Украина в тупике: ради чего мы воевали? слово публицисту; все еще актуально

Тенгиз Аблотия, автор haqqin.az

Становится всё более очевидно, что ситуация вокруг Украины перешла в некую новую фазу. Происходят какие-то новые движения, переговоры, представители разных сторон обмениваются планами и предложениями, причем все это происходит в режиме частичной секретности. В том, что переговоры начались, – нет никаких сомнений. Но каковы шансы, что они будут иметь хоть какой-то успех? И если да, то можно ли надеяться на то, что в скором времени появится какой-то документ, способный повлиять на урегулирование конфликта?

Зеленский стоит перед ужасной проблемой личного выбора и ответственности

Еще в 2023 году появились слухи о тайных переговорах или, по крайней мере, обмене мнениями между Россией и западными союзниками Украины в обход Киева. Время от времени выяснялось, что какой-нибудь крупный чиновник из администрации США поговорил по телефону с российским деятелем соответствующего уровня, но о чем и на какие темы – все это оставалось под завесой строгой секретности.

Сейчас все иначе, и нам известно как минимум два имени, которые всплывают в контексте попыток прийти хоть к какому-то соглашению, которое бы остановило эту страшную массовую резню.

Первое имя - Дональд Трамп

Этому политику, безусловно, чрезвычайно сложно доверять не только потому, что он неоднократно был уличен во лжи и разного рода махинациях, но и по той причине, что, скорее всего, он и сам не знает, какие действия следует предпринять в случае его весьма вероятного президентства. Как известно, его бывшие советники представили план, который предусматривает мир взамен на отказ Украины от территорий, в настоящее время оккупированных Россией, равно как и от членства в НАТО – и без того весьма гипотетического.

Сам Трамп, кажется, к этому плану не имеет отношения, однако тот факт, что он не опроверг своей причастности к разработке данного документа, свидетельствует о том, что он, как минимум, не против. В конце концов, словесной сдержанностью Трамп, как известно, не отличается, а потому его глубокомысленное молчание по вопросу мировой важности может свидетельствовать о солидарности этого политика с предложенным планом действий.

Впрочем, всем и так ясно, что, стань Трамп президентом США, он, скорее всего, будет действовать по принципу торга «ты мне - я тебе». Не случайно он даже в чисто политических вопросах неизменно использует не очень эстетично звучащий бизнес-термин «сделка», избегая более корректных синонимов вроде «соглашения», «компромисса» или «договора». Представляется очевидным и тот факт, что Трампу нужно прекращение стрельбы в Украине, а под чьей юрисдикцией в результате «мира» окажется тот или иной город – дело третьестепенной важности...

Что такое "мирный план" Трампа?

Второе имя - Виктор Орбан

Да, премьер-министр Венгрии является вторым персонажем, который теперь уже открыто и явно пытается найти окно возможностей и занимается челночной дипломатией – курсирует между Киевом, Москвой и, что самое интересное, Пекином – очевидно, пытаясь уговорить китайскую сторону сказать, наконец, свое веское слово в пользу прекращения войны. К несчастью, доверия к Орбану еще меньше, чем к Трампу: украинцы считают его агентом Кремля, в Кремле – мелкой сошкой, которая ничего не решает. В Европе Орбан зарекомендовал себя как политический выскочка, который решил сделаться миротворцем, не получив на это никаких полномочий.

Что касается глобальных сил, то у каждой из сторон в этой войне своя позиция.

Европа готова принять Украину в усеченном виде, Америка вообще готовится проголосовать за Трампа и уйти в глухую самоизоляцию.

Что хочет Орбан?

Распространяемое пропагандистами мнение о том, что Европу и США устраивает война в Украине, ни на чем не основано. Напротив, сейчас уже очевидно, что ни американцы, ни европейцы к крупной войне не готовы. Им жалко для этого денег, а оружие и серьезная армия имеются только у Америки, которая вовсе не выглядит надежным союзником Европы. Иными словами, Запад готов признать любой результат, который будет приемлем для украинской стороны, лишь бы этот кошмар закончился. При этом ни Штаты, ни ЕС не готовы принуждать Киев к миру на условиях, к которым он не будет готов.

