В России объявили «военный коммунизм»: миллионеров раскулачивают что там у соседей, все еще актуально

Игорь Никифоров, специально для haqqin.az, Москва

Сегодня, когда «отечество в опасности», огосударствление крупного частного бизнеса приняло в России лавинообразный характер. Передела собственности такого охвата и такой интенсивности не было за всю постсоветскую историю страны. За считанные месяцы власти с помощью Генпрокуратуры, судов и спецслужб взяли под свой контроль десятки частных компаний. Сосредоточившись при этом на объектах ВПК, машиностроения, станкостроения, судостроения и металлургии, но не брезгуя и другими потенциальными претендентами на раскулачивание.

Хорошо забытая история... Россия начала раскулачивание богатых и среднего класса

По законам «военного коммунизма»

Процесс явно будет шириться и набирать обороты. За два года «специальной военной операции» в российские суды поступило около сорока требований Генпрокуратуры о национализации свыше 180 частных предприятий, чьи активы в сумме оцениваются более чем в 1 трлн рублей (0,6% ВВП). В 2010-х таких исков в стране почти не было, в 2020-2021-м их набралось шесть, и еще шесть – в 2022-м. Подлинную массовость кампания обрела в 2023-м, стартовав в феврале, и сейчас переживает уже вторую волну.   

Последний громкий случай - дело Челябинского электрометаллургического комбината. По распоряжению суда от 26 февраля (прокуроры подали иск 5 февраля), государству «из незаконного владения» отошли 643 млн акций ЧЭМК, а также 53 млн акций «Серовского завода ферросплавов» и 67 млн акций «Кузнецких ферросплавов». Образуя одну индустриальную группу, эти три завода (стоимость активов – 103 млрд рублей) занимают долю в 80% на внутреннем рынке ферросплавов, используемых при изготовлении стали для военной техники, авиационных двигателей и боеприпасов.

У владельцев отбирают Челябинский металлургический комбинат, приватизированный 32 года назад

Обосновывая свое решение, служители российской Фемиды указали на целый комплекс серьезных провинностей. Прежде всего, проведенная в 1990-х приватизация ЧЭМК была признана незаконной, поскольку не получила специального одобрения федерального правительства. Кроме того, по данным Генпрокуратуры, хозяева бизнеса супруги Юрий и Людмила Антиповы занимались «сомнительными финансовыми операциями», а стратегическое сырье, в котором так нуждается сегодня ВПК, отправляли в промышленных масштабах за рубеж.

Как считает ведомство, в 2023 году предприятия группы «попали под контроль резидентов недружественных государств», в том числе канадско-швейцарской RFA International (трейдера ЧЭМК). Чета Антиповых оспорила вердикт, подав апелляционную жалобу в арбитражный суд и настаивая на том, что предприятие приватизировано, причем 32 года назад.

С высокой долей вероятности активы будут переданы госкорпорации «Ростех» (это полностью её профиль), а физические производственные мощности ЧЭМК – перенесены в новое место, за пределы Челябинска. В свою очередь, «Ростех» сохранит за собой блокирующий пакет акций (25%), а остальные 75% передаст частному инвестору, приближенному к властным структурам.

Юрия и Людмилу Антиповых раскулачили

«Бизнес на это плохо реагирует»

В целом, механизм изъятия собственности достаточно хорошо отработан. Как правило, Генпрокуратура (реже Федеральная антимонопольная служба, ФАС) подает иски к разным российским предприятиям и их акционерам. Этими делами занимаются арбитражные суды, неизменно принимая сторону истцов.

Аргументация сводится к трем основным схемам. Во-первых, это претензии к самому характеру приватизации, состоявшейся в 1990-х. Логика проста: поскольку в ходе того или иного залогового аукциона были допущены явные нарушения (что во многих случаях – истинная правда), промышленный объект необходимо вернуть первичному законному хозяину – государству. Звучит также тезис, что региональные власти превысили в ту пору полномочия, не получив необходимого согласования на федеральном уровне.

Смущает то, что государство «спохватилось» только сейчас. Да, в 1995-м предприятие могло перейти в частные руки путем откровенно мошеннической сделки, но затем хозяева десятилетиями вели вполне легальную деятельность на пользу экономике, сдавали отчетность, платили налоги в казну, и никому не приходила в голову мысль их раскулачить. Плюс ни для кого не секрет, какая чудовищная разруха царила в первые постсоветские годы на предприятиях «оборонки», и не только.

