история Азербайджана, не останови его тогда правитель Тебриза Амираслан-хан.

Как бы то ни было, харизматичный Гаджи Челеби не оставлял попыток захватить соседние ханства, чтобы объединить под своим началом все азербайджанские земли.

Если бы тебризский хан не остановил Гаджи Челеби

Так, собрав все войско Ширваната от Дербента до Джар и Белокан, Гаджи Челеби двинулся на Карабахское ханство, осадил крепость тамошнего правителя Панах-хана, однако после длительной осады и больших потерь, был вынужден отступить. В летописях тех лет сказано, что после неудачи в Карабахе, хан Шеки продолжил укреплять свою власть, сумел подчинить Габалинское и Аршское султанства, а также удачно женил своего сына Агакиши бека (отец Мухаммед Гусейн-хана – ред.) на дочери Казикумухского султана.

В последующие годы Гаджи Челеби разбил царей Картли и Кахетии, спровоцировав тем самым создание антишекинского союза, в который вошли грузинские цари, Панах-хан, карадагский Казым-хан, нахчыванский Гедар-Кули-хан, гянджинский Шахверди-хан и другие.

Тем не менее, благодаря незаурядному политическому таланту, Гаджи Челеби удалось успешно противостоять этому союзу, разбить Ираклия, назначить своего сына, Агакиши бека, правителем Борчалы и собрать необходимые силы на покорение Ширвана, где Гаджи Челеби был наголову разбит и в 1755 году умер.

Старые камни повествуют о великой истории Шекинского царства

Шекинский престол ненадолго перешел к его сыну, Агакиши хану, который вскоре был убит своим сватом, Мухаммед ханом Казикумухским. Последний захватил и частично разрушил Шеки, однако уже через 40 дней был с позором изгнан из столицы ханства. С помощью губинского Фатали-хана на шекинский престол взошел сын Агакиши хана, внук Гаджи Челеби – Мухаммед Гусейн.

Характерно, что, буквально, с первых же дней правления власть Мухаммед Гусейн-хана, что называется, повисла на волоске. Урмийский Фатали-хан (не путать с губинским – ред.) при помощи своего вассала, Арешского султана Мелика Али, попытался сместить Гусейн-хана с престола. Но наш герой проявил дипломатическую гибкость, временно принял вассальную зависимость от Фатали-хана урмийского, после чего убил Арешского султана и присоединил его земли к Шекинскому ханству.

22 года царствования хана-интеллектуала

Наверное, читатель уже заметил повторяющееся в тексте выражение «хан-интеллектуал». Оно очень точно определяет портрет третьего шекинского хана, который действительно был весьма образованным для своего времени человеком, хорошо разбирался в Коране, литературе, светских науках… Мухаммед Гусейн-хан писал стихи под псевдонимом «Мюштаг» и состоял в переписке с выдающимися писателями и учеными своего времени.

Его ближайшим другом был Молла Панах Вагиф, известнейший карабахский визирь. История дружбы двух поэтов и государственных деятелей могла бы лечь в основу литературного бестселлера или голливудского байопика. Дело в том, что некоторые историки склонны полагать, что Молла Панах Вагиф знал о заговоре Абдулкадыр-хана против Гусейн-хана, но так и не предупредил друга. Убийство хана Шеки соответствовало интересам Карабахского ханства и хана Ибрагимхалила, на службе которого состоял Молла Панах Вагиф.

Судя по всему, государственный долг визиря возобладал над дружбой двух замечательных поэтов.

Молла Панах Вагиф предал друга-хана

Но пока Гусейн-хана ждали 22 года царствования, обеспечившие Шекинскому ханству стабильность и процветание. Что неудивительно, если учесть, что ханство возглавил молодой воин, просветитель, строитель и дипломат в одном лице. Мухаммед Гусейну удалось не только сохранить наследие своего деда, Гаджи Челеби, но и, благодаря полководческому и дипломатическому таланту, значительно расширить территорию ханства.

