Уроки Демиреля в Баку, дела Эрдогана в Москве наш комментарий

Расим Агаев

Не проходит дня, чтобы не поступала информация об очередном маневре в треугольнике Россия-Турция-Запад – один тревожней другого. Вот один из этих сюжетов. Сперва из Москвы поступило сообщение о намечающихся поставках российских систем ПРО в Турцию. Как и ожидалось, реакция на зарождающуюся сенсацию не замедлила себя ждать. 

«Мы призываем Турцию не продолжать закупки у России, потому что это отразится на оборонных системах, которые могли бы быть у нас в Турции. Мы очень обеспокоены наличием любого рода российских систем ПВО в стране-союзнике». 

Это, как уже догадался, наверное, читатель, забил тревогу Вашингтон. В переводе с дипломатического языка сказанное следует понимать, мол, что это вы там затеяли? А ну-ка кончайте самодеятельность! Или напомнить вам, сколько высших офицеров Турции прошли обучение в Штатах?! И тут как по команде один за другим вспомнили о «Турецком потоке» в Париже, Лондоне и даже в Будапеште. Западная пресса, в частности, Der Spiegel даже не думает скрывать, что команда начать атаку на злосчастный поток, задуманный Россией, поступила из Вашингтона. Солидаризацию Парижа с противниками газопровода издание однозначно называет очередным «давлением со стороны США».

На прицеле Эрдоган

Тем не менее, многие в Москве считают, что начавшийся 2019 год обещает вывести российско-турецкие отношения на совершенно новый уровень, что еще вчера вызывало снисходительные усмешки в Европе и откровенную неприязнь в Армении. Между тем, в конце прошлого года произошло событие, которое подтвердило твердое намерение России и Турции продолжить курс на сближение и взаимовыгодное сотрудничество – успешно завершилось строительство морской части газопровода «Турецкий поток». 

Мировая пресса на все лады тиражирует уникальные технические и финансовые достоинства трубопровода, проложенного по дну Черного моря.

По сему поводу много радостных слов было сказано в Москве, Стамбуле, в Баку. Однако ощущалась и траурная печаль - в Ереване, которая, впрочем, мало кого заинтересовала. Всеобщее внимание ныне сосредоточено на действиях глав двух черноморских держав – России и Турции, политическое взаимодействие которых оказывает все возрастающее влияние на политическую ситуацию в регионе.

Мне запомнилась одна, на мой взгляд, чисто этическая деталь в речи российского президента во время последнего его пребывания в Турции. В ходе общепринятого обмена приветственными речами В. Путин внес в контекст дипломатического раута нечто личное, особо важное, подчеркнув, что он  хотел бы поблагодарить турецкого коллегу за «политическую волю и мужество».

«Почему? Да потому что в условиях растущей конкуренции без этого подобные проекты не реализуются. Именно это лежит в основе того доверия, о котором здесь было сказано турецким коллегой. Без такого доверия подобные проекты, - счел нужным особо отметить В.Путин, - реализованы быть не могут». Однако совсем не лишне было бы тут заметить, что политическую волю и мужество проявил и сам российский президент. Не раз и не два на пути гаозпровода вставали препятствия – не природные, не технические и даже не финансовые, угрожавшие проекту безвременной кончиной.

Стоит напомнить, 1 декабря 2014 года президент России Владимир Путин заявил на пресс-конференции в Анкаре, что Россия отказывается от строительства «Южного потока» из-за неконструктивной позиции Евросоюза по газопроводу. Не будем вдаваться в подробности этой интриги, не столько технической, сколько политической. Не будь ее, российский газ давно прорвался бы на просторы европейского юга. Только улеглись страсти вокруг проекта, как грянула новая беда - 24 ноября 2015 года Турция сбила российский бомбардировщик Су-24. Угроза нависла не только над планируемым газопроводом, но и проектом континентального масштаба – российско-турецким сближением. Эта военно-политическая история когда-нибудь всплывет во всех своих детективных деталях, и тогда оба народа – российский и турецкий воздадут должное мудрости лидеров своих стран, оказавшихся достойными того грозного мига. Сейчас же многие понимают, что стреляли не только по русскому бомбардировщику. То был предупредительный выстрел по политической карьере Эрдогана, этакая проверка бдительности России и Турции. Редко какой международный проект в наше время удостаивается такого кровавого почитания…

