Крепкий мужик с калашом у нас на пути размышления публициста

Автор: Тенгиз Аблотия, автор haqqin.az 

Украина приняла закон, который вполне внятно объявляет теперь, уже на официальном уровне, вступление страны в НАТО как главную внешнеполитическую цель. По странной прихоти судьбы произошло это аккурат в дни, когда в Москве разбирались с Черногорией, ставшей членом НАТО... Наиболее горячие головы клеймили страну, которую доселе называли братской, последовало нешуточное ухудшение отношений с Россией, дело дошло до экономических санкций, включая эмбарго на импорт и настоятельные рекомендации российским туроператорам прекратить продажу турпакетов в эту балканскую страну.

Гарант безопасности или источник проблем?

Сближение с НАТО является одной из красных линий в отношениях России с окружающим миром — любая страна, которая только заявит о своем желании когда-нибудь, в необозримой перспективе, когда рак на горе свистнет, войти в Альянс, тут же становится смертельным врагом Москвы со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Если недавнее решение Украины и не приведет ни к каким обозримым осложнениям в отношениях с Москвой, так это только потому, что ухудшить их практически невозможно — там уже и без того полный тупик.

Почему же страны бывшего советского блока так стремятся к вступлению в Североатлантический альянс, что в нем такого, и почему молодые независимые государства сознательно идут на то, чтобы нажить себе вполне серьезные проблемы со 145-миллионной ядерной державой, лишь бы иметь хотя бы гипотетическую возможность стать его членом?

И это при том, что, к примеру, ни у Грузии, ни у Украины, ни у Молдовы в обозримом будущем нет никаких шансов вступить в НАТО.

Сколько бы функционеры Альянса ни говорили о том, что «двери НАТО для вас открыты», реальность такова, что они, конечно, открыты, но в дверях стоит крепкий мужик с калашом...

Европейцам и американцам неудобно признаться в том, что единственной причиной, по которой постсоветские республики все еще не стали членами НАТО, является позиция России. При этом совершенно ясно, что если даже Альянс примет все эти страны чохом, Москва не станет из-за этого развязывать войну. Так-то оно так, думают на постсоветском пространстве, да только в наше переменчивое время всякое случается…

В данном случае репутация «непредсказуемых русских, от которых можно ждать чего угодно», играет на руку Москве.

Вот и растет стремление вступить в Альянс, хотя еще недавно казалось, что все складывается в точности до наоборот. Официальная причина — НАТО является гарантом безопасности. Это несомненно так, однако, как теперь выясняется, оно же может стать и источником проблем. 

Кроме того, если Москва не идет войной на Латвию или Эстонию, то скорее не потому, что боится НАТО, а потому, что в этих странах меньше почвы для раскола, чем в Украине с ее делением на Восток и Запад, в Молдове и Грузии с их сепаратистскими регионами.

Может, перебраться в Азию?  

Безусловно, фактор безопасности имеет колоссальное значение, но есть кое-что еще... То, в чем, наверное, никто не признается и, возможно, даже не отдает себе отчета. Вступление в НАТО — это как членство в престижном клубе. Полноправное место среди самых богатых и процветающих стран. Как визитная карточка, как признание того, что страна не зря существует на свете. Как символ политического успеха.

Боюсь, что этот довод многим покажется несерьезным, как минимум непрагматичным. В таком случае приглашаю оглянуться, как говорил классик, окрест — сколько людей ежедневно совершают нелогичные поступки, исходя из соображений престижа?

Английский писатель Грэм Грин как-то написал: «Иногда проще умереть, чем устроить скандал» — то есть иногда соображения престижа бывают ценнее самой жизни.

Сколько войн в мире начато из-за того, что один правитель недостаточно уважительно посмотрел на другого, сколько бессмысленных боевых атак знает мировая история только из-за того, что генералу было стыдно признаться в том, что его замысел не удался и лучше идти на мировую. А он продолжал увлекать полки вперед за собой!

Целые страны и нации исчезли с лица земли только потому, что им и их лидерам хотелось «сохранить лицо». Целые государства распадались на мелкие части из-за того, что вожди и политики шли на конфронтацию между собой, при этом совершенно точно зная, что конфликт может погубить всех...

С другой стороны, могут возразить, мол, а сколько примеров того, как соображения престижа и национальной гордости становились двигателем реального, ощутимого прогресса в странах!

Подсознательное стремление к успеху, желание оказаться хотя бы в одной комнате с лидерами существует и у нас, на Кавказе.

