Уникальная дипломатия Алиева: азербайджанская мера российского газа наша аналитика, все еще актуально

Александр Караваев, автор haqqin.az

Обсуждаемый вариант поставок азербайджанского газа в Европу уже имеет несколько сценариев.

Один из них заключается в том, что трейдинговое подразделение SOCAR приобретает российский газ у "Газпрома" на границе с Украиной и закачивает его в украинскую ГТС уже как азербайджанский. Стоимость будет определена по биржевым, спотовым ценам или другим образом, устраивающим стороны. Кроме того, есть вероятность, что в рамках данной схемы SOCAR приобретает ряд объектов украинской газовой инфраструктуры (газовые хранилища) для обеспечения гарантий безопасности этих объектов. Естественно, "третьей стороной" этой схемы выступает Москва, с которой у Баку сложился конструктивный партнерский дух.

По понятным причинам эта информация подается как утечка, опубликованная через агентство Bloomberg. Но не секрет, что представители европейских правительств и компаний обсуждают с украинскими коллегами, как сохранить поставки газа из Украины с 1 января 2025 года, когда завершится срок действия текущего российско-украинского соглашения (контракт на транзит газа в страны ЕС по территории Украины подписан в 2019 году).

Если убрать в сторону различные условности, то суть переговоров по замещению российских контрактов в том, чтобы европейские компании покупали и закачивали газ из Азербайджана в российские трубопроводы, идущие через Украину

Балансы критического уровня

Несмотря на бравурный тон высказываний целого ряда европейских политиков, ожидающих в скором времени полного отказа от российского газа, этого не происходит. Цена отказа - сворачивание промышленности, прежде всего германской, серьезно связанной со стоимостью и поставками голубого топлива из России еще с рубежа 1970-1980-х годов.

Международное энергетическое агентство (МЭА) накануне Бакинской энергетической недели выпустило прогноз, согласно которому рынок ожидает стабилизации трубопроводных поставок российского газа в Европу в текущем году на уровне прошлого года, то есть около 45 млрд куб. м. Правда, здесь требуется уточнение, что данная статистика МЭА касается и турецкой газовой сети, которая принимает часть газа в направлении ЕС, а часть реализует у себя. В чистом виде страны ЕС приобрели в 2023 году российский трубопроводный газ в объеме 25 млрд куб. м - это минимальный уровень с начала 1970-х, когда СССР уже поставлял газ в страны СЭВ, но еще не начал активно снабжать западную Европу.

Кстати, 3 июня Ильхам Алиев принимал исполнительного директора МЭА Фатиха Бироля, и они, помимо прочего, могли затронуть вопрос, насколько быстро Азербайджан сможет нарастить собственные поставки в ЕС до текущего российского уровня или поучаствовать в схемах поставок каким-либо образом, как на это намекает публикация Bloomberg.

Напомним, что текущий экспорт азербайджанского газа 2024 года (январь - май) составил 10,6 млрд кубометров (на 3,4% больше 2023 года). При этом страны ЕС получили 5,3 млрд кубометров (на 10,4% больше прошлого года).

3 июня Ильхам Алиев принимал исполнительного директора МЭА Фатиха Бироля, и они, помимо прочего, могли затронуть вопрос, насколько быстро Азербайджан сможет нарастить собственные поставки в ЕС до текущего российского уровня

Всего в текущем году Азербайджан планирует поставить на внешние рынки 24,3 млрд кубометров, из них половину составят поставки в Европу. Но для уровня европейского потребления это немного.

Поэтому Евросоюз, несмотря на поставленные политические цели, просто не может полностью отказаться от российского газа. На сегодняшний день доля российского трубопроводного газа в общем потреблении Европы соответствует 2023 году - порядка 10% всего потребления ЕС. На собственную добычу европейских государств, включая Норвегию, пришлись 40%, на трубопроводный импорт газа из стран Северной Африки - 7%, импорт из других стран, включая Азербайджан - около 6%.