Государству приглянулся и «Мурманский морской рыбный порт»

Срок давности по таким делам составляет всего три года. Однако Генпрокуратура теперь отсчитывает его не с даты приватизации, а с момента, когда потерпевшая сторона (государство) заявила о нарушении своих прав. Как отмечает политолог Кирилл Рогов, «эта искажающая закон фантазия и позволила возродить «дубину деприватизации» как инструмент передела активов». «Бизнес на это плохо реагирует», - возмутился в сентябре 2023 года даже такой государственник и лоббист корпораций как глава РСПП Александр Шохин. Одновременно с Шохиным свою позицию обозначил министр экономического развития Максим Решетников, назвавший пересмотр итогов приватизации (до недавних пор действовал негласный мораторий на него) «путем в никуда».    

Еще один способ забрать актив у частного собственника – объявить его «иностранным инвестором», а имущество – попавшим под «иностранное влияние». В октябре 2022-го в рамках этой практики были изъяты акции «Мурманского морского рыбного порта». Главным доводом прокуратуры стало то, что бенефициар ММРП бизнесмен Александр Романов в 2020 году лишился налогового резидентства РФ, поскольку пробыл за границей более 182 дней. Соответственно, его деятельность вела к «подрыву обороноспособности страны» и носила «антисоциальный характер». Но в этой аргументации есть как минимум два изъяна.

Во-первых, предприниматель владел активом с 2016 года и во время покупки был налоговым резидентом (по закону об иностранных инвестициях, соответствующее требование касается только этого момента). Причем тут 2020-й? Во-вторых, из-за планетарного разгула ковида Федеральная налоговая служба ввела послабления, и тогда статус налогового резидента не утрачивался при нахождении в России в течении 90 дней вместо стандартных 183.

В прошлом году требования закона дополнительно ужесточили: теперь «иностранным инвестором» может оказаться любой россиянин, у которого есть вид на жительство другой страны. Это еще больше развязывает руки следственным, судебным органам и ФАС.

Потом забираем "Рольф"

«Рольф» и другие

Третья самая распространенная схема национализации базируется на обвинениях в коррупции или мошенничестве. В 2023-м Генпрокуратура подала не менее восьми подобных исков. Опять же, как и в случае с «нарушениями» в ходе приватизации многолетней давности, претензии коснулись имущества, которым обвиняемые долгие годы владели в открытую, не зная страха. Так в собственность государства перешли (переданы Росимуществу) акции одного из крупнейших автодилеров России – холдинга «Рольф» (стоимость активов – 64 млрд рублей), принадлежавшего семье Сергея Петрова, депутата Госдумы с 2007-го по 2016-й годы.

Между тем, Петров основал «Рольф» еще в 1991-м. Генпрокуратура обвиняет его в нарушении антикоррупционного законодательства, в том, что «произошло сращивание бизнеса и властных полномочий, что наносит ущерб демократическим институтам (!), национальной экономике и правопорядку..., подрывает демократические и этические ценности (!)».

Сам Сергей Петров (сейчас находится в Австрии) не без основания считает происходящее «полным произволом, который разрушает не только экономику, но и всю российскую правовую систему». «Рольф» всегда работал «в белую», компания была образцовой», - говорит он. Кстати, эта печальная история вообще никак не связана с государственной необходимостью и нуждами ВПК. Зачем воюющему государству автодилер с его сугубо гражданским профилем? Но, поскольку актив крупный и прибыльный, им не могли не заинтересоваться определенные лоббистские группы, которым нынешние события позволяют беспрепятственно урвать такой куш. По данным расследователей, на «Рольф» претендует бизнесмен Камо Авагумян – совладелец автодилера «Авилон», чей гендиректор Сергей Гуляев уже возглавил компанию после национализации. «Авилон» торгует люксовыми марками Mersedes-Benz и BMW и много лет выполняет заказы МВД, ФСБ, Генпрокуратуры и администрации президента.

