О "похудевшем" золотом резерве Азербайджана наша аналитика

Автор: Мамед Эфендиев, Эльдар Алиев, отдел экономики 

В последнее время в обществе активно муссируется о вероятности нового витка волатильности азербайджанской нацвалюты и возрастающей роли, которая отводится в этом вопросе золотовалютным резервам Центробанка страны. Эти вопросы стали часто обсуждать экспертами, с ними обращаются к нам и читатели haqqin.az

Однако ответить на вопрос однозначно нелегко, он требует больших эмпирических исследований, сопоставления множества фактов и тенденций. А отсутствие в достаточном объеме других исследований и даже некоторых статданных заставляет часто обращаться к опыту других стран. С этой целью мы провели собственные исследования, публикацию итогов которых начинаем с этого цикла статей.

Курс нацвалюты каждой страны в той или иной степени привязан к американскому доллару, и в такой ситуации международные резервы выполняют ряд важных функций. В развитых странах в отсутствии четкой привязки курса нацвалюты к иностранной это выглядит не совсем очевидным. На самом же деле для всех стран валютные резервы играют важную роль и выполняют множество функций, способствующих проведению денежной политики страны. И Азербайджан в этом смысле не исключение.

Функции валютных резервов

Сегодня ключевыми функциями валютных резервов страны являются: поддержание ликвидности валютного рынка, противодействие шокам платежного баланса и экспортоориентированный рост.

Каждый из этих трех факторов азербайджанский народ уже пережил и за последние три года испытал на себе все их трудности и тяготы. Годами мы гордились тем, что золотовалютные резервы ЦБА росли словно на дрожжах и к 1 сентября 2014 года достигли рекордного показателя –  15,190 млрд. долларов.  Но потребовалось всего два неблагополучных года, чтобы  от накопленных, в основном за полтора десятка лет, резервов осталась лишь четверть. Да и то только благодаря своевременному вмешательству в дело руководства страны, иначе ЦБА  мог бы и вовсе их растранжирить.

Да, к началу текущего года объем международных резервов ЦБА уменьшился  до 3,974 млрд. долларов. Все это произошло на наших глазах - несмотря на многомиллиардные валютные интервенции ЦБА не удалось предотвратить обвал маната. В результате Центробанк лишился своих миллиардных долларовых резервов, а манат подешевел более чем вдвое. Более 11 млрд. долларов мы ухлопали на то, чтобы курс маната не совсем скатился в бездну. И у населения возникает естественный вопрос: какой же объем резервов нужен был ЦБА для поддержания курса маната и сколько инвалюты нужно вообще для надежного поддержания стабильности финансовой системы Азербайджана?

Оптимальность резервов 

Любая уважающая себя страна владеет определенным объемом золотовалютных резервов. Причем в развитых странах с плавающим валютным курсом объем их по отношению к масштабам экономики, как правило, относительно невысок и не превышает 10% ВВП. Правда, из этого правила есть и исключения. Так, в Японии объем международных резервов по отношению к ВВП составляет 26%, в Чехии и Израиле – 28%, в Дании – 27%. Но это, повторимся, лишь исключения. Для развивающихся же стран с плавающим валютным курсом, к числу которых относится и Азербайджан, это исключение соответствует обычной норме - объем резервов в них часто колеблется от 10% до 30% ВВП. 

Высоким объемом накопления резервов отличаются и развивающиеся страны с управляемым курсом национальной валюты, а также ряд стран, столкнувшихся за последние 10 – 20 лет с большими экономическими потрясениями. К ним можно отнести, к примеру, Таиланд, Индонезию, Малайзию, Южную Корею и Филиппины.

Как видно из графика, до 2006 года соотношение валютных резервов к ВВП в Азербайджане не превышало 10-процентного показателя. С 2007 года эта кривая резко устремляется вверх, что говорит о крупных валютных поступлениях в страну в связи с высокими нефтяными ценами на международном рынке.

Но как только эти цены в 2014 году пошли вниз, кривая вновь упала почти до 10%. График ясно показывает, что нам в последние кризисные годы не только не удалось сохранить объем золотовалютных резервов - мы ровно вдвое уменьшили ВВП в долларовом выражении. А по показателю ВВП на душу населения Азербайджан и вовсе скатился на одно из последних мест в СНГ.

Итак, определенный объем международных резервов нужен странам не только с управляемым, но и с плавающим валютным курсом. Азербайджан, как известно, недавно также перешел на плавающий курс своей нацвалюты – маната. Но здесь, на наш взгляд, ЦБА видит ключевую роль резервов в поддержании ликвидности валютного рынка в случае непредвиденных негативных шоков.

Кроме того, наличие международных резервов является гарантией того, что правительство выполнит свои обязательства независимо от состояния валютного рынка страны. А эти факторы, действительно, имеют важное значение для внешнеэкономической деятельности и имиджа страны. И наличие Нефтяного фонда с резервами в десятки миллиардов долларов не дало в трудные годы окончательно развалиться экономике страны, отпугнуть инвесторов.  

Резервы - инструмент стабильности

И все же накопление международных резервов  в большей степени характерно для стран с развивающимися рынками. Даже если развивающаяся страна придерживается плавающего курса национальной валюты, ей нужны резервы в качестве страховки на случай возникновения проблем на валютном рынке. Многие развивающиеся страны имеют ограниченный доступ к международным рынкам капитала из-за неразвитости своего финансового рынка.

Международные рынки капитала открыты для них в условиях благоприятной мировой экономической конъюнктуры и хороших макроэкономических показателей самой страны. Однако в случае возникновения экономических проблем внутри страны, а также политической нестабильности, повышения напряженности на рынке капитала в других странах развивающиеся страны могут столкнуться с оттоком капитала или даже с закрытием для них мирового финансового рынка.