Значительную долю поставок обеспечил импорт сжиженного природного газа (СПГ) - 37% в общем объеме потребления ЕС. Внутри этой цифры большая часть приходится на поставки из США. Американские нефтегазовые компании и трейдеры в этом плане в наибольшем выигрыше в результате европейского разворота от российского газа, случившегося после подрыва "Северных потоков".

При этом российские СПГ-заводы также пытаются сохраниться на европейском рынке. В 2023 году порты ЕС (в основном терминалы в бельгийском Зебрюгге, французском Монтуар-де-Бретань и Бильбао в Испании) приняли более 15,6 млн т российского СПГ (полугодовая выработка российских спг-заводов), что на 37,7% больше, чем в 2021 году (!). Таким образом, доля российского СПГ в импорте ЕС доходит до 15%.

Евросоюз, несмотря на поставленные политические цели, просто не может полностью отказаться от российского газа

Эстафета от "Газпрома" к SOCAR

Если убрать в сторону различные условности, то суть переговоров по замещению российских контрактов, по словам собеседников агентства Bloomberg, в том, чтобы европейские компании покупали и закачивали газ из Азербайджана в российские трубопроводы, идущие через Украину. Европейским получателем юридически азербайджанского газа может выступать германский Uniper SE. Во всяком случае, его руководство принимает участие в обсуждении деталей. Напомним, что вице-президент Uniper Михаэль Гилмер, ранее встречавшийся с Ильхамом Алиевым в ходе визита германской делегации в Азербайджан весной этого года, также принимал участие в пленарных дискуссиях на тему "Газовый диалог: роль поставок газа в период энергетического кризиса" на полях Бакинского энергетического форума.

По словам Гилмера, "Германия принимает меры по переходу на "зеленую" энергетику, но страна оставляет в центре внимания газовый вопрос. После отказа от российского газа цены на континенте выросли в 7 раз, возник энергетический кризис. Поэтому азербайджанский газ в Европе очень востребован и будет востребован долгое время…"

В свою очередь, представитель Минэкономики Германии подтвердил, что Берлин ведет такие переговоры в рамках ЕС, но решения могут быть приняты только к концу года, когда истечет срок действия соглашения об украинском транзите с "Газпромом".

Азербайджан может расширить свое присутствие и, соответственно, значимость для европейского газового рынка в комбинации двух вариантов.

Гилмер повторяет раз за разом: "Азербайджанский газ в Европе очень востребован и будет востребован долгое время…"

Первый - увеличение физических объемов поставок газа, добываемого в Азербайджане. Здесь достаточно четких данных по текущей ситуации и понятной, не спекулятивной информации относительно перспектив. По данным статистики, за последние три года ежегодные азербайджанские поставки в Европу увеличились с 8,2 млрд куб. метров до почти 12 млрд куб. метров. При этом большая часть будущих поставок привязана к Трансадриатическому трубопроводу.

Мощность газопровода составляет 11 млрд куб. метров в год. Ранее планировалось, что к 2027 году мощности трубы возрастут до 20 млрд куб. путем ввода в строй двух новых компрессорных станций и модификации существующих. Однако пока, по словам главы Минэнерго Азербайджана Пярвиза Шахбазова, к 2026 году подтверждено расширение TAP только на 1,2 млрд куб. метров. Выступая на сессии Бакинского энергофорума, Шахбазов еще раз обратил внимание экспертов и руководителей европейских компаний "на наличие определенных сложностей в переговорах по увеличению поставок азербайджанского газа в Европу". По словам Шахбазова, для увеличения объемов экспорта газа в Европу требуются долгосрочные контракты, мощная политическая поддержка и достаточный инвестиционный пакет. На данный момент переговоры в указанном направлении "идут не так хорошо, как ожидалось".

В чем причина торможения европейских инвестиций в азербайджанскую добычу и инфраструктуру доставки?