Как пишет в своих трудах по истории Ширвана профессор Минорский, в 1765 году Мухаммед Гусейн-хан заключил военно-политический союз с Фатали-ханом губинским, обернувшийся в скором времени катастрофой для Шемахинского ханства.

Шемахинский хан пытался спасти свой трон, договориться с Мухаммед Гусейном и Фатали-ханом и даже выразил готовность выплачивать дань каждому. Однако переговоры результата не дали и в 1768 году на территорию ханства вторглись объединенные войска Шеки и Губы. Территория ханства была разделена между союзниками: Мухаммед Гусейн-хану отошли магалы Садари и Гасани, остальная часть досталась Фатали-хану.

Один из правителей Шемахи, Агаси-хан, публично выразил покорность шекинскому хану. Тем не менее, Мухаммед Гусейн, остерегавшийся мести или тайного заговора у себя за спиной, приказал выколоть Агаси-хану глаза.

Средневековье – эпоха чрезвычайно интересная, где в одной личности могут причудливым образом сочетаться утонченный поэт-романтик «Муштаг» и жестокий правитель Мухаммед Гусейн…

Кровавые войны ханов

«Муштаг» против Фатали

Естественно, Мухаммед Гусейн-хан не был доволен итогами покорения Шемахинского ханства, ведь ему там достались всего лишь два магала. Он начал тайно поддерживать противников губинского правления в Шемахе и в итоге сумел сформировать в Шемахе союз с прошекинскими силами, выступавшими против Фатали-хана. Во главе этого союза стоял некий Манаф-бек, однако его стремление создать шекинское правление в Шемахе не нашло поддержку у местной знати.

Летом 1768 года Фатали-хан решил покончить с прошекинской оппозицией и вторгнулся на территорию Шемахи с двухтысячным войском – поистине, железный аргумент во всех средневековых политических спорах. Попытки шекинцев остановить Фатали-хана успеха не имели. В считанные недели он переподчинил себе все ханство и даже захватил те магалы, которые контролировал правитель Шеки.

Через год Фатали-хан организовал поход уже непосредственно против Мухаммед Гусейн-хана и сумел разбить его войско. Шекинское ханство было вынужденно признать поражение и отказаться от претензий на Шемаху. Однако Мухаммед Гусейн-хан это унижение не забыл и стал терпеливо выжидать удобного случая для реванша.

Случай (да еще какой!) подвернулся в 1773 году. Помните, как хан-интеллектуал выколол глаза шемахинскому правителю Агаси-хану? Но наступил момент, и слепой Агаси-хан обратился к своему палачу, Мухамед Гусейн-хану, с просьбой помочь ему вернуть власть в Шемахе. И тогда Гусейн-хан, объединившись с братьями аварского Нуцал-хана Булачем и Магомедом-мирзой, двинулся на Фатали-хана. На поле боя противники сошлись, примерно, с равными силами. А потому, вроде, договорились решить конфликт мирно. Но из-за какой-то мелкой ссоры, причину которой мы вряд ли узнаем, завязалась ожесточенная битва, победителем которой вновь стал Фатали-хан. Аварцы Булач и Магомед-мирза пали на поле сражения, Гусейн-хан бежал в Шеки, а Агаси-хан – в свою крепость Катаван.

Проиграв битвы, «Муштаг» возводит великолепие

Тут важно отметить, что Агаси-хан мог бы войти в историю Азербайджана, как самый упорный и непримиримый борец. Даже ослепленный, он не оставлял попыток бороться за свою родину Шемаху.

В 1774 году он уговорил аварца Нуцал-хана отомстить Фатали-хану, который убил его братьев, и пойти против него войной. Агаси-хан был настойчив, напомнил хану аварцев про кровную месть, законы гор, заветы предков и в итоге добился своего.