Раскулачили и Сергея Петрова

Одним из самых жестких дел в рамках «первой волны» национализации, которая пришлась на период с февраля по август 2023 года, стал переход под контроль властей крупнейшего в России производителя метанола «Метафракс Кемикалс» из Пермского края с активами более 120 млрд рублей. Основание – приватизация в 1990-е годы прошла незаконно, поскольку решение о ней принимали не федеральные, а местные власти. Бизнеса лишился номер 90 в списке Forbes Russia Сейфеддин Рустамов, живущий в США. Еще один видный актив, тогда же полученный государством, - агрохолдинг «Покровский» с активами на 67 млрд рублей. По утверждению Генпрокуратуры, его владелец, краснодарский предприниматель Андрей Коровайко собрал земельный банк на 242 тысячи га и около 50 разнообразных агропредприятий «на полученные коррупционным путем средства во время работы бизнесмена в аппарате полпреда в Южном федеральном округе».

Это лавина

Отличительной чертой нынешней всеохватной кампании является невиданная процедурная скорость. Раньше подобные иски рассматривались по много месяцев или даже лет, возвращаясь на новое рассмотрение. Теперь всё делается быстро, да еще в закрытом режиме и с участием спецслужб.

Отчетливо выделяются также группы риска, за принадлежность к которым к бизнесменам «приходит» Генпрокуратура. Это обладатели двойного гражданства, владельцы офшорных компаний, живущие за границей «непатриотичные» россияне, это те, у кого нет связей на федеральном уровне и выхода на первых лиц. Точно не будут жалеть и предпринимателей «ельцинского призыва», на что недвусмысленно намекнул Владимир Путин в ходе своего ежегодного послания Федеральному собранию 29 февраля.

«Вы знаете, - заметил он, - что слово «элита» во многом себя дискредитировала теми, кто, не имея никаких заслуг перед обществом, считает себя особой кастой с особыми правами и привилегиями. Особенно имею в виду тех, которые в предыдущие годы набили карманы за счет всяких процессов в экономике 90-х. Вот они – точно не элита».

В списке 110 миллиардеров российской версии Forbes за 2023 год числятся 88 бизнесменов, которые заработали капитал при Борисе Ельцине. Их будущее – под большим вопросом.

Оттяпали и «Метафракс Кемикалс»

В сентябре 2023-го, на Восточном экономическом форуме, после эмоциональных реплик со стороны Александра Шохина и Максима Решетникова, президент крайне противоречиво высказался на тему национализации: «Нет, никакой деприватизации не будет, это я вам могу точно сказать... Кошмарить никого не будут, но все должны соблюдать законы Российской Федерации. А если не соблюдают, то тогда должны быть готовыми к тому, что и прокуратура, и Следственный комитет, и Счетная палата – все эти структуры будут и дальше следить за тем, что происходит».  

Полным ходом идет черный передел, тотальный отъем собственности у тех бизнесменов, которые не связаны с государством. Это уже системный процесс, это лавина: власти планомерно уничтожают рыночные продукты, говорит экономист, в прошлом замминистра экономики РФ Владимир Милов.

Отобранный у Сергея Петрова автодилер «Рольф» был создан с нуля, с приватизацией его ничто не связывает. То же самое – с лишенным лицензии "Киви-банком": ребята сами выстроили вполне успешную и эффективную платежную систему, которой пользовались 15 млн человек. Не вопрос, что приватизация 90-х была во многом действительно мутной. Конкретные обоснования не имеют значения, важно то, что сейчас происходит с крупным бизнесом: он весь дрожит как осиновый лист.

Чуть не подавились и "Киви-банком"

Соответственно, никаких инвестиций не будет, остается уповать только на госденьги, которые не только заканчиваются, но и не приносят доходов. Ты сеешь-сеешь на «поле Чемезова» (главы «Ростеха»), а ничего не вырастает, рассуждает Милов. В такой системе, где всем рулят бюрократия и ФСБ, где у всех всё отбирают и всех сажают, ни один по-настоящему креативный человек не станет работать. Нет никаких стимулов для инноваций, для повышения конкурентоспособности.

«Сегодня основные кандидаты на отъем собственности – все те, кому активы достались в 90-е. Начались разговоры даже про таких гигантов, как «РУСАЛ», «Норникель», «Евраз», у которых вдруг могут обнаружиться какие-то нарушения нормативов приватизации, - говорит доктор экономических наук Игорь Липсиц. – Всё развитие в России идет по модели непрерывного передела, «квадратного колеса», как в Латинской Америке. Только там в этот передел вовлечены аграрные угодия, а в России – предприятия и природные ресурсы. У нас это будет бесконечно повторяться, каждый раз будет делиться всё меньший по диаметру пирог, страна будет становиться всё беднее».