Шахбаз во второй раз великие потрясения, все еще актуально

Икрам Нур, автор haqqin.az

В минувшее воскресенье, 3 марта, вновь сформированный парламент Пакистана со второй попытки избрал новым премьер-министром страны Шахбаза Шарифа.

Он теперь «Шахбаз во второй раз», поскольку вернулся к исполнению своих обязанностей, которые он выполнял до августа 2023 года, когда парламент был распущен перед выборами. А если добавить тот факт, что Шахбаз – младший брат Наваза Шарифа, занимавшего премьерское кресло трижды, то становится понятно, какой путь избрали «старые семьи», политические элиты Исламабада, в управлении страной.

«Правительство обреченных» – была первая и почти единодушная реакция пакистанских газет на избрание премьером Шахбаза Шарифа

«Несистемный игрок», экс-премьер Имран Хан, на 31 год упрятан за решетку – и безраздельной власти семей Шарифов и Бхутто, сумевших договориться с военными, теперь ничего не угрожает. Правда, не совсем понятно, как это поможет «старым семьям» справляться со стремительно нарастающими проблемами Пакистана, грозящими вот-вот перерасти в системный кризис.

В апреле заканчивается действие соглашения с МВФ о кредитах, и вопрос с государственным долгом вновь встанет в полный рост. Как и вопрос, что делать с галопирующей инфляцией и ростом цен на топливо и продовольствие.

Кроме того, в стране растет угроза терроризма: по данным базирующегося в Исламабаде Центра исследований и безопасности, число погибших — среди сотрудников сил безопасности, членов вооруженных групп и мирных жителей — в минувшем 2023 году достигло исторического пика с 2017 года, который в Пакистане до сих пор называют «годом террора».

Проблем перед страной все больше, и у «старых семей» нет даже проектов программы их решения. Видимо, надеются, что само как-нибудь рассосется, само как-нибудь разрешится. Им гораздо удобнее ездить по всему миру и выпрашивать везде, где можно, иностранную финансовую помощь. На любых условиях.

В апреле заканчивается действие соглашения с МВФ о кредитах, и вопрос с государственным долгом вновь встанет в полный рост. Как и вопрос, что делать с галопирующей инфляцией и ростом цен на топливо и продовольствие

Но беда в том, что дают все меньше, а условия становятся все жестче. Исламабаду для закрытия бюджетных дыр требуется в районе от 6 до 8 миллиардов долларов заимствований. Сумма гигантская. Впрочем, доноры могли бы ее собрать, но все чаще возникает вопрос в способности нынешнего, нового старого правительства, эффективно ее использовать.

В июне 2023 года в Исламабаде был создан Специальный совет по содействию инвестициям, членом которого является командующий сухопутными войсками генерал Мунир. В том же году правительством было одобрено соглашение, согласно которому главная спецслужба страны, Межведомственная разведка, ISI, получила право одобрять или отклонять кандидатуры правительственных чиновников.

Исламабад таким образом пытается показать внешнему миру свое намерение всячески бороться с коррупцией и добиваться эффективного использования выделяемых ему займов. Но пока мировые финансы верят в это с большим трудом, если верят вообще.

«Правительство обреченных» – была первая и почти единодушная реакция пакистанских газет на избрание премьером Шахбаза Шарифа. Возможно, что это излишне пессимистичная оценка. Но пока, к глубокому сожалению, нет признаков того, что правительство всерьез намерено менять ситуацию в лучшую сторону.