Бизнес на крови. Кому война, кому мать родна haqqin.az из Дамаска; часть первая

Автор: Омар Бессам, автор haqqin.az, Дамаск 

Думаю, можно себе представить, в каком состоянии находится сирийская экономика в условиях гражданской войны. Чудовищная безработица, почти полная остановка промышленности — вся нефть под контролем ИГИЛ и курдов, фабрики остались в Алеппо. Государство гарантирует социальные выплаты тем, кто потерял работу, но они не превышают $30-40. Можно записаться в ополчение (Силы национальной обороны), присоединиться к различным добровольческим отрядам, которые создаются местными олигархами, некоторыми политическими партиями и Ираном, однако мало кто готов умирать непонятно за чьи интересы. Тем более что платят за это тоже немного — от $40 до $200 в месяц.

Дамаск сегодня

Средние зарплаты невелики. Медсестра, учитель, водитель маршрутки получают $30-60 в месяц, рабочие, продавцы в магазине, повара — $60-70, преподаватель в университете, инженер, служащий — от $60 до $100. Жалование госчиновников, офицеров составляет не более $150.     

Цены в Сирии мало чем отличаются от мировых. Ведь большинство продуктов завозится извне. Цены на самое необходимое — муку, рис, сахар, моющие средства, мясо, яйца, молочные продукты — такие же, как в Баку и Москве. Дешевле только то, что производится внутри самой страны, а этого весьма немного. Главным образом, это еще совсем недавно популярная в странах Европы экспортная продукция сирийского сельского хозяйства: цитрусовые,  яблоки, томаты и другие овощи, оливки и оливковое масло. На рынках спросом пользуются такие продукты, как куриные, говяжьи и бараньи кости, дешевые сардины производства Марокко, мясные консервы из субпродуктов, подержанная одежда и обувь.     

Вместе с тем совершенно не видно вопиющей нищеты, такой, как, например, в Стамбуле или Газиантепе в кварталах сирийских беженцев. Да, есть люди, просящие милостыню, но число их относительно невелико. Разумеется, относительно войны, охватившей большую часть страны, относительно 6 миллионов внутренне перемещенных лиц.

Формально падение ВВП Сирии по сравнению с довоенным уровнем составляет свыше 80%. Однако в крупных городах открыты кафе и рестораны, кругом множество мелких магазинчиков, на чью продукцию имеется стабильный спрос. Позитивно зарекомендовавшая себя в условиях войны в других странах карточная система как таковая отсутствует. Работают государственные пекарни и магазины самого необходимого, в которых можно купить какие-то продукты по относительно невысокой цене. Существуют спецмагазины для военных и госслужащих, в которых товары отпускаются по талонам, однако они не покрывают и четверти потребностей семей. В целом в стране действует рыночная экономика без особых ограничений.

При этом создается впечатление, что народ явно не бедствует. На улицах пробки, причем отнюдь не редкость автомобили престижных марок. Рестораны и кафе по вечерам полны народа. В Дамаске в километре от захваченных боевиками районах проводятся дискотеки, часто под аккомпанемент недалеких перестрелок и орудийной канонады. В центре города в отеле Four Seasons, где располагается штаб-квартира ООН, находится настоящий, ничем не уступающий европейским аналогам молл с дизайнерскими бутиками, модной итальянской кофейней, суши-баром, стейк-хаусом и пивным баром с крафтовым пивом. Этот молл не единственный в Дамаске, и все они по выходным полны народу.

Как же выживают сирийцы в условиях гражданской войны? Кто посещает престижные бары и рестораны, в то время как большинство едва сводят концы с концами?

Дело в том, что до 80% сирийской экономики находится в настоящее время в тени, и госструктуры активно этому покровительствуют. Низкий уровень развития экономики — повод для того, чтобы просить гуманитарную помощь, и многие сирийцы, в частности беженцы, получают регулярно продуктовые наборы от ООН, Международного Красного Креста, других международных организаций. Власть в государстве образует несколько ветвей, крышующих самые доходные легальные отрасли: телекоммуникации (главным образом сотовая связь и интернет), переработка и продажа нефтепродуктов (в том числе сети АЗС), экспорт элитных сортов табака, орехов и сухофруктов. Однако самый большой доход дают даже не они, а контрабанда, в которой Сирия является как ее конечным пунктом, так и транзитом на пути в соседние страны.

Как известно, с 2011 года Сирия находится под жесткими международными санкциями со стороны стран ЕС, США и некоторых других. Это значит, что многие самые необходимые вещи поставлять в Сирию запрещено. Теоретически все многочисленные владельцы сирийских иномарок должны остаться без запчастей, сотовые операторы, медицинские учреждения, многие производственные мощности — без возможности ремонта и замены сложного оборудования, армия — без сырья для производства боеприпасов, а сирийские модницы — без платьев из Милана.

Однако у Сирии есть Ливан, некогда неотъемлемая ее часть, а сейчас — главные ворота для связи с внешним миром. В настоящее время там проживают свыше 1 млн сирийских беженцев, многие из которых преуспели в бизнесе. В Ливан обеспеченные сирийцы ездят не только развеяться и погулять по улочкам Западного Бейрута, приобрести необходимую подсанкционную продукцию. Туда часто на подставные фирмы приходят заказы из Европы, которые затем переправляются в Сирию.

Западный Бейрут

Самый простой способ — через ливанскую таможню за взятку. Однако, как правило, такой путь используют только для проведения нерегулярных и небольших грузов частного характера. Все же ливанцы опасаются обвинений со стороны ЕС и международных институтов в нарушении устава таможенной службы. Для настоящего потока контрабанды существуют нелегальные пограничные переходы, которые контролируются главным образом политической партией «Хезболлах» и некоторыми другими совместными ливанско-сирийскими структурами.

По горным дорогам в Сирию везут моющие средства и средства личной гигиены, продукты питания, сигареты и алкоголь, автозапчасти и предметы роскоши, а деньги с транзита идут в карман того или иного приближенного к семейству Асада миллионера.

Второй маршрут тоже проходит через Ливан, только морем. Направляемые в Триполи и Бейрут товары уже после захода в порты перегружаются на более мелкие корабли и направляются в сирийские порты Тартус и Латакия, где сразу попадают в руки также приближенных к семье таможенных брокеров. Уже в Сирии по известным каналам товары переправляются через границу или поступают на рынки страны.

Впрочем, сирийский рынок за годы войны значительно сократился. Только беженцами стали свыше 6 млн человек. Значительная часть населения проживает в районах, занятых ИГИЛ, другими отрядами вооруженной оппозиции, курдами и вот теперь уже турецкой армией. Покупательная способность сирийцев невелика, хотя и она способна принести контрабандистам значительный доход. Например, в Сирии ежемесячно потребляется 30 контейнеров контрабандных сигарет (основной поставщик, кстати, Армения). Доход от продажи контейнера составляет от 20 до 50 тысяч долларов. Только этот бизнес может обеспечить безбедную жизнь довольно большой семье приближенных. 

Однако как объяснить тот факт, что ежемесячно в Сирию прибывает до 300 контейнеров контрабандных сигарет?

Продолжение следует

4083 просмотров


Уведомления о важном

На сайте появилась новая функция — уведомления о важных новостях, которые появляются прямо на рабочем столе.

Если вы хотите узнавать важные новости как можно раньше, подписывайтесь прямо сейчас!

Eсли передумаете, то всегда можно отписаться.

Подписаться