С таким явлением, кстати, Азербайджан, как, впрочем,и Россия и другие страны СНГ, столкнулся в 2015 - 2016 годы. Мы сами смогли убедиться в том, что проблема может возникнуть или даже усугубиться, если резко сократится объем поступления валюты на внутренний рынок в связи с падением экспортной выручки, в нашем случае - за счет снижения цен на основной экспортный наш товар - нефть.

События последних лет показали, насколько для развивающихся стран с мало диверсифицированным экспортом это представляет  реальную угрозу. Не только маленький Азербайджан, но и огромная Россия попали в эту ловушку, из которой они только-только стали выкарабкиваться. В то же время для выполнения своих обязательств перед иностранцами, сохранения положительной кредитной истории и устойчивых связей с поставщиками товаров и услуг стране необходимо и в этом случае выполнять свои обязательства перед зарубежными экономическими агентами.

Есть и еще одна причина, по какой развивающиеся страны наращивают свои золотовалютные резервы. Таким путем они пытаются удержать курс национальной валюты на более низком уровне. Тем самым они добиваются, чтобы их товары были более дешевыми на международных рынках и способствовали развитию производственного потенциала за счет увеличения экспорта. В принципе подобная денежная политика проводилась в тучные годы и у нас. Но, к сожалению, мы этого не смогли сделать (диверсифицировать экономику, добиться роста экспорта ненефтяного сектора) в те годы, когда большие объемы поступавших в страну нефтедолларов позволяли выполнить эту не такую уж и сложную задачу. Лишь сильно ударивший по экономике страны кризис заставил власти решительно взяться за решение вопроса повышения ненефтяного экспорта на фоне резко подешевевшего маната.

В целом же объем резервов по разным странам существенным образом различается. Это вновь порождает поднятый выше логичный вопрос – сколько же резервов нужно конкретной стране, чтобы успешно выполнять все отмеченные функции? Однозначного ответа на этот вопрос нет. К тому же вопрос этот, как правило, рассматривается преимущественно в отношении стран с развивающимися рынками. Именно в таких странах объем резервов является настолько высоким, что возникают даже сомнения в целесообразности их дальнейшего накопления. Но именно в этих странах и существует объективная потребность в аккумулировании резервов для снижения внешних рисков.  

В исторической плоскости подходы к оценке адекватности величины валютных резервов страны менялись параллельно с изменением представлений об их основных функциях. Так, первоначально уровень резервов оценивался преимущественно исходя из способности страны расплатиться по обязательствам перед иностранцами по итогам внешнеторговых операций.

В дальнейшем фокус сместился на показатели, характеризующие способность страны исполнить свои долговые обязательства перед иностранцами. У нас до последнего времени в качестве основных функций международных резервов власти представляли два фактора – покрытие ими минимального объема трехмесячного импорта страны и обслуживание госдолга. Но следует отметить, что убежденность правительства и ЦБА, опиравшегося именно на эти два показателя, в достаточности золотовалютных резервов была не совсем корректной. В международной практике существует множество критериев оптимальности резервов и мотивов их накопления.

По всей видимости, и ЦБА имел в запасе не один такой критерий, но мы, к сожалению, об этом не информированы. Поэтому мы проводим свои расчеты, чтобы понять, насколько оптимальны (достаточны) были в стране объемы международных резервов все эти годы. Результаты этих исследований будут опубликованы позже, пока же следует отметить, что в экспертном сообществе принято брать за основу обычно наиболее важные и универсальные критерии оптимальности золотовалютных резервов центрального банка. Это отношение импорта товаров и услуг к величине резервов, отношение резервов к денежной базе, критерий Редди, правило Гвидотти и композитный индикатор МВФ. Более подробно на этих вопросах мы остановимся позже. Сейчас же отметим лишь одно – даже при оптимальности указанных критериев такие страны, как Азербайджан, не были гарантированы от девальвации своей валюты в конкретной кризисной ситуации. Что же касается масштабов девальвации, то это уже совсем другая тема, к которой мы вернемся позже.  

В частности, нефтезависимый Азербайджан оказался в сложной ситуации из-за затянувшегося нефтяного кризиса, который в предыдущие периоды восстанавливался в течение года. Ни один чиновник, и не только в Азербайджане,  но и во всех нефтяных странах не ожидал такой ситуации, они не смогли вовремя и полностью оценить адекватность  своих золотовалютных резервов.  

После первой девальвации маната в экономике страны было 13,6 млрд. манатов, а уже «похудевшие» резервы ЦБА составляли 11 млрд. долларов при курсе доллар/манат 1,05. При таком соотношении обеспеченность маната составляла  81%, что в данной ситуации считалось достаточно высоким показателем. Но завышенный спрос на инвалюту при этом составлял в среднем около 1 млрд. долларов в месяц. В такой ситуации золотовалютные запасы ЦБА, естественно, тоже ежемесячно снижались на 1 млрд. долларов. А валютное покрытие денежной массы падало в месяц на 2% в первые пять месяцев, а в последующие три – на 4%. 

Через девять месяцев это с неотвратимостью привело к тому, что объем золотовалютных резервов ЦБА опустился до определенного для всех стран МВФ минимального уровня – 3-месячного покрытия импорта. И, как закономерный итог, после этого последовала вторая губительная - декабрьская  девальвация. Причины такого результата мы покажем в следующей статье на примере эмпирических исследований.

13244 просмотров


Уведомления о важном

На сайте появилась новая функция — уведомления о важных новостях, которые появляются прямо на рабочем столе.

Если вы хотите узнавать важные новости как можно раньше, подписывайтесь прямо сейчас!

Eсли передумаете, то всегда можно отписаться.

Подписаться