Линия Ирана на пути к Израилю актуальный комментарий

Айдын Керимов, отдел политики

Власти Ирана вынуждены демонстрировать крутые виражи в отношении турецкой военной операции в северной Сирии. Если вначале Тегеран обвинял Анкару в попытках аннексии сирийской территории, то, чуть позднее, приветствовал заключение российско-турецкого соглашения по зоне безопасности в приграничной Турции сирийской территории. Судя по всему, иранские власти просто смирились с лучшим из худших для них вариантов: уж лучше пусть в Сирии будут турецкие военные, чем американские. Однако теперь и на это надежды рассеиваются - США окончательно уйти из Сирии не торопятся.

Между тем в Иране особое внимание сосредоточили на обязательном условии для нормализации положения в Сирии, выдвинутом на российско-турецких переговорах: незаконно дислоцирующиеся иностранные военные силы должны покинуть ее территорию. Как известно, присутствие РФ в Сирии обосновано официальным обращением Башара Асада к Кремлю. То есть пребывание в Сирии российских военных вполне законно. Ну а Турция тоже считает свое присутствие правомерным, так как заручилась поддержкой России и получила фактическое добро от Трампа, который отвел своих военных от приграничных сирийских территорий.

Однако в Тегеране обеспокоены тем, что, воспользовавшись калейдоскопом событий в Сирии, особенно на ее севере, американцы взяли под свой контроль ключевую ее трассу, тянущуюся от границы Ирака до Ливана. Именно эта дорога через Ирак связывает Иран с Сирией.

Вот Иран и не хочет уходить из Сирии, считая, видимо, что раз можно США, то и ему не стоит спешить.

К тому же при всем совпадении интересов Тегеран очень осторожен насчет союзничества с Россией. И есть отчего. Когда летом этого года секретарь Совбеза РФ Николай Патрушев встретился в Иерусалиме с главой Совета нацбезопасности Израиля Меир Бен-Шаббат и помощником президента США по национальной безопасности Джоном Болтоном, в Тегеране предположили, что разговор шел и о вытеснении Ирана из Сирии. Патрушев тогда сказал, что Россия «понимает те озабоченности, которые есть у Израиля, и хочет, чтобы существующие угрозы были ликвидированы, однако и забывать о национальных интересах других региональных государств нельзя».

Тем не менее по просьбе России, к которой, в свою очередь, обратился Израиль, иранские войска все же отошли от границы с еврейским государством в районе Голанских высот. Взамен, как предполагается, Вашингтон и Тель-Авив не чинили препятствий сирийской правительственной армии в ее операциях на юге страны.

Придать хоть какую-то обоснованность нахождения иранских военных в Сирии попытался глава МИД ИРИ Джавад Зариф, заявивший, что военные его страны останутся в Сирии «настолько  долго, насколько это потребуется сирийскому правительству». Похоже, Иран собирается обзавестись собственной зоной безопасности на сирийской территории.

Таким образом Сирия, поделенная на зоны контроля России, Ирана, Турции и США, все более обретает черты послевоенной Германии. Военные этих стран, подобно Израилю, который уже 50 лет «временно контролирует сирийские Голанские высоты», будут находится в зонах обеспечения «своей безопасности» и неизвестно когда уйдут оттуда...

Иранский политолог Гадир Голкариан, во всяком случае, уверен в правомерности присутствия иранских военных в Сирии, апеллируя при этом к заключенному в Сочи российско-турецкому соглашению. Документ, напоминает он, не предусматривает какие-либо действия против участия Ирана в сирийском вопросе, в нем нет никаких указаний на законность присутствия военных США и Ирана в Сирии.

Высказывая haqqin.az своё мнение о нынешней ситуации в Сирии, Голкариан заявил, что «как и подразделения РФ, иранский спецназ находится в Сирии по приглашению официальной сирийской власти».

«Иначе, - считает он, - США и ЕС не преминули бы поднять в Генассмблее ООН вопрос о незаконности военных операций  Москвы и Тегерана в Сирии, поскольку такого решения со стороны ООН нет. По сочинским соглашениям турецкая операция «Источник мира» полностью легитимная. Интересно, что после выхода курдских боевых формирований ПКК и ППД с территорий, подконтрольных Турции, эта зона должна быть передана армии Асада. Там есть пункт о том, что обеспечение безопасности Турции должно быть в рамках территориальной и политической целостности Сирии. В любом случае, нет каких-то официальных политических лазеек для вытеснения Ирана из Cирии».

В принципе, отмечает иранский политолог, Тегеран не был против турецких военных операций в Сирии, однако первые политические заявления Анкары вызвали опасения не только у Ирана, но и у Ирака и европейских стран.

«Турция, получив добро на проведение операции от Трампа, оставила за собой право продвижения войск до 32 километров вглубь сирийской территории. Так что в результате операции «Источник мира» Сирия потеряла бы суверенитет своих приграничных с Турцией территорий. Сочинские соглашения дали положительное направление событиям и определенным образом разрулили ситуацию», - отмечает он.

Касаясь отношений иранской власти и Асада, Голкариан подчеркнул, что каким бы деспотичным ни считали Асада в Турции, нынешний режим в Дамаске является законным и любые решения сирийского президента законны.

«У Ирана нет планов осуществить в Сирии военную операцию по типу «Источника мира». Для этого у него нет логистических возможностей, нет общей границы, через которую Тегеран ввел бы крупные подразделения и военную технику. Поэтому этот вариант исключается. Но Иран будет поддерживать власть в Дамаске и территориальную целостность этой страны. Однако в Тегеране опасаются, что за Сирией последует фрагментация Ирака. А это уже откроет возможности Израилю и его союзникам приблизиться к границам ИРИ. Сирия для Ирана - это передовая оборонительная траншея на пути Израиля. Поэтому Тегеран будет делать все для военно-политической стабильности власти Асада», - не сомневается иранский эксперт.

5196 просмотров