Южная Африка пошла на Израиль. Какой мотив? война миров, все еще актуально

Дмитрий Рой, автор haqqin.az

Южная Африка стала инициатором привлечения Израиля к международному суду ООН по обвинению «в геноциде против палестинцев». Почему страна, находящаяся за тысячи километров от места событий, решилась на такой шаг?

Вот уже который день пытаюсь ответить для себя на вопрос, почему именно Южная Африка взяла на себя роль главного обвинителя Израиля – и до сих пор у меня нет ответа. Потому как экономических преференций ЮАР от этого шага никаких, политические – весьма сомнительны, и могущественного врага страна приобрела, к гадалке не ходи.

Президент ЮАР Сирил Рамофоса привязал свободу Южной Африки к борьбе палестинцев

Пропалестинская международная общественность вполне ожидаемо рукоплещет Йоханнесбургу, ставя его в пример всем остальным. «Политические наследники великого борца за свободу Нельсона Манделы содрогнулись от трагедии палестинцев в Газе. Сионистские арабские правительства тем временем не моргнули глазом по поводу массовых убийств, совершенных сионистским врагом против невинных гражданских лиц, более 90 000 из которых были убиты или ранены» - пишет левая арабская пресса в эти дни.

Да и в ЮАР не скрывают гордости за содеянное. «Я никогда не чувствовал такой гордости, как сегодня, когда наша команда юристов отстаивала наше дело в Гааге», - заявил президент ЮАР Сирил Рамафоса, комментируя начавшийся в Гааге судебный процесс.

Вполне ожидаемая реакция тех и других, тут удивляться нечему. Достаточно вспомнить, что когда Нельсон Мандела, только вышедший из тюрьмы прилетел в столицу Замбии, то помимо встречавших его там африканских лидеров был еще и Ясир Арафат. При встрече горячо поцеловавший узника совести Манделу. И всю историю существования Африканского национального конгресса, вне зависимости от того, с Манделой ли или после него, АНК поддерживал тесные отношения с Организацией освобождения Палестины, ООП.

Зри в корень, а точнее в союз, заложенный Арафатом и Манделой

Теперь эту традицию антиколониального освободительного движения африканцы распространили и на ХАМАС. Поскольку питают иллюзии, вполне извинительные в связи с их географической удаленностью, о нынешней истинной природе этих «братьев по национально-освободительному движению».

«Если кто-то должен назвать какую-либо из сторон террористическим государством, он может сослаться на израильское правительство, потому что это люди, которые убивают беззащитных и невинных арабов на оккупированных (Израилем) территориях, и мы не считаем это приемлемым», - говорил Нельсон Мандела в 1994 году, когда вступал в должность президента ЮАР и позиционировал себя «антирасистским крестоносцем».

К сожалению, присуждение Нобелевской премии мира не делает ее лауреата ни провидцем, ни искушенным политиком. К тому, признаться откровенно, сам Мандела весьма симпатизировал террористической деятельности ООП, искренне сожалея, что условия ЮАР не позволяют ему воплотить этот опыт «борцов за счастье Палестины» в полном объеме с таким же размахом. Тотально резать белых в ЮАР стали позже, после его прихода к власти, режим апартеида такой возможности Нельсону Манделе и его сторонникам из АНК не давал.

Шли годы, а установка этого узника совести о том, что палестинцы – братья чернокожих южноафриканцев в национально-освободительном движении, и точка, без вариантов, постепенно становилась догмой в общественном сознании новой элиты ЮАР, вне зависимости от того, какие организации пришли на смену ООП, каковой стала их социальная база и как изменилась идеология.

Палестинцы – братья чернокожих южноафриканцев в национально-освободительном движении, и точка, без вариантов, постепенно становилась догмой в общественном сознании новой элиты ЮА

А братьев положено поддерживать всегда и в любой ситуации, чтобы они не вытворяли – это тоже африканская традиция, вполне сравнимая с ближневосточной, архаичной, но еще вполне себе живой – «я против своего двоюродного брата, но вместе с ним мы против всего остального мира». Израиль таким образом ассоциировался в глазах чернокожих южноафриканских элит с самым страшным с их точки зрения злом – режимом апартеида.

Любое и в любой форме выступление против него – это безоговорочно хорошо, чем бы оно ни было. Любая самооборона против таких действий «братьев» заслуживает самого резкого осуждения, и по возможности противодействия. Кстати, в ЮАР уже было нечто подобное, когда фермеров, отражавших нападения чернокожих грабителей воровавших, а то и просто забивавших скот, разрушавших фермы «белых», попросту сажали в тюрьмы.

За то, что они «своими действиями пытались сохранить старые колониальные порядки и вставали на защиту несправедливого распределения, сложившегося при апартеиде». Впрочем, это сложившаяся мировая тенденция, достаточно вспомнить волну грабежей, пардон, «луттинга» в Штатах, на пике погромов BLM.

ХАМАС для Южной Африки - это продолжение «святой борьбы Арафата»

Так что позиция ЮАР – зеркало как догм антиколониальной борьбы, так и нынешнего тренда «угнетенным все должны, а самим им позволено больше, чем другим». Что откровенно пугает. Ведь рамки такого «все позволено» могут быть слишком широки и выйти из-под контроля.

Сирил Рамофоса в уже цитировавшемся заявлении, в частности, вот еще что сказал: «Некоторые люди говорят, что шаг, который мы предпринимаем, является рискованным. Мы – маленькая страна, и у нас маленькая экономика. Они могут напасть на нас, но мы будем стоять на своих принципах. Как учил нас отец нашей демократии, мы не будем по-настоящему свободными, пока палестинский народ не станет свободным».

В свете изложенного не является ли это призывом к переходу к новым временам? Когда будут оправданы любые теракты, любой грабеж ради «восстановления исторической справедливости». Чтобы все «угнетенные» силой и через кровь гражданского населения взяли то, что, как они считают, должно принадлежать именно им. Потому что они «угнетенные».