Нет, не просто было после сбитого в 2015 году российского военного самолета возобновить переговоры с Турцией, повинной в крайне неприятном инциденте. (26 ноября 2015 года было объявлено, что в связи с уничтожением Су-24 турецкими ВВС Россия прекращает работу над рядом проектов инвестиционных и торговых соглашений с Турцией, в том числе по «Турецкому потоку»). Эти два сожалительных эпизода вспомнились не случайно. Надо полагать, что строительство новых взаимоотношений в треугольнике Европа-Евразия-США будут складываться не всегда гладко и без особых проблем, как еще недавно представлялось политическим силам, рожденным в постперестроечное время.

Прогноз Демиреля

Слова о растущем доверии между странами, решившими покончить с давними подозрениями и даже неприязнью и приступившими к строительству мостов сотрудничества, обретающего разносторонние черты, произносятся на дипломатических раутах частенько. Но случай между Россией и Турцией особый. Страны разделяют без преувеличения – столетия нескрываемой вражды и десятилетия прохладной дипломатии. И вот на исходе второго десятилетия нового тысячелетия Анкара и Москва аплодируют друг другу по случаю окончания важнейшего этапа проекта, который обещает придать особый динамизм отношениям не только их стран, но и фиксирует появление совершенно нового фактора на юге Европы.

Действия США в описанных выше эпизодах, по мнению наблюдателей, во многом вызваны не только политическими пристрастиями, но и конкурентными соображениями. То же самое происходит в связи с участием Турции в сирийской войне, ее особой позицией в курдском вопросе и ряде других. Во всем этом совершенно очевидно просматривается стремление Турции подчеркнуть значение национальных интересов в контексте блоковых традиций.

В ходе встречного движения Москве также придется преодолеть немало ухабов и ловушек. Но когда и где пересмотр политических стереотипов обходился без этого?

Итак, строительство «Турецкого потока» выходит на финальную стадию. В конце нынешнего года газопровод будет сдан в эксплуатацию. Планируется, что затем он будет продлен до границы Турции с сопредельными странами.

И чем ближе эта цель, тем больше разговоров о чисто политическом аспекте международного проекта. Такого примера масштабного перспективного сотрудничества между натовской страной и Россией трудно припомнить или даже представить. И он по-новому ставит не только проблему российско-турецких взаимоотношений, но, по большому счету, как бы предлагает пристальней вглядеться в состояние отношений между Востоком и Западом. В частности, становится очевидным надуманность претензий, которые прочно утвердились в представлении Запада, и прежде всего его флагмана - США к странам Евразии. Смущает Вашингтон и независимость политического поведения Турции в вопросах касающихся ее места и роли в международных делах. С чего это вдруг забеспокоились в США – Турция-то вроде бы проверенный историей союзник? Как сказал когда-то поэт: «А ларчик просто открывался».

«Отказ от активного использования украинской газотранспортной системы (ГТС) приведет к тому, что Турция, через которую в Европу уже поставляется газ из Азербайджана, Туркмении и России, станет не просто крупнейшим, а безальтернативным хабом на юго-востоке Европы». Таково мнение не только российских, но и многих западных аналитиков относительно ожидаемых практико-политических последствий российско-турецкого проекта. Ох, многим - и не только в Европе одной - нравится этот тандем. И тем не менее его появление свидетельствует о наступлении новой политической эры. Эры неизбежности взаимодействия двух миров. Она требует новой политики. Об этом, кстати, в теперь уже далеком 1992 году хорошо сказал, выступая перед азербайджанскими парламентариями старейшина турецкой политики Сулейман Демирель.

Мне надолго запомнились эти его слова. «Dünya deyişildi!» - «Мир изменился!», - провозгласил старейшина турецкой политики в своей речи перед азербайджанским парламентом весной 1992 года. И еще он сказал в конце своей той знаменитой речи: «Короче, делаем так. Я еду к дедушке Бушу рассказать об увиденном в Баку. А вам бы надо поспешить к дедушке Ельцину!» Многие в зале тогда восприняли эти слова как шутку. Но это был урок политика-аксакала. Увы, сидевшие в зале фронтисты были не лучшие азербайджанские ученики…

8330 просмотров