Лучше встретиться с дьяволом, чем со вторым человеком в Китае портрет на фоне побед

Игорь Панкратенко, автор haqqin.az

В июле 2016-го до XIX съезда Коммунистической партии Китая, где планировались серьезные политические и кадровые решения оставался еще год, а над ним, одним из самых близких к Си Цзиньпину людей, навис «дамоклов меч» негласного, но неуклонно исполняемого китайской партийной номенклатурой правила «семь - вверх, восемь - вниз». Проще говоря, если к моменту получения новой должности тебе исполнилось 67 лет - то дорога в руководящее кресло открыта. Ну а если 68 - то готовься к пенсии, какой бы пост ты не занимал.

Ван Цишаню как раз исполнилось тогда шестьдесят восемь лет. И это означало, что на предстоящем форуме КПК ему, второму по влиянию человеку в Китае, руководившему масштабной антикоррупционной компанией и державшему в страхе всю партийную и государственную номенклатуру, придется сложить свои полномочия.

К подобному развитию событий он был вполне готов. Бурная биография, сумасшедшая нагрузка и высочайшая ответственность утомит любого, и мысли о теплом кресле и клетчатом пледе на террасе собственного дома рано или поздно возникают даже у насквозь пропитанного борьбой и властью государственного деятеля.

Но человек предполагает, а партия и лично товарищ Си Цзиньпин располагают. Слишком многое связывало Ван Цишаня с лидером КНР, слишком уникальным опытом, навыками и познаниями в самых различных сферах - от экономики и финансов до подноготной международной и внутренней политики - обладал этот, возглавлявший на тот момент «партийную инквизицию», человек, чтобы отправить его на пенсию. Слишком уж расточительным было лишаться подобного кадра, присущий китайскому политическому мышлению прагматизм отчаянно бунтовал против такого решения.

Си и Ван

Да и в партии все громче звучали голоса о том, что для Ван Цишаня можно сделать исключение из правила «семь - вверх, восемь - вниз». Но на это Си Цзиньпин пойти не мог, слишком уж опасный прецедент это создавало - сегодня нарушим правило для одного, завтра - для другого, а потом об эту норму, гарантирующую приток в руководство КПК «свежей крови», просто вытрут ноги и отбросят ее как ненужную.

Нет, для того, чтобы сохранить этого человека в руководстве страны - нужно было искать другой способ…

Как становятся политическими пожарниками

Если внимательно вчитываться в послужной список Ван Цишаня, то первое впечатление - перед нами какой-то попрыгун, не задерживавшийся на одном месте работы более двух-трех лет, а то и всего год. Нынешние кадровики, особенно постсоветского разлива, появись перед ними такой кандидат с распухшей от записей «принят-уволен в связи» трудовой книжкой, сразу бы ему отказали, заподозрив неладное.

Но все дело в том, что каждое новое место работы в системе китайского государственного управления было все более ответственным и прорывным. Отбыв в период «культурной революции» три года в молодежной коммуне Фэнчжуан, что в провинции Шэньси - существовала тогда в Китае такая форма «прививания революционного сознания» для молодежи, происходившей из семей интеллигенции - Ван Цишань решил посвятить себя любимому предмету - истории. Поступив сначала на соответствующий факультет Северо-Западного университета, затем - став стажером-исследователем института Новой истории Академии общественных наук Китая.

Кстати, его младший товарищ по этой коммуне, с которым они крепко сдружились, избрал другой путь - партийную карьеру, которая сразу пошла в гору. А где карьерный рост - там и формирование собственной команды из тех, кому доверяешь. С учетом того, что имя этого товарища было Си Цзиньпин, научная карьера молодого историка Ван Цишаня быстро подошла к концу. И началась новая - политика, государственного деятеля, доверенного лица будущего китайского лидера, которому поручалось решение самых острых и актуальных проблем.

Становления Ван Цишаня как руководителя происходило в годы реформ Дэн Сяопина. Тогда требовались нестандартные подходы, свежий, свободный от догм, взгляд, воля, способность к усвоению западного опыта, творческому применению его к китайским условиям - и Ван полностью соответствовал требованиям нового времени. Естественно, он не был в первых рядах реформаторов, но вместе с Си Цзиньпином они вошли в обойму руководителей второго эшелона, в партийный резерв на занятие со временем высших должностей.

Интересно, что главные поручения Вана в тот период были связаны не с политикой, а с вполне практической и мало кому в Китае знакомой тогда сферой - банковским делом. Историк, организующий финансовую систему - это что-то невиданное, но Ван вполне справился, поскольку, возвращаясь с работы, садился за учебники, изданные в США, дотошно расспрашивал специалистов - словом, с полной отдачей занимался самообразованием.

«Лучше встретиться с дьяволом, чем с Ван Цишанем»

Выдающиеся организаторские способности Ван Цишаня, его умение выполнить самое сложное поручение, безупречная личная репутация и умение работать в команде получили самую высокую оценку в партийно-государственной элите Китая. Особенно у тех, кто исподволь готовил Си Цзиньпина в лидеры КНР, поскольку согласно китайской политической традиции оценивается не только сам кандидат на высшие должности, но и его команда, те, кого он приведет с собой.

