Капкан баронессы для жён шейха Дубая и Фархада Ахмедова судебные скандалы в Лондоне

Отдел информации

В Лондоне начался новый бракоразводный «процесс века»: арабская принцесса Хайя Бинт аль-Хусейн стремится разорвать супружеские узы с дубайским шейхом и премьер-министром Мохаммадом аль-Мактумом. На кону состояние шейха в 4,5 млрд долларов, а сам процесс очень похож на суды с участием российских олигархов, против которых выступают самые дорогие и титулованные адвокаты Британии. В частности, клиенткой адвоката-баронессы Фионы Шеклтон была бывшая супруга известного российского бизнесмена Фархада Ахмедова - Татьяна. И это не единственное сходство двух громких разводов.

Баронесса Шеклтон (в клетчатом плаще) и ее подзащитная Татьяна Ахмедова

В послужных списках адвокатов, ведущих процесс принцессы Хайи и шейха Мохаммада, числятся немало именитых клиентов. Так, защитница шейха Элен Уорд, которую в Британии называют «великой дамой разводов», занималась также бракоразводным процессом Мадонны и Гая Ричи, Шерил Коул и футболиста Эшли Коула. А Фиона Шеклтон – баронесса Белгравиа, почетный доктор юриспруденции, лейтенант Королевского Викторианского ордена, – выступающая на стороне принцессы Хайи, раньше «засветилась» в разводах принца Чарльза с принцессой Дианой и сэра Пола Маккартни с Хизер Миллс, и она по-прежнему солиситор принцев Уильяма и Гарри. Лондонские журналисты называют ее «матерью семейного права» и «демоном переговоров».

Баронесса Шеклтон (на фото в малиновом плаще) и ее подзащитная принцесса Хайя

Правда, эти лестные характеристики не разделяют представители русской диаспоры в Лондоне: в русскоязычной среде госпожа Шеклтон больше известна как «старуха Шапокляк» – за вредный характер и исключительное внешнее сходство с мультипликационной героиней.

Фиона Шеклтон часто работает рука об руку с судебно-инвестиционной компанией Burford Capital, как это было в случае с предыдущим «разводом века» - между российским олигархом Фархадом Ахмедовым и Татьяной Ахмедовой. Бизнес этой компании в прессе не раз называли «бизнесом стервятников». Он основан на том, чтобы брать на себя расходы одной из сторон судебного спора, предметом которого могут быть сотни миллионов и миллиарды долларов. Выигрывая процесс, инвестор забирает себе в качестве комиссии солидную часть куша, который достается победителю – иногда больше половины. 

Случаются, впрочем, и неприятные для судинвестора исключения. Одним из таких исключений, серьезно подкосившим экономику Burford Capital (акции компании потеряли в этом году треть своей капитализации), как раз стал процесс, инициированный бывшей женой Фархада Ахмедова – Татьяной. В прессе появлялись сведения, что на этот шаг Ахмедову сподвигла ее близкая подруга – Ирина Абрамович, бывшая жена владельца «Челси», получившая у него при разводе 230 млн долларов и, видимо, сожалевшая, что суд проходил не в Великобритании. Слушания в Лондоне начались в 2015 году, несмотря на то, что еще в 2000 году Зюзинский суд Москвы вынес решение о разводе супругов Ахмедовых. 

Причиной же разлада, чего не отрицает и сама Татьяна Ахмедова, тогда стали ее супружеские измены. Пока муж занимался в условиях Сибири разработкой сложнейшего газового месторождения – Фархад Ахмедов известен как создатель компании «Нортгаз», – молодая жена вовсю развлекалась в Лондоне. 

История эта до боли похожа на нынешний конфликт принцессы Хайи и шейха Мохаммада. 45-летняя принцесса, как выяснилось, закрутила роман с собственным телохранителем, британцем, а будучи «застуканной», спешно бежала из Дубая в Лондон, прихватив с собой почти 40 миллионов долларов на «мелкие» расходы. В английской столице Хайя, как выяснили журналисты Daily Mail, поселилась в элитном особняке стоимостью 85 млн фунтов, который, как оказалось, был также куплен ею втайне от супруга, можно сказать, заблаговременно. Ведь сексуальные связи принцессы и ее охранника, как стало известно журналистам, длились довольно давно: пять лет Хайя аль-Хусейн наставляла рога вельможному мужу! А теперь, как выяснилось, он за это должен еще и заплатить свои миллиарды…

Телохранитель принцессы Хайи, бывший солдат инфантерии Рассел Флауэрс (на фото слева от принцессы) оказался по совместительству её любовником. О чем пять лет не подозревал законный муж Хайи шейх Мохаммад аль-Мактум (на фото справа от принцессы).

