В Иране все в один голос: "Надо договориться с США" комментарий по горячим следам или два зуба за иранский танкер

Икрам Нур, автор haqqin.az

Глава Министерства иностранных дел Великобритании Джереми Хант заявил, что Иран задержал два нефтяных танкера в Ормузском проливе. Один из них шел под британским флагом, второй - под флагом Либерии.

второй зуб за иранский танкер

После начала конфиденциальных консультаций с США - о новых деталях, о которых чуть позже - Тегеран оказался в достаточно интересном положении. Населению Ирана уже было объявлено, что история с танкером Grace 1, контрабандой доставлявшим нефть в Сирию и задержанным возле Гибралтара британцами, не останется без ответа.

На разных уровнях делались самые жесткие заявления и принимались самые воинственные позы, весь смысл которых сводился, если разобраться, только к одному - раз они наше судно захватили, то и мы просто обязаны что-нибудь у них захватить. «Око за око, зуб за зуб», как говорится. Причем желательно, с процентами - к примеру, два «зуба» за один иранский танкер. Ну, чтобы совсем уж хорошо выглядеть перед иранской общественностью.

Конечно, определенная доля здравого смысла в этой позиции присутствовала. Поскольку оставить без ответа такое унижение и после этого сесть за стол переговоров с противником - это признать свою слабость и потерять авторитет в глазах собственного народа. И как тогда объяснять ему эти переговоры? Нас нагнули и мы подались? Совершенно не в менталитете иранцев.

все под контролем иранских генералов

Но и зарываться, действовать слишком уж жестко Тегерану в этой ситуации было никак нельзя, поскольку возникала опасность, что американцы могут попросту прервать только-только начавшийся диалог. Такая вот дилемма, в которой требовалось поистине соломоново решение. Которое, впрочем, было быстро найдено и доведено до американской стороны в следующей формулировке: «Вы нам дайте что-то британское захватить, а мы это сделаем  аккуратно, чтобы и население успокоить, и ваше имущество не попортить».

«Нет проблем», - ответили американцы. - «Но и мы тогда сделаем что-то громкое, позволяющее сохранить наш имидж. На тех же условиях - и миру покажем свою решительность в деле обеспечения безопасности судоходства в Ормузском проливе, и ваших «ястребов» в Тегеране особо не возбудить».

В итоге - морские силы Корпуса стражей исламской революции останавливают два британских танкера. Но - тому, что под либерийским флагом, делают строгое предупреждение: экологические нормы, дескать, нарушаете, винты у вас шумные, палуба не помыта. После чего отпускают восвояси. А вот тот, что под британским флагом, Stena Impero, со всевозможной помпой и масштабным освещением по всем каналам, отводят к иранскому побережью.

В это же время США производят усиление своего контингента в Саудовской Аравии, отправляя на авиабазу принца Султана к югу от Эр-Рияда некоторое количество военнослужащих. Причем обещают довести численность этого «усиления» аж до 500 человек. И даже самолеты с ракетами туда отправить. Попозже… Когда-нибудь.

американские войска прибывают в Саудовскую Аравию. А самолеты? Когда-нибудь...

И в то время, когда весь мир с тревогой наблюдает за этой ситуацией, а в Лондоне проходит совещание «Кобры» правительственного комитета безопасности, происходит еще несколько событий. После которых ситуация предстает несколько в другом свете, а аттракцион невиданной решительности Тегерана приобретает совершенно иной смысл.

Прежде всего Трамп называет имя человека, который будет вести от имени администрации США неофициальные консультации и переговоры с Ираном.

Знакомьтесь, Рэнд Пол (Rand Paul), 56 лет, сенатор от штата Кентукки, член Республиканской партии и партнер Дональда Трампа по гольфу. Собственно, в ходе партии в гольф, сыгранной в минувшие выходные, американский президент вместе с Полом приняли решение о том, что фамилию ответственного за переговоры с Ираном можно объявить официально. Что вполне объяснимо, поскольку уже существует договоренность о встрече Пола с Зарифом, которая возможна в ближайшее время. Тут уж хочешь-не хочешь, а нужно дать журналистам информацию о реальном статусе сенатора.

Трамп поручил Иран своему дружбану по гольфу

Кстати, о Зарифе. Пока мир наблюдал за новым витком Ормузского обострения, глава иранской дипломатии сделал несколько многообещающих заявлений. В частности о том, что ракетная программа все же может быть предметом переговоров с США и что идея Вашингтона об инспекции иранских ядерных объектов не лишена смысла. А также о том, что Иран готов ускорить процесс ратификации Дополнительного протокола к Соглашению по ядерной программе в редакции от 2015 года, согласно которому проверки и инспекции таких объектов будут проводиться регулярно и без всякого ограничения по срокам и количеству, хоть пятьдесят лет каждый день.

Зариф наступает

И, наконец, о необходимости договариваться в США впервые открыто заговорили в Иране, причем человек, от которого это можно было ожидать меньше всего - экс-президент Махмуд Ахмадинеджад.

При том, что он остается изгоем для иранских консерваторов и либералов, при том, что его не пустили на президентские выборы - Ахмадинеджад не только сохраняет, но и укрепляет свои позиции как влиятельная политическая фигура в иранском политическом поле. На сегодня он является одним из неформальных лидеров формирующейся в Иране «третьей силы» - тех, кто не разделяют прозападную ориентацию либералов, но и не приемлет оголтелого «охранительства» консерваторов. И призывы к диалогу с Вашингтоном из уст такого человека - весьма многого и дорогого стоят.

Ахмадинежад возвращается

Словом, внешние шаги США и Ирана сегодня не стоит воспринимать буквально. Во многом они - часть игры, часть «белого шума», который стороны сейчас пытаются создать вокруг реального состояния двусторонних отношений. Что, разумеется, только добавляет интереса к этой теме.

6026 просмотров