«Юра, мы все про…ли!» горячая тема

Леонид Швец, автор haqqin.az

Как известно, Россия обогатила иностранные языки словом sputnik. Запущенная в 1957 году несложная штуковина, посылавшая радиосигналы, которые могли ловить радиолюбители в разных уголках Земли, произвела на тогдашнее человечество неизгладимое впечатление. Гордость за первый спутник и за спустя короткое время полетевшего в космос человека до сих пор переполняет россиян, которым семьдесят с лишним лет спустя гордиться, откровенно говоря, особенно нечем.

Россия обогатила иностранные языки словом sputnik

Вот даже первый вице-премьер Денис Мантуров на Петербургском международном экономическом форуме признал, что Россия не является нынче лидером в орбитальных спутниковых группировках и возможностях по дистанционному зондированию планеты.

Это правда, спутниковые группировки США и Китая больше. Вице-премьер, конечно, тут же бодро заметил, что нужно «не отставать и стараться выходить на новые рубежи», конструировать и запускать новые космические спутники, но пока с этим не очень. Как сказал Мантуров, правительству в этой сфере не обойтись без помощи отечественного бизнеса. А так-то спутники да, дескать, носят стратегический приоритетный характер.

На словах, может, тема спутников и носит приоритетный характер, да вот на неделей раньше состоявшейся XVI Федеральной конференции ComNews Satelite Russia, которая прошла в Москве, представитель государственной корпорации «Роскосмос», директор департамента перспективных программ Сергей Прохоров рассказал, что из шести геостационарных спутников, которые должны были быть заказаны правительством, заказаны только два: структурой «Газпрома» и федеральным предприятием «Космическая связь». А нет финансирования – нет и спутников.

Из шести геостационарных спутников, которые должны были быть заказаны правительством России, заказаны только два...

Не факт, правда, что и с финансированием они будут. Специалисты космической области на конференции рассказали, что поскольку каждый аппарат для геостационарной орбиты уникален, их производство в среднем занимает года три, но с учетом отказа западных партнеров работать с «Роскосмосом» срок может запросто растянуться на пять лет. Это даже при условии, что удастся решить задачу замены импортных компонентов.

О том, что нужно выделить денег на развитие скоростного спутникового интернета, говорил Владимир Путин в послании Федеральному собранию, фактически в своей программе на новый президентский срок. В нацпроектах тоже прописаны немалые суммы на развертывание сети спутников – «до 2030 года».

Но тридцатый год еще когда, а нынче идет война, и тут свои приоритеты. Кстати, и наличие необходимых сумм нисколько не гарантирует результата. Всем памятен провал миссии «Луна-25» в августе прошлого года, когда посадочный аппарат разбился о поверхность Луны. С тех пор успешно прилунились индийский, японский и китайский аппараты, а вот российский не смог. «Луну-25» при этом мастерили почти два десятка лет – с 2005 года.

А российская «Луна-25» разбилась об Луну

Наличие космических амбиций и проектов, демонстрирующих их успешное воплощение, - неотъемлемая часть имиджа «великой державы». Но России, которая на глазах утрачивает свой научно-технический потенциал, все сложнее соответствовать этому образу.

И нельзя сказать, что россияне этого не осознают. Именно на родине Юрия Гагарина родился мем «Юра, прости нас, мы все про…ли!». Но даже авторы мема, который появился еще до войны, не подозревали насколько.