Союз Агаси и Нуцала привел к промежуточному успеху, им даже удалось на время освободить Шемаху. Но затем Фатали-хан собрал войско, разбил противников и вновь обратил Агаси-хана в бегство.

Расцвет Шеки и наследие Гусейн-хана

На фоне непрекращающихся войн и сложной геополитической обстановки, Мухаммед Гусейн-хан последовательно укреплял свою власть, проводил экономические реформы и строил, строил, строил. 

Благодаря двум десяткам лет стабильности, ему удалось поднять в Шеки целые отрасли, главной из которых было шелководство. Собирая дань со своих земель, хан смог наладить торговлю. Шеки, как известно, испокон веков был частью Великого шелкового пути. В результате, здесь стало расти ремесленничество, появлялись караван-сараи и, главное, бурно росла торговля, принося шекинцам ранее невиданные доходы.

Мухаммед Гусейн-хан последовательно укреплял свою власть, проводил экономические реформы и строил, строил, строил

Мухаммед Гусейн-хан аккумулировал в своих руках огромные прибыли с налогов и, выражаясь современным языком, инвестировал в дальнейшее развитие строительства.

Жизнь Мухаммед Гусейн-хана трагически оборвалась в августе 1780 года. Хан-интеллектуал, правивший Шеки на протяжении 22 лет, пал жертвой политического заговора, во главе которого стоял его дядя, Гаджи Абдулгадир – сын Гаджи Челеби, одного из самых сильных и могущественных ханов на севере Азербайджана.

Гаджи Абдулгадир с несколькими десятками сторонников, оспаривавших права Мухаммед Гусейна на шекинский престол, устроили засаду, ворвались в дом хана и убили его сына. Плененный Мухаммед Гусейн-хан был вынужден отречься от престола, а впоследствии был задушен.

Тем не менее, историческое наследие Гусейн-хана сохранилось на века. То, что мы сегодня видим, отправляясь в качестве туристов в Шеки, по сути, является наследством, оставленным нам Гусейн-ханом. Весь заповедник «Юхары баш», включенный в список всемирного культурного наследия ЮНЕСКО, был построен в период правления третьего шекинского хана.

«Юхары баш», историко-архитектурный заповедник в верхней (возвышенной) исторической части Шеки, является самым древним районом города. Площадь заповедника превышает 280 гектаров, его заповедная часть включает Шекинскую крепость с Дворцом шекинских ханов, дом Шекихановых, мечети с минаретами, бани и, конечно же, главную торговую улицу, вдоль которой размещены караван-сараи и лавки ремесленников, а также жилые кварталы – мехелле вокруг торговой улицы.

Алиевы воссоздают великолепный век

Историческая часть города наряду с Дворцом шекинских ханов были включены в 2019 году в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

К сожалению, в советское время часть уникальных исторических памятников была приспособлена под бытовые нужды, что уничтожило их архитектурную целостность. Та же ханская мечеть, где нашли останки Мухаммед Гусейн-хана, использовалась как хозяйственный склад, а казармы XIX века на территории крепости – как больница. Но, благодаря усилиям Фонда Гейдара Алиева, мечети шекинских ханов был возвращен ее первозданный вид.

Параллельно Государственное агентство по туризму продолжает ремонтно-реставрационные работы на других памятниках заповедника «Юхары баш». В частности, завершены ремонтно-реставрационные работы картинной галереи, построенной в XIX веке в качестве казармы для солдат царской России, административного здания заповедника, а также крепостных стен на территории заповедника.

Новое дыхание в наследие шекинских ханов

В начале декабря, когда Шеки посетил президент Ильхам Алиев, главе государства, в частности, доложили о реставрационных работах в помещении для общественного питания, расположенного на территории заповедника. В советское время в этом здании функционировала больница, к которой были пристроены несколько бытовых помещений.