Обосновавшись в Лондоне и заручившись поддержкой адвокатессы Шеклтон, Хайя аль-Хусейн выдвинула свою линию защиты – дескать, она разводится с мужем в интересах дочери, которую, по исламским обычаям, могут выдать замуж насильно. Эту линию, в расчете на поддержку либерально настроенного общества, принцесса сегодня «гнет» через все британские СМИ.

Жизненные сюжеты принцессы Хайи и Татьяны исключительно хороши как иллюстрация того, что порок кровей не выбирает. Первая – единокровная сестра правящего короля Иордании, представительница одного из самых знатных и уважаемых родов Ближнего Востока. Вторая же – дочь советского генерала, пробившаяся в «картотеку» к Петру Листерману, известному поставщику «подруг жизни» для состоятельных российских бизнесменов. 

Примерно такая же профессиональная «неразборчивость», основанная на меркантильном интересе, характерна для баронессы Фионы Шеклтон. Похоже, ей все равно, кого защищать – главное, чтобы сумма иска имела не менее семи нулей на конце. Разумеется, в прессе адвокатесса выступает как искренний борец за права угнетенных женщин, которых необходимо защищать от мужского шовинизма и домашнего насилия. 

При этом в портфолио «матери семейного права» трудно найти «угнетенную женщину» с состоянием мужа менее чем в 100 млн долларов. Оно и понятно: бескорыстная борьба за права женщин не входит в концепцию «бизнеса на разводах».

Собственно, не входит это и в сферу государственных интересов Великобритании, которая получает от деятельности адвокатов и судинвесторов налогов с сумм от 30 до 40 млрд фунтов ежегодно. Неудивительно, что Лондон крайне заинтересован в том, чтобы «перетаскивать» все подобные бракоразводные процессы под свою юрисдикцию. На одной стороне таких процессов стоят, как правило, бизнесмены, создавшие свои состояния своим умом и трудом, а на другом – соблазнившие их когда-то жадные до денег дамы и целая армия «стервятников»: судинвесторы, адвокаты, барристеры, частные детективы и пр. Получается, государственная политика Соединенного Королевства – это тоже политика «стервятников».

Ну а в завершение, как вишенка на торте, последняя новость с фронтов «лондонских разводов». По сведениям из достоверных источников, британские «стервятники» уже положили глаз на еще один прибыльный бракоразводный процесс с «русским акцентом»: развод олигарха Владимира Потанина с женой Натальей. 

Теперь минута внимания. Российские суды дважды отклоняли претензии Натальи на «отступные» в размере 2,9 млрд долларов, и теперь она пытается склонить на свою сторону суды Лондона. При этом многократно увеличилась и сумма требований: по информации все той же Daily Mail, Потанина теперь хочет получить от бывшего мужа уже 11 с лишним миллиардов! Если это ей удастся, сумма станет рекордной для британской бракоразводной практики. 

И снова в процессе маячит тень «старухи Шапокляк» Фионы Шеклтон, но – принципиальная разница! – теперь она будет выступать на стороне Владимира Потанина! 

То есть в случае с Татьяной Ахмедовой она заявляла, что разводиться надо в Лондоне и московский развод не важен, а теперь она готова заявлять все с точностью до наоборот. А как же принципы, как борьба за права угнетенных женщин, спросите вы? А никак. Судя по всему, гонорары владельца «Норникеля» намного выше, и, следовательно, адвокатессе его сторона в данном случае интереснее. 

Такие вот моральные устои у английского правосудия. 

Вспоминается старый анекдот. Мальчик случайно увидел, чем его родители занимаются в спальне, вздохнул и сказал: «И эти люди не разрешают мне ковырять в носу».

9978 просмотров