Суета муравейника в Вене: из-за Ирана никто не будет бодаться с Вашингтоном оперативный комментарий

Игорь Панкратенко, специально для haqqin.az

Замглавы МИД Ирана Аббас Арагчи заявил о частичных успехах на прошедших вчера, 28-го июня в Вене переговорах по соглашению об иранской ядерной программе. В то же время иранский дипломат отметил, что «этих успехов пока что явно недостаточно».

Венской встречи в Тегеране ожидали с волнением. Причем не будет преувеличением сказать, что это ожидание было с легким налетом истеричности. Официальные лица Ирана говорили о том, что это «последний шанс пятерки» (Россия, Китай, Великобритания, Франция и Германия) спасти ядерную сделку, что иранская сторона «исчерпала стратегическое терпение» и Тегеран не намерен соблюдать условия соглашения в одностороннем порядке.

Не обошлось и без легкого шантажа, который, по мнению иранской стороны, должен был подтолкнуть «пятерку» к скорейшему принятию необходимых для Ирана решений. Еще 15 мая Иран официально прекратил выполнение некоторых своих обязательств в рамках СВПД, а накануне встречи в Вене заявил о готовности в четыре раза увеличить объем производства низкообогащенного ядерного топлива.

Нервозность Тегерана, впрочем, вполне понятна и объяснима. С момента выхода из СВПД США и введения Дональдом Трампом новых санкций против Ирана пятерка сделала много заявлений, но ничего конкретного для сохранения сделки. Более того, промышленные и финансовые круги России, Китая, Великобритании, Франции и Германии де-факто стали соблюдать американские санкции. Пусть и без, как они утверждают, энтузиазма, пусть внутренне и не соглашаясь с действиями Вашингтона - но Ирану от этой рефлексии легче не становится.

Аббас Арагчи

Именно поэтому Тегеран решился в мае выдвинуть откровенный ультиматум - если пятерка в течение 60 дней не предпримет конкретных шагов в поддержку иранской экономики, иранская сторона восстановит свою ядерную программу в тех объемах, которые существовали до подписания СВПД.

Но при этом оставили коридор для торга, пояснив, что от пятерки они не хотят чего-то сверхъестественного - только предоставления возможности продавать нефть в тех объемах, которые были до американских санкций, получать за это деньги и товары, а с остальным уж Иран и сам как-нибудь разберется. «Мы не просим европейцев инвестировать в Иран ... Мы только хотим продавать нашу нефть», - именно так выглядела та окончательная позиция, с которой иранская делегация прибыла в Вену.

Прибыла - и обнаружила, что выдвинутый ранее ультиматум никого из пятерки особо не впечатлил. Уровень делегаций государств-членов пятерки был не слишком высок, что сразу же понизило ожидание от возможных итогов встречи. Изначально стало понятно, что никаких серьезных решений принято не будет, максимум - иранскую делегацию внимательно выслушают, в очередной раз заверят, что стремятся к урегулированию возникших в связи с позицией США проблем и попросят не совершать резких действий, способных осложнить и без того непростую ситуацию.

Что, собственно, и происходило на протяжении трех с лишним часов встречи. Эмиссары европейской части пятерки в очередной раз сообщили о том, что INSTEX, специальный механизм, предназначенный для компенсации Ирану ущерба от односторонних американских санкций, уже запущен и даже якобы обрабатывает первые транзакции.

Причем его деятельность сосредоточена на секторах, как было заявлено, «наиболее важных для иранского населения» - фармацевтике, медицинских приборов и сельскохозяйственных товаров. Именно они, как планируется, будут первым, что Европа готова поставлять в Иран. Тема нефти, самое принципиальное и важное для Тегерана, в механизме INSTEX попросту отсутствует. Когда иранская сторона поднимала этот вопрос - партнеры по переговорам начинали отделываться общими словами, дескать, «не исключено», «в дальнейшем возможно», «обсудим позже».

Директор Департамента по контролю над вооружениями МИД Китая Фу Цун

Словом, данной темы, наиболее животрепещущей для иранской стороны, члены пятерки старательно избегали. По весьма прозаической причине - сказать на этот счет им совершенно нечего, и на конфронтацию с США в данном вопросе никто из них идти не намерен. Даже Китай, наиболее последовательно выступающий против американских санкций в отношении Тегерана.

Весьма показательным в этом отношении были ответы журналистам директор Департамента по контролю над вооружениями МИД КНР Фу Цуна, возглавлявшего китайскую делегацию в Вене. На прямо поставленный вопрос о том, намерен ли Пекин продолжить закупки нефти в Иране, был дан следующий ответ: «Для нас очень важно обеспечить энергетическую безопасность Китая. Я могу лишь подчеркнуть, что мы не приемлем диктата США».

В переводе с дипломатического языка на человеческий это означает, что Китай, конечно, американские санкции в отношении Ирана осуждает, возобновлять импорт нефти и ссориться с Вашингтоном из-за этого, да еще в условиях торговой войны - совершенно не намерен. Своя энергобезопасность ближе к телу, как говорится.

И если подобной позиции придерживается Пекин, основной по экономическому потенциалу оппонент США на международной арене, - то что уж говорить о других, тех же европейских членах пятерки. Даже при всем их желании запустить INSTEX - хотя бы из неприязни к Трампу - они не смогут наполнить его реальным содержанием, способным удовлетворить нужды Тегерана. Поскольку у бизнеса государств Евросоюза, да и у компаний из других стран, нет никакого желания из-за Ирана «бодаться» с санкционной машиной США.

Здесь чисто математическая формула, которую вывел автор влиятельного американского The Atlantic Кришнадев Каламур, «для крупнейших европейских компаний выбор - ведение бизнеса в Соединенных Штатах, стране с экономикой в 18 триллионов долларов или бизнес с Ираном, с экономикой в 400 миллиардов долларов - совершенно очевиден». И этот выбор сделан.

В Вашингтоне эту формулу прекрасно понимают, а потому к встрече в Вене отнеслись как к суете в муравейнике - ну двигаются себе, суетятся, а нам-то что с этого?

5844 просмотров