Самой большой проблемой на данный момент является позиция России, у которой нет особой нужды идти на мир ценой уступок. Да, конечно, война создает проблемы для Кремля – в первую очередь не хватает добровольцев, необходимых для того, чтобы сломать сопротивление Украины. Их становится все меньше и меньше, а разворачивать новую мобилизацию путинскому режиму не хочется. Российский президент с удовольствием бы приостановил войну, однако только на своих условиях. Следует признать, что дела на фронте и в экономике у него обстоят не так плохо, чтобы соглашаться на частичную победу.

Мы все уже знаем план Путина, и план этот практически невыполним хотя бы потому, что требует от Украины непонятно почему подарить те части четырех областей, которые контролируются Киевом. Вероятно, Путин понимает, что принятие такого ультимативного документа не представляется реальным, поэтому обстрелы украинских городов многократно усилились. Россия как бы намекает: если не пойдете на наши условия – будем бомбить и стирать с лица земли ваши населенные пункты так долго, как того потребуют обстоятельства...

Путин снова на коне

Что скажет Си?

Может ли Россия пойти на условия западных союзников и согласиться на прекращение огня по имеющейся линии соприкосновения, не оспаривая права Киева на неоккупированную часть четырех украинских областей? Добиться этого может разве что товарищ Си, если он четко скажет Путину: «Все, брат Владимир, ты уже достал всех своей войной».

Но скажет ли это Китай, который традиционно не лезет в политику и не интересуется делами стран, с которыми он сотрудничает, вне рамок, необходимых для защиты собственных инвесторов? Большой вопрос…

Таким образом, среди игроков, которые заинтересованы в мире, Россия явно не числится.

Но, конечно, сложнее всего сейчас приходится Украине. У Зеленского, в сущности, нет хороших вариантов, а есть лишь различные варианты плохих. Украине больше всех нужно прекращение войны. Больше, чем Западу, который, в конце концов, мало что теряет, кроме душевного спокойствия и некоторого количества денег, при том – довольно скромного. И больше, чем России, которая продолжает гнать энергоносители на Запад, а полученные средства тратить на войну.

Последнее слово за Си

Можно, конечно, ждать истощения российской армии и российской экономики, но, как говорится, пока толстый похудеет, худой умрет. Надо признать, что у России есть все возможности спокойно и без особых усилий воевать еще года два. Но у Украины нет двух лет. Война идет на ее территории, рушатся ее города, ее заводы, ее энергетические объекты. А главное – нет никаких предпосылок к тому, что данная реальность может резко измениться. Даже если завтра Запад завалит Украину оружием, это в какой-то степени облегчит оборону, но не поможет изгнать 600 000 захватчиков со 120 000 кв км оккупированной территории. У Украины для выполнения такой сложнейшей задачи нет самого главного – необходимого количества населения.

Вместо послесловия

Учитывая, что Россия по населению в 4 раза больше Украины, реальный процент героев в украинском народе и так оказался больше, чем кто-либо мог ожидать. Соответственно, те, по сути, неразрешимые проблемы с мобилизацией, с которыми сейчас сталкивается Киев, – не просто естественны, а являются единственно возможным положением на третий год войны.

Украине нужна остановка войны. Но у нее нет такой возможности. Судя по всему, Путин не соглашается на «сделку» без добровольной сдачи Херсона и Запорожья, а на заморозку по линии боевого соприкосновения не идет из принципа. Собственно говоря, на заморозку не идет и Украина, но на такой вариант ее, по крайней мере, можно было бы уговорить. Но как уговорить ее на добровольную сдачу территорий, которые Россия не может взять силой и вряд ли когда-либо сможет? Такая капитуляция – чистой воды безумие.

Россия продолжит разрушать Украину

Зеленский стоит и перед ужасной проблемой личного выбора и ответственности. В случае любого соглашения, которое не будет подписано в рамках границ 1991 года, нынешний президент должен будет отвечать на самый ужасный вопрос любой войны: ради чего тогда мы воевали? Почему не согласились на стамбульские соглашения, которые были намного более мягкими и щадящими, чем любой документ, который предстоит подписать теперь? Десятки тысяч людей были бы сейчас живы, а украинские города, экономика и энергосистема не подверглись бы таким зверским разрушениям…

Следует признать, что на настоящий момент Украина находится в тупике, выхода из которого не видно.