Если завтра в Корее война... горячая тема, все еще актуально

Дмитрий Рой, автор haqqin.az

Южнокорейские пользователи социальных сетей массово публикуют ролики с перемещениями бронетехники и военных по стране.

А тем временем слово взяла сестра Ким Чем Ына, неистовая Ким Ё Чжон, которую специалисты по Северной Корее не без оснований называют преемницей нынешнего лидера страны: «Поясню еще раз: наша армия уже сняла предохранитель со спускового крючка. В случае [даже] незначительной провокации наши войска немедленно пройдут [боевое] крещение огнем».

Ким Ё Чжон - сестра вождя и серый кардинал «чучхе» просто так ничего не скажет

На первых полосах мировых новостей Ближний Восток, Украина, отчасти Африка, что-то еще. Но уж никак не Корейский полуостров. Где конфликт между Севером и Югом считается условно замороженным, а Пхеньян остается самой закрытой страной мира. К тому же на международном уровне изолированной.

Но артиллерийская перестрелка 5 января в ходе учений, проведенных Северной и Южной Кореей вблизи спорного приграничного района, вновь подтвердила правоту моего доброго знакомого из США, заслуженно считающегося в узких кругах специалистом по Пхеньяну: «Страна-то закрытая, но весь мир аж пританцовывает у ее замочной скважины».

Участок на морской границе Северной пограничной линии, где произошла перестрелка – именно то место, где две Кореи уже сталкивались в 2010 году, когда дело чудом не закончилось широкомасштабным конфликтом. Тогда его удалось избежать достижением договоренностей, окончательно подписанных в 2018 году, о выводе вооруженных сил из демилитаризованной зоны (ДМЗ), где противостояли друг другу сотни тысяч вооруженных до зубов военнослужащих, в том числе американских.

Участок на морской границе Северной пограничной линии, где произошла перестрелка – именно то место, где две Кореи уже сталкивались в 2010 году, когда дело чудом не закончилось широкомасштабным конфликтом

Теперь этому соглашению пришел конец с весьма слабыми перспективами того, что оно будет возобновлено. Во всяком случае, в Генштабе Народной армии Северной Кореи сегодня заявляют, что принимают меры в ответ на действия южнокорейских «военных бандитов», и предупредили, что «если враги совершат акт, который может быть расценен [руководством Северной Кореи] как провокация, под предлогом так называемого противодействия, [Пхеньян] проявит жесткое противодействие на беспрецедентном уровне».

Все это произошло через неделю после собрания Коммунистической партии Северной Кореи, на котором лидер Ким Чен Ын в беспрецедентной манере заявил, что они отказываются от цели воссоединения и теперь будут относиться к Югу как к вражескому государству, находящемуся под контролем Соединенных Штатов.

В своем выступлении на этом заседании Ким Чен Ын призвал Народную армию быть готовой к проведению «великого мероприятия» на Юге, где они «подчинили бы себе всю территорию Южной Кореи, мобилизовав все физические средства и силы, включая ядерные силы».

В своем выступлении Ким Чен Ын призвал Народную армию быть готовой к проведению «великого мероприятия» на Юге, где они «подчинили бы себе всю территорию Южной Кореи, мобилизовав все физические средства и силы, включая ядерные силы»

И ладно бы воинственная риторика, в конце концов северокорейский лидер произносит нечто подобное чуть ли не каждый день, а то и вообще по несколько раз на дню. Проблема в том, что не менее жесткую позицию все чаще стал занимать и Сеул, особенно при нынешнем президенте Юн Сок Ёле. Который все больше демонстрирует готовность реагировать на действия Пхеньяна жестче и решительнее, чем его предшественники.

После встречи на высшем уровне в сентябре прошлого года между российским президентом Владимиром Путиным и его северокорейским коллегой две страны укрепили свои военные и экономические связи, что, несомненно, придало Ким Чен Ыну уверенности в собственных силах.

Юн Сок Ёль парирует не менее агрессивно

Кроме того, пример Кремля, развязавшего войну в Европе агрессией в Украину, подействовал на северокорейского лидера вдохновляюще – оказывается, в современном нам мире так действовать тоже можно.

Поэтому вполне можно согласиться с тем выводом, который сделал на днях Брюс Клингнер, бывший аналитик ЦРУ и старший научный сотрудник вашингтонского Фонда наследия: «2024 год обещает стать годом провокаций, повышенной напряженности и большего потенциала для тактических столкновений вдоль демилитаризованной зоны». Обе Кореи – и Северная, и Южная – к такой эскалации вполне готовы.