Давайте представим себе такую картину. Как мы знаем, футбольные сборные и Грузии, и Азербайджана, чтобы попасть на чемпионат мира, должны выбиться на вторые места в европейских подгруппах.

Задача практически невыполнимая. В европейском футболе жесточайшая конкуренция, преодолеть которую нашим футбольным сборным не удастся, наверное, в ближайшие 100 лет.

А если завтра кто-то примется убеждать, мол, сегодня вы играете с Германией, Италией, Испанией, Францией, которые не оставляют вам даже гипотетической возможности попасть на чемпионат мира? Почему бы вам не перебраться в азиатскую группу? А? Может, попробовать…

Почему бы вам не перейти в азиатскую лигу, играть с Пакистаном, Саудовской Аравией, Афганистаном, Бирмой? Ведь в таком случае даже таким отстойным командам, как, например, сборная Грузии, обеспечена легкая, непринужденная прогулка на чемпионат мира каждые четыре года.

Конечно, никто такого предложения не делал, но уверен — на него мы все ответили бы категорическим отказом. Согласитесь, что это и есть тот случай, когда престиж важнее прагматизма... Не хотим мы попадать на чемпионат мира, обыгрывая Эмираты. Так уж устроена наша психология с ее стремлением занять свое место на Олимпе непременно там, с Главными Игроками.

Пусть место на задворках, это исправимо, но ТАМ, в высшей лиге…

Российский подход: «Вернись, я все прощу!»

Для большинства стран постсоветского и посткоммунистического мира НАТО — это как престижный клубный пиджак: пользы не очень много, но зато как приятно носить... Тем более когда речь идет о такой стране, как Черногория, которой никто не угрожал даже во время кровавой, страшной войны в бывшей Югославии.

Не говоря уже о конкретных выгодах, связанных с членством в престижном клубе: привлекательность для инвесторов, понятные правила игры, низкие процентные ставки на международных финансовых рынках и, конечно, доверие – оно и понятно, – совсем уж кого попало в клуб не примут.

С соображениями престижа и нахождения своего места на карте мира связано и никакими практическими аргументами необъяснимое противодействие России вступлению кого бы то ни было в НАТО.

Все вроде как «практические» аргументы — чепуха. «Окружили частоколами баз», «сократилось подлетное время ракет» — абсолютный бред. НАТО, кроме того, что это престижный клуб, еще и довольно нерешительная бюрократическая организация, которая может вмешаться в ситуацию только тогда, когда все вокруг и так развалилось и кто-то должен поставить точку.

Так было в бывшей Югославии, где насмерть передрались родственные народы, разделенные религиями и территориальными претензиями всех ко всем.

Так было в Ливии, которая окунулась в бездонную гражданскую войну, и удары НАТО хотя бы позволили приостановить сползание страны до состояния нынешней Сирии, где полнейший хаос, разрушения, не сопоставимые с ливийскими, а количество жертв уже перестали считать.

Мнение о том, что НАТО представляет какую-либо угрозу России, — нонсенс. Мнение о том, что «приближение НАТО к границам России» таит в себе опасность, — нонсенс. Сегодня НАТО и так граничит с Россией, страны Балтии, Польша, Норвегия, Турция — все это приграничные страны, некоторые по суше, некоторые по морю.

Все они входят в состав НАТО, и что? Стало ли от этого опаснее в России, стало ли от этого хуже жить хоть одному русскому человеку?

Или какую опасность для России представляет натовская Черногория, которая находится в сотнях километров от РФ?

Проблема в том, что и русские не хотят признаваться в том же, в чем не хотим признаваться и мы. Для нас НАТО — это членство в престижном клубе, а для русских — унижение от ощущения того, что бывшие сателлиты выбрали другой клуб.

Россия не хочет становиться членом престижного европейского клуба. Москва хочет иметь свой собственный. Пусть не очень полноценный, не слишком привлекательный — но свой, личный. Там, где она будет единственной первой скрипкой.

Неприятие Москвой факта сближения своих бывших сателлитов с НАТО только на первый взгляд связано с вопросами безопасности.

На самом же деле это просто обида за то, что бывшие друзья предпочли другой престижный клуб и тем самым проявили неуважение — «Мы же вместе были, куда вы уходите?»

Все остальное — пустая болтовня для российских ток-шоу...

10126 просмотров


Уведомления о важном

На сайте появилась новая функция — уведомления о важных новостях, которые появляются прямо на рабочем столе.

Если вы хотите узнавать важные новости как можно раньше, подписывайтесь прямо сейчас!

Eсли передумаете, то всегда можно отписаться.

Подписаться