Китай спас Маска. Он же может его убить наша корреспонденция, все еще актуально

Шэн Сию, специально для haqqin.az, Пекин

Когда Tesla была на грани банкротства, Илон Маск сделал ставку на Китай, который предлагал дешевые детали и квалифицированную рабочую силу. Но теперь у Tesla все больше проблем - компания теряет свое преимущество перед китайскими конкурентами.

Пекин гонялся, в хорошем смысле этого слова, за Илоном Маском, так как он был нужен. И как бизнесмен, и как создатель новых технологий, перспективы которых китайские власти сумели оценить. Именно поэтому новость, что Маск принял решение переместить часть своего бизнеса в Китай, была принята с восторгом. Более того, ему были сделаны уступки и предоставлены преференции, которые до этого мало кому из иностранных бизнесменов предлагались.

В свое время Маск сделал ставку на Китай, но теперь Tesla теряет свое преимущество перед китайскими конкурентами

Когда Илон Маск представил первые Tesla китайского производства в Шанхае в 2020 году, он отклонился от сценария и начал танцевать. И не случайно – ведь несколькими годами раньше его Tesla была на грани банкротства. И спасли его только дешевые, но качественные запчасти, а также квалифицированные китайские рабочие.

Маск также получил доступ к высшим руководителям Китая. Он работал в тесном контакте с высокопоставленным шанхайским чиновником Ли Цяном, которого сейчас партийная карьера вознесла на пост премьер-министра КНР. Его завод в Шанхае строился молниеносно. И без обязательного партнера из местных. Что вообще стало первым и уникальным случаем для иностранной автомобильной компании в Китае.

Китай помог сделать Tesla самой дорогой автомобильной компанией в мире. Но, перефразируя древних, бойся китайцев, даже дары приносящих. Заинтересованность Пекина в Маске была весьма прагматичной – в обмен на преференции Китай получил доступ к технологиям, этому важнейшему активу сегодня. И тут же использовал это для развития собственного производства электромобилей. BYD, главный китайский конкурент Tesla, уже обогнал ее по мировым продажам в конце прошлого года. То есть компания Маска теряет свое преимущество перед китайскими конкурентами на том самом рынке, который Маск же и помог Китаю создать.

Маск зажигал на открытии завода в Китае... но бойся китайцев, дары приносящих

Что до Европы, то здесь вообще все печально. «Когда мы решили перейти от тепловых двигателей к электромобилям, мы обнаружили, что отстаем от Китая на пять-семь лет», — признал на днях министр финансов Франции Брюно Ле Мэр.

Выход из ситуации? Пока в Европе и США полагаются на административный ресурс. Европейский союз начал расследование на предмет того, не является ли китайская политика в области производства электромобилей недобросовестной конкуренцией. И хотя технически Tesla не находится под следствием, она может столкнуться с повышенными тарифами в Европе, наравне с другими электромобилями, произведенными в Китае.

В США администрация Байдена рассматривает возможность повышения тарифов на китайские электромобили, которые уже находятся на уровне 25 процентов. И хотя лоббисты Tesla отчаянно сопротивляются – пока это у них получается не очень.

BYD, главный китайский конкурент Tesla, обогнал ее по мировым продажам

В январе нынешнего года Илон Маск пошел на отчаянный шаг, заявив, что китайские автопроизводители «уничтожат большинство других автомобильных компаний в мире», если власти не введут торговые ограничения. Но – поздно. Помогая создавать индустрию электромобилей в Китае, Маск и сам не заметил, как его бизнес-зависимость от Пекина перешла критическую черту.

Как это всегда и было в истории Поднебесной, Китай переварил Маска с пользой для себя. Естественно, теперь не выплюнет. Но исключительно потому, что планирует извлечь из него еще немало технологических «вкусностей», от Starlink и ОренAl до Neuralink.

На китайской социальной платформе Weibo Маск опубликовал фотографию, на которой он пожимает руку Си Цзиньпину. «Пусть будет процветание для всех», – стоит в подпись под ней. Процветание, конечно, будет. Но, судя по всему, не для всех в равных долях, как до этого думал этот гений бизнеса, но первоклассник в большой политике.