Алиев у порога «Юхары баш»

В результате, его архитектура была полностью нарушена. В настоящее время этот памятник реставрируется Госагентством по туризму и консервируется в историческом архитектурном стиле, а его внутреннее оформление реставраторы адаптируют под объект общественного питания и проведения мероприятий.

На территории заповедника реставрируется также мастерская по изготовлению национального орнамента шебеке. Это – реальный архитектурный памятник, состоящий из основного и вспомогательного строений общей площадью, соответственно 127, и 30 квадратных метров. После завершения реставрационных работ, он будет использоваться, как мастерская «Дом шебеке». Согласно новой концепции, в этой мастерской, наряду с Центром по производству шебеке, планируется создать экспозиционный зал, в котором будет представлена история этого ремесла, помещение для презентации опыта интерактивного туризма, а также Центр по производству и продаже сувениров.

Кроме того, здесь будет функционировать «Учебно-образовательный центр шебеке», благодаря которому уникальная традиция шекинских мастеров будет сохранена и передана следующим поколениям.

Реставрируется и расположенный в заповеднике «Круглый храм». Он был построен в начале XIX века и является архитектурным памятником, находящимся под охраной государства. В основе его архитектуры – стиль древних храмов Кавказской Албании. В первоначальном варианте здание имело исключительно круглую форму, впоследствии к нему были пристроены вспомогательные помещения. В XIX веке здесь функционировала православная церковь, в советский период его использовали, как склад. В последние 30 лет в «Круглом храме» располагался Шекинский музей народно-прикладного искусства.

Вряд ли Мухаммед Гусейн-хан, его современники и потомки, могли представить, что спустя два с половиной столетия воздвигнутые ими в Шеки уникальные памятники азербайджанского зодчества будут восстановлены в первозданном виде и обретут новую жизнь в форме музеев

Государственное агентство по туризму продолжает ремонтно-реставрационные работы в ряде исторических зданий, расположенных внутри крепостных стен. Реставрируются и сами стены, относящиеся к периоду Шекинского ханства, их общая протяженность составляет, примерно, 1.300 метров.

И шекинскими ханами, и царской Россией в XVIII веке крепостные стены Шеки использовались в военных целях.

Одним из архитектурных памятников заповедника является солдатская казарма, построенная в XIX веке и охраняемая в настоящее время государством. Здание построено в традиционном архитектурном стиле с использованием местных строительных материалов. Оно состоит из входа и основного зала. В данный момент в здании начались реставрационные работы, оно будет функционировать в качестве помещений фонда Национального историко-архитектурного заповедника «Юхары Баш».

Благодаря усилиям Государственного агентства по туризму, в Шеки появилась также уникальная картинная галерея. Точнее, галерея уже была, но после реставрации в ней созданы все необходимые условия для хранения картин. Входить в помещении галереи можно только в бахилах, внутри строго соблюдается температурный режим и отслеживается уровень влажности.

В общем, хоть Моне с Пикассо выставляй! 

Реставрированы также фасад галереи, кровельное покрытие с сохранением историко-архитектурного стиля, полностью реконструирована система коммуникаций. Общая площадь здания галереи составляет 296 квадратных метров. В настоящее время здесь демонстрируются 69 экспонатов, в том числе, 61 картина и восемь скульптур. Еще 185 произведений искусства хранятся в фонде галереи.

Все описанное в этой публикации в очередной раз напоминает, с какой бережностью и вниманием относятся в Азербайджане к памятникам истории нашего народа и, в частности, к наследию шекинских ханов.

Вряд ли Мухаммед Гусейн-хан, его современники и потомки, могли представить, что спустя два с половиной столетия воздвигнутые ими в Шеки уникальные памятники азербайджанского зодчества будут восстановлены в первозданном виде и обретут новую жизнь в форме музеев, картинных галерей и объектов творческого пространства.

Искренне хочется верить, что на базе этой сокровищницы нашей национальной культуры и зодчества, будут формироваться уважение к традициям и эстетический вкус новых поколений азербайджанцев.