Хотели экономику, а наткнулись на СССР о торговых война в Евразийском союзе

Виктория Магда, специально для haqqin.az

Дискуссия на тему торговых войн в Евразийском Экономическом союзе разгорелась на Глобальном саммите по производству и индустриализации GMIS-2019, который на днях состоялся в Екатеринбурге. Россия, как основной участник объединения, заинтересована в расширении своего экспорта в страны союза и ограничении встречных товарных потоков. Это обстоятельство вызывает особую обеспокоенность в Казахстане.

Глобальный саммит евразийского экономического союза в Екатеринбурге

ЕАЭС – на обломках СССР

Министр индустрии и инфраструктурного развития Казахстана Роман Скляр заявил, что страны-члены ЕАЭС должны не конкурировать между собой, а активно развивать совместные производства. «Если есть возможность производить определенные группы товаров совместно, то это лучше всего. Согласованная промышленная политика должна привести нас к промышленной кооперации», – цитирует министра БЕЛТА. Отход от этой политики, отказ от развития промышленной кооперации, по его мнению, могут привести к началу торговых войн. «Союз и торговые войны – это два совершенно разных понятия», – считает Скляр. В качестве положительного примера он привел тот факт, что РФ и Казахстану удалось продвинуться в части локализации производства продукции машиностроения. Однако в других промышленных сферах Казахстан не может конкурировать с Россией.

Для того, чтобы понять о чем идет речь, необходимо совершить небольшой экскурс в историю создания ЕАЭС. Напомним, что ЕАЭС создавался по образу и подобию Европейского союза. Элиты постсоветских стран ожидали процветания и экономического благополучия как, например, в Германии. Но Евросоюз строился на основе экономического объединения «Угля и стали», возникшего в 1951 году. ЕАЭС – на обломках СССР.

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев в 1994 году предложил новую концепцию интеграции государств постсоветского пространства. Причины, как он сам неоднократно говорил, восстановить разорванные экономические связи и сохранить культурное пространство: «Разрушать всегда легче, чем созидать». Однако, по мнению казахстанского политолога Досыма Сатпаева, им двигали совершенно иные мотивы. С одной стороны, у власти сохранялся страх перед самостоятельным плаванием, Казахстан последним из республик СССР покинул тонущий корабль. С другой, образ «старшего брата» все еще довлел над сознанием вчерашней партноменклатуры. Но Москве было не до восстановления империи. Россия в то время выстраивала дружеские отношения с Западом.

Назарбаев и Ельцин стояли у истоков Союза

Максимум, что удалось сделать в то время, так это подписать договор о создании Таможенного союза, который, собственно, и стал основой будущего ЕАЭС. В мае нынешнего года Евразийский союз отпраздновал свой первый пятилетний юбилей.

Результаты работы ЕАЭС оцениваются специалистами скорее со знаком «минус», чем со знаком «плюс». Трудности сопровождают ЕАЭС с момента появления  его на свет. Вначале мировой финансовые кризис, а затем санкции Запада, введенные за присоединение Крыма, конфликт на Донбассе и обострение отношений с Украиной оказали негативное влияние на развитие Союза.

«По прошествии пяти лет стало очевидным, что ожидания тех, кто связывал с началом работы альянса надежды на «качественную реинтеграцию» постсоветских стран под «зонтиком» ЕАЭС, не оправдались. Страны, вошедшие в организацию, в целом продолжили движение по прежним политическим и экономическим траекториям. Эти траектории подразумевают диверсификацию политических и экономических отношений с Москвой за счет развития политико-экономических связей с другими влиятельными международными центрами силы: ЕС, США, Китаем», – оценил итоги работы научный сотрудник Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Поволжья Института Востоковедения РАН Александр Воробьев.

Впрочем, официально сотрудничество в рамках ЕАЭС развивается успешно: товарооборот между его членами достиг в прошлом году почти 60 млрд долларов, увеличившись с 2015 года более чем на 30%. Проблема только в том, что львиная доля всех трансакций (65% в 2018 году) внутри союза приходится на торговлю между Россией и другими участниками.

У Назарбаева получилось, у Казахстана - нет

Например, в Казахстане с сожалением отмечают, что республика не смогла должным образом нарастить экспорт в РФ. В то же самое время российский импорт в Казахстан существенно вырос. При этом Казахстан из-за тесной привязки к российской экономике серьезно пострадал в ходе экономических пертурбаций в экономике РФ в 2014-2016 годах.

Негативный осадок остался от прошлогоднего всплеска торговой войны между РФ и Казахстаном. Россия наложила запрет на ввоз животноводческой продукции из Казахстана. Сторонам в итоге удалось решить этот вопрос, но гарантий, что это больше не повторится, нет. Запрет на поставку казахстанской продукции может использоваться в качестве инструмента давления на предложение российской стороны проработать в рамках ЕАЭС возможности совместно вводить экономические санкции против третьих стран.