Возможно, центры принятия решений по европейской энергетике забегают далеко вперед, пытаясь все силы бросить на альтернативные источники (ВИЭ) и соответствующую инфраструктуру. Если судить по докладу эксперта консалтинговой компании Deloitte Йоханнеса Труби (озвучен на Бакинском энергетическом форуме) спрос на газ в ЕС в ближайшие годы может упасть на 80%, и ставка будет сделана на водород. Оценки экспертов пытаются нащупать грань баланса между политической целесообразностью заявлений евроидеологов и их экономической необходимостью - то есть оперировать реалиями. Отсюда выводы все той же Deloitte. Согласно их прогнозам, спрос на чистый водород в мире составит 60-100 млн тонн, но, например, ЕС не сможет производить такой объем. Поэтому все взгляды Европы обращены на те страны, из которых в ЕС тянутся газопроводы, в частности страны Африки, Азербайджан и отчасти даже на Украину.

Что говорит Первиз Шахбазов?

Понятно, что Азербайджану нужна полноценная водородная стратегия: стоимость водородной экономики (промышленное производство и доставка на потребительские рынки) достаточно высока и требует огромных инвестиций, прежде всего от самих потребителей. Кстати, интересно отметить в этой связи, что в ТЭО по расширению Трансадриатического газопровода указана возможность перспективной прокачки водородных смесей (10%-й смеси водорода и газа). Возможно, все так и будет развиваться в среднесрочной и долгосрочной перспективе.

Но что делать "здесь и сейчас"?

То есть зимой 2024-2025 года и в другие сезоны отопления Евросоюза, пока он не окажется на плато "водородной энергетики" и эффективных всепогодных систем ВИЭ. И вот здесь возникает юридический казус, определенная лазейка, благодаря которой можно насытить европейский рынок газом, решить вопросы энергобезопасности ЕС с помощью Азербайджана и лично Ильхама Алиева.

Российский трубопроводный газ может поставляться в ЕС как купленный третьей страной, в частности Азербайджаном. По похожей схеме в ЕС на законных основаниях (не нарушая режим санкций) поставляется СПГ, произведенный в РФ через компании брокеры. Кстати, именно из факта дефицита на газовом рынке и потенциальных тяжелых последствиях энергокризиса США и ЕС пока не вводили прямого запрета на поставки газа из РФ по трубе или в виде СПГ. В данном случае не стоит путать давление рестрикций на отдельные СПГ проекты и компании (завод НОВАТЭКа "Арктик СПГ-2" попал в SDN-List Минфина США), а в рамках 14-го пакета санкций обсуждается даже запрет на перевалку российского газа в европейских портах.

Главный фактор: особая химия между Алиевым и Путиным

Азербайджан в данном случае находится в эксклюзивном положении посредника/трейдера. Во-первых, Баку (SOCAR) имеет довольно глубокие и разветвленные отношения с "Газпромом", "Лукойлом", другими российскими компаниями.

Во-вторых, это отношения Ильхама Алиева и Владимира Путина. По словам самого российского президента, их диалог развивается "успешно, надежно, очень прагматично", имеет высокий уровень конструктива и идеологических совпадений. Конечно, взгляды президентов не обязательно должны совпадать, но сам факт, что подобные схемы между странами они могут решить по телефону, говорит об уникальных возможностях дипломатии самого Алиева.

И похоже, что консультации вокруг этой темы последовательно развиваются. На днях в ходе Петербургского международного экономического форума прошла очередная встреча президента SOCAR Ровшана Наджафа и главы "Газпрома" Алексея Миллера. При этом с их последней встречи в Санкт-Петербурге 26 апреля прошло чуть больше месяца - очень небольшой срок для обычных контактов двух глав компаний.

Таким образом, если Баку удастся свести два лагеря: идеологизированную Европу, погруженную в идею зеленного энергоперехода и войну с Россией, и, с другой стороны, Москву, поставившую задачу отгородиться от Запада посредством войны с Украиной, но страдающую от падения газового экспорта, то Ильхам Алиев реально войдет в историю как уникальный политик уровня лидеров старой Европы 1980-1990 годов.