И будущему лидеру Китая, и его старшим товарищам и политическим опекунам к началу 2000-х стало ясно, что Ван Цишань перерос пусть ответственные, но все же технические и узкоспециальные должности - пора пробовать его на более масштабных должностях и проектах.

Именно с этого времени и начинается государственная и партийная карьера Вана, по китайским меркам вступившего в период зрелой мудрости - в 2001, в начале третьего тысячелетия ему исполнилось 53 года. И встретил он эту дату на посту руководителя и секретаря партгруппы Канцелярии по реформе экономической системы при Госсовете КНР, два года до этого отработав членом бюро Комитета КПК в провинции Гуандун и заместителем председателя местного правительства.

За следующие одиннадцать лет он стремительно поднимался по карьерной лестнице, участвуя в решении все более сложных задач. Налаживание стратегического диалога и новых экономических отношений с США, руководство подготовкой Пекинской олимпиады-2008 и потрясшей мир выставки ЭКСПО-2010 в Шанхае, членство в Политбюро ЦК КПК и должность вице-премьера Госсовета КНР…

Но пик его карьеры наступил в 2012 году, когда XVIII съезд Китайской коммунистической партии избрал генеральным секретарем и председателем Центрального военного совета Си Цзиньпина.

Практически сразу после этого события последовало назначение Ван Цишаня  секретарем Центральной комиссии КПК по проверке дисциплины. Товарищ Си поручил своему другу и многолетнему соратнику самое ответственное и деликатное задание, которое можно доверить только близкому человеку, в лояльности которого уверен на все сто - проведение чистки партийного и государственного аппарата.

Первые шаги нового «главного партийного инквизитора» были не просто нестандартны - они показали, что к этой должности Ван Цишань подготовился с максимальной тщательностью.

Для начала он созвал на совещание аппарат партийных следователей и представителей правоохранительных органов. Стол в президиуме был завален папками. «Здесь», - обратился к собравшимся новый глава комиссии КПК по проверке дисциплины, - «материалы, позволяющие привлечь к ответственности каждого из вас. Но пока я не буду давать им ход. Ровно до того момента, пока вы будете добросовестно исполнять свой долг перед партией. В противном случае - сами понимаете…»

А затем произошло еще более экстраординарное. Вместе с Си Цзиньпином Ван Цишань организовал прием для представителей «красного дворянства», как называют в Китае членов семей высших экс-руководителей КНР. На котором сначала продемонстрировали гостям справки об их зарубежных активах, а затем вежливо, но настойчиво озвучили суммы, которые нужно вернуть в бюджет или - если речь идет о недвижимости и бизнесе - передать государству.

О самой «великой чистке Председателя Си», проведенной под руководством Ван Цишаня кампании «охоты на тигров» написано более чем достаточно, в том числе - и на страницах haqqin.az. Нет смысла повторяться, достаточно одного факта - среди государственных и партийных чиновников Китая до недавнего времени широко распространено было выражение: «Лучше встретиться с дьяволом, чем с Ван Цишанем». Весьма показательно, не находите?

Без права на пенсию

Время, проклятое время между тем стремительно летело, приближая отставку. А неотложных дел и планов, требующих участия Вана, только прибавлялось.

Председатель Си, для которого Ван Цишань за эти годы стал не только «пожарником», бросаемым на самые кризисные политические ситуации, но и безо всякого  преувеличения правой рукой, не мог нарушить неписанный партийный закон «семь - вверх, восемь - вниз», даже если его решение поддержали бы в партии.

Покинувшему пост экс-главе «партийной инквизиции» была предоставлена  редкая привилегия - право присутствовать на заседаниях высшего постоянного комитета Политбюро с правом совещательного голоса, он продолжал неофициально курировать ряд внутрикитайских и внешнеполитических проектов - но все это было не то, зыбко и не слишком серьезно.

Нужно было иное решение, позволявшее сохранить полноценное присутствие Ван Цишаня в высшем руководстве - и оно было найдено. В марте 2018 года Всекитайское собрание народных представителей проголосовало за его избрание заместителем Председателя КНР. Против был подан только один голос.

Должность, что и говорить, достаточно декоративная. Но, не кресло наполняет содержанием человека, а совсем наоборот. Став заместителем Председателя Си, Ван Цишаню практически на следующий день были нарезаны «сектора ответственности», узнав о которых его недоброжелатели откровенно впали в ступор.

Теперь он курирует сразу три стратегических направления, от успехов на каждом из которых, без всякого преувеличения, зависит будущее КНР в третьем тысячелетии. Деятельность Национальной надзорной комиссии (ННК) - антикоррупционного органа с необычайно широкими полномочиями и совершенно уникальным статусом, реализация стратегической инициативы «Пояс и путь», отношения с Западом и диалог с США - все это теперь под контролем Ван Цишаня и за все это он несет персональную ответственность. О пенсии можно смело забыть, партия решила, что у него нет на нее права.

Традиционно сложилось, что из лидеров Китая большинство людей знает только Председателя КНР. В лучшем случае - может вспомнить имя премьер-министра. О других китайских «небожителях» неизвестно практически ничего - шеренга людей с незапоминающимися лицами, одетыми практически одинаково в полном соответствии с требованиями номенклатурного дресс-кода. Ван Цишань, уверен, будет исключением из этого правила. О нем нам предстоит слышать много и часто…

8132 просмотров