беспощадная торговая война

Многие казахстанские предприниматели не видят перспектив внутри интеграционного проекта и не скрывают этого. Однако выйти из ЕАЭС Казахстану вряд ли позволят. ЕАЭС сегодня скорее политический союз, чем экономический. Поэтому, выход из интеграционного объединения, как считает Досым Сатпаев, «может быть рассмотрен северным «соседом» как недружественный шаг».

Впрочем, санкционную дубинку Казахстан успешно применяет в отношении Киргизии. Это связано не только с проблемой контрабанды из Китая через Киргизию в Казахстан. Хотя на это стоит обратить внимание.

Киргизский казус

Сравнение киргизской торговой статистики с китайской показывает расхождение более чем на 18,5 млрд долл. за последние пять лет. Бедная среднеазиатская республика закупает в год китайских товаров на сумму, соответствующую 70% ее ВВП, — разумеется, для последующих поставок в РоссиюБишкек успешно использовал методы восточного базара. Одним из своих условий вступления в ЕАЭС Бишкек сразу же выдвинул защиту мелкоопотовой торговли. Алмазбек Атамбаев, будучи президентом страны, сделал скандальные заявления в адрес партнеров по Евразийскому экономическому союзу. Возлагать надежды на союз не стоит, говорил тогдашний киргизский лидер. «Мы возлагали слишком большие надежды на ЕАЭС. Нам в экономическом развитии не стоит обманывать себя и надеяться на союз. Не может быть надежным союз, который зависит от прихоти одного человека, даже если это самый великий человек в мире», — заявлял ранее Атамбаев. Кого из лидеров ЕАЭС имел ввиду Атамбаев, не известно. Но тень пала на президента Казахстана.

Алмазбек Атамбаев первым и бросил перчатку

Случались осложнения и политического характера. Незадолго до выборов в Киргизии, когда Бишкек обвинил Астану (бывшее название столицы Казахстана) во вмешательстве во внутренние дела Киргизии, из-за того, что Назарбаев встретился с одним из кандидатов на пост президента Киргизии. В ответ Казахстан закрыл границу. Сотни груженных сельхозпродуктами машин застряли на контрально-пропускном пункте, пробки растянулись на несколько километров. Переход границы занял несколько дней.

Особое мнение Лукашенко

Вступление Беларуси в ЕАЭС обошлось Москве в 2,5 млрд долл. Эти деньги республика получила за так называемый «налоговый маневр». Минск тогда поставил условие Москве: или Беларусь не будет перечислять экспортные таможенные пошлины в бюджет России,  или никакой ратификации ЕАЭС не будет. Имидж России на мировой арене уже серьезно пострадал в результате украинского конфликта. Развал главного геополитического проекта Москвы – Евразийского союза – на самом старте стал бы просто позором. И Россия, стиснув зубы, дала Беларуси то, что она просила. Лишь бы ратификация договора о ЕАЭС и его запуск с 1 января 2015 года прошли как по маслу.

Но уже вскоре ЕАЭС Москва и Минск спорили о ценах на российский газ. Беларусь рассчитывала на равные условия доступа к российским энергоносителям, которые должны были обходиться белорусским предприятиям, что и российским.

негладкие отношения Лукашенко с Путиным

Впрочем, президент Беларуси Александр Лукашенко при первой же возможности достаточно откровенно и громко озвучивает претензии к ЕАЭС. В частности, белорусский президент неоднократно заявлял о необходимости пересмотра многих условий функционирования Союза. В одном из своих интервью он заявил, что будет и дальше добиваться соблюдения главных принципов интеграции – свободного движения рабочей силы, формирования общих рынков газа и нефти, цифровизации экономик стран ЕАЭС. Минск рассчитывал использовать возможности ЕАЭС для модернизации своей экономики.

Многие ожидания Минска не были оправданы, что обусловило ряд претензий к ЕАЭС и Евразийской экономической комиссии. В частности, белорусская сторона не одобряет политику протекционизма, проводимую Россией в рамках противостояния с Западом. Поскольку идея защиты собственного рынка не соответствует духу евразийства, в основу которых положен принцип «четырех свобод». Свободы перемещения товаров, людей, услуг и капитала, а также принцип разделения совместных экономических выгод и политки.

Торговые войны и взаимные санкции – уже опробованный инструмент в ЕАЭС. Одной из ключевых причин торговых войн является лоббирование крупными национальными компаниями своих интересов внутри своих стран. Второй показатель – решение протекционистских задач: страны ЕАЭС вводят ограничения, нередко пытаются дать дорогу своему производителю, хотя это противоречит нормам закона. И третий фактор – политический, когда страны в угоду своим интересам создают барьеры для решения внутригосударственных проблем. К настоящему времени бизнес и власти стран ЕЭАС пока далеки от того, чтобы преодолеть шаблоны национального мышления.

И если ситуация не изменится, то каждая из стран будет решать свои проблемы самостоятельно, ориентируясь на степень вовлеченности в мировую экономику. Не исключена и ценностная поляризация евразийских стран, как это произошло между Россией и Украиной…

8194 просмотров