Новый Черчилль или британский Трамп? слово публицисту

Игорь Панкратенко, автор haqqin.az

Борис Джонсон, 55-летний блондин, жизнелюб и политик с неоднозначной репутацией, стал 24 июля 77-м по счету премьер-министром Великобритании. Днем ранее он стал лидером Консервативной партии. Его детская мечта быть самым главным в стране после королевы сбылась.

А начиналось все в безумно далекие от нас 20-е годы прошлого столетия. Али Кемаль, талантливый журналист и политик, становится последним министром внутренних дел Османской империи. И отдает приказ об аресте Мустафы Кемаля Ататюрка.

Приказ этот исполнен не был, а вот сам его автор за этот шаг жестоко поплатился. «Бородатый» Нуреддин паша, один из самых видных националистов того времени, выкрал Али Кемаля из британской зоны оккупации, после чего отдал его на растерзание толпе.

Его сын, Осман Уилфрид, переехал жить в Англию и сменил фамилию на Джонсон. Ну а дальше все как обычно. У Османа родился сын Стэнли. А у Стэнли 19 июня 1964 года в Нью-Йорке родился наш герой - Борис, точнее Александр Борис де Пфеффель-Джонсон.

Его политическая биография толком еще не написана, хотя за 14 лет в «большой» журналистике - от корреспондента-стажера в Daily Telegraph до редактора респектабельного The Spectator, - а затем и за 18 лет в британской политике - от члена Палаты общин до премьера - писали и говорили о нем более чем достаточно.

Собственно, он и сам давал этому повод, словно нарочно шокируя своими высказываниями чопорный британский истеблишмент. Хотя скорее всего не нарочно, это был продуманный стиль поведения человека, который уверенно, не отягощая себя правилами приличия и моральными принципами, шел к своей детской мечте - стать самым главным в Британии после королевы.

Для этого у него было все необходимое. В отличие от Трампа, с которым его часто сравнивают, Джонсона привели к власти не рядовые избиратели в обход партийных элит. Этот типичный представитель правящего класса, «рожденный с золотой ложкой во рту» выпускник Итона и Оксфорда выступает в другой роли - представителя британского истеблишмента, главная задача которого примирить «верхи» и «низы», нейтрализовать радикалов и сплотить нацию единым видением светлого будущего Великобритании - в равноправном партнерстве с США. И без всякого Евросоюза.

Оптимистическое будущее за пределами ЕС, уверен «мистер Брекзит», как называют Джонсона на родине, даст каждому то, чего он желает. Правые, электорат консерваторов, получат возвращение Британии суверенитета. Горожане со скромным достатком и провинция – снижение миграции из-за рубежа и рост социальных государственных расходов на образование, здравоохранение и полицию. Есть бонусы и для либералов - отмена европейских регламентов и новые торговые сделки.

Джонсон в это верит и заражает своей верой других. По большому счету он воплощение «духа брекзита» - немного фронды, немного эпатажа, и в то же время возвращение к исконным британским ценностям, которые «старая добрая Англия» вырабатывала самостоятельно, без комиссаров Евросоюза. И сумела построить империю, над которой не заходит солнце без всякого принуждения к «соблюдению заданной кривизны бананов», как едко высказался Джонсон.

И простые британцы, и истеблишмент вполне согласны, когда 77-й премьер говорит: «Наполеон, Гитлер и разные другие пытались осуществить это [объединение Европы - И.П.], но все кончалось трагически. ЕС — это попытка сделать то же самое другими методами. Фундаментально недостает вот чего — вечной проблемы, заключающейся в том, что преданности идее Европы не существует».

Но прослойке, креативному классу, считающему себя не британцами - фу, как это архаично и несовременно - а европейцами, самыми продвинутыми, насквозь пропитанными теми ценностями, которые нормальному человеку кажутся, скажем так, странными, - Джонсон представляется опасным чудовищем.

И здесь он действительно очень схож с Трампом, поскольку как английского премьера, так и американского президента либеральная, с левацким таким уклоном публика, журналисты, шоу-бизнес и прочие мастера свободных профессий поливают помоями с непередаваемым энтузиазмом.

Ему вспоминают все: бурную студенческую молодость, очень оживленную семейную жизнь, ошибки, просчеты и оговорки на всех постах, которые он занимал все эти годы. Читая то, что пишут о Джонсоне в либеральных изданиях, поневоле вспоминаешь рассказ Марка Твена «Как меня выбирали в губернаторы».

Полтора века прошло, а если что и меняется - то только в худшую сторону. Премьером Британии, по мнению евроориентированных интеллектуалов, стал «человек без морали и принципов», карьерист, отвратительный управленец, расист и никчемный дипломат.

А вот этот пассаж в травле Джонсона мне нравится больше всего - «его дважды избирали мэром Лондона не от того, что он был успешен на этом посту. Он там ничего не делал, перепоручив управление городом компетентным специалистам». Вообще-то, суметь сформировать команду профессионалов и не вмешиваться в их работу всегда считалось признаком талантливого управленца. Хотя, кто его знает, как оно теперь согласно инструкциям из Брюсселя.

Борис Джонсон с его эпатажем, ярко выраженной индивидуальностью, популизмом - это, судя по отношению к нему большинства жителей Туманного Альбиона, именно то, что необходимо сейчас Британии.

Чем бы ни закончилось его премьерство - успехом и новыми горизонтами для страны, как говорят оптимисты, или социальным и экономическим хаосом, о чем пророчествуют пессимисты, - Британия уже не будет прежней, покорно выстраивающейся в рамки, которые определяют для нее и всей Европы комиссары Евросоюза. И взлет Джонсона - это ответная реакция на их действия и идеи.

Он и Дональд Трамп символизируют новую, личностно-ориентированную политику, в которой лидер государства - это не статист и не техническая должность, а Личность. Такая же многогранная и противоречивая, какой был идеал Джонсона - Черчилль. Сумевший кризис, катастрофические неудачи Британии в начале Второй мировой войны превратить в ее триумф.

5347 просмотров