50 коррупционеров в тюрьме, и о дефиците бюджета можно забыть наш комментарий

Икрам Нур, автор haqqin.az

Во вторник, 12 ноября, в Тегеране состоялась закрытая сессия Меджлиса страны, на которой обсуждались проблемы острого дефицита иранского бюджета.

Пожалуй, впервые за долгое время принимавший участие в ее работе президент Хасан Роухани сказал правду - ситуация в Иране никогда не была такой «сложной», как сегодня, а санкции США в отношении экспорта иранской нефти затрудняют управление страной и катастрофически сказываются на бюджете.

Хасан Роухани: Где нам взять $15 миллиардов?

 «Хотя у нас есть несколько разнообразных доходов, но только нефтяные деньги могут поддержать страну», - сообщил он. - «В настоящее время дефицит государственного бюджета составляет около 15 миллиардов долларов. Где нам их найти?»

Вопрос этот, нужно понимать, был риторическим, поскольку ответа на него у иранских правящих элит - будь то «консерваторы» или «реформаторы» - нет. И не предвидится. Бюджет Ирана на текущий финансовый год (март 2019 - март 2020) был сверстан из расчета продаж трехсот тысяч баррелей нефти в сутки - однако, есть все основания полагать, что в реальности эта цифра составляет сегодня всего около 125 тысяч баррелей - почти в три раза меньше планировавшейся.

Но и дефицит в 15 миллиардов не отражает всего трагизма ситуации, поскольку на заседании Меджлиса говорилось лишь о видимой, «белой» части бюджета. А у Ирана есть еще и «серая», секретная, связанная с деятельностью Корпуса стражей Исламской революции и финансированием целого ряда весьма «прожорливых» внешнеполитических проектов - от Йемена до Сирии, от Ливана до Афганистана. Включая сюда и поддержку Хизбаллы и других проиранских сил до самой до Латинской Америки.

Естественно, что обсуждать эту «серую» часть государственных расходов Исламской республики Иран ни у депутатов Меджлиса, ни у администрации президента нет никаких полномочий. Только попробуй протянуть в эту сторону руки - оторвут по самые плечи. Поэтому единственное решение, которое могли принять - и приняли - на заседании Меджлиса заключалось в следующем. Во-первых, все государственные расходы должны быть пересмотрены и уменьшены до минимально возможной суммы. Во-вторых, основной доход бюджета следующего финансового года (март 2020 - март 2021) должны составить налоги, размер и собираемость которых придется улучшать, продажа облигаций государственного займа, которому наверняка придумают какое-то пафосное название, «патриотический» или «займ сопротивления», а также - выручка от приватизации государственных компаний.

Жаркие дебаты в Меджлисе на закрытом заседании 12 ноября

Слово «приватизация» что на постсоветском пространстве, что в Иране имеет ярко выраженный негативный оттенок - уж очень много было приложено чиновниками и бизнесменами усилий для этого. В случае с Тегераном все осложняется еще и громкими последними скандалами.

Поймите правильно, совершенно не намерен утверждать, что при Ахмадинеджаде чиновники были чисты как ангелы, все как один бессребреники, а каждый второй так и вообще сущий аскет, живущий исключительно принципами Исламской революции.

Но принципиальная разница между теми временами и нынешними заключается в том, что тогда - стеснялись и, как минимум, не выставляли сомнительные доходы на всеобщее обозрение из желания подчеркнуть свою успешность. Сейчас шальных денег не стыдятся, роскошь - напоказ, «дорого-богато» - чтобы все видели и завидовали. Причем этот вирус поражает любого - от «старых борцов», делавших революцию 1979 года, до рафинированных «технократов», без году неделя оказавшихся в чиновничьем кресле. Никогда еще так хорошо не жилось иранским коррупционерам и спекулянтам, как в период президентского срока Трампа…

Новый глава судебной власти страны Ибрахим Раизи, которого прочат то в президенты, то в преемники Верховного лидера, активно пытается расчистить эти «авгиевы конюшни». На минувшей неделе отдел расследований судебных властей Ирана арестовал сразу 25 сотрудников Государственного управления по имуществу.

Набор обвинений стандартный - получение огромных взяток, подделка документов, сотрудничество со спекулянтами приватизации государственной собственности, нарушение процедур регистрации и оформления в целях осуществления поборов с физических и юридических лиц. Особо следует отметить, что с недавних пор к осужденным за такие преступления сразу же применяется конфискация имущества, которое отходит государству.

Расул Даниалзаде ожидает ареста в аэропорту Тегерана после прилета из Дубая

На первый взгляд странно, но подобная активность вызывает негативную реакцию администрации президента Хасана Роухани. Вплоть до того, что сам он на днях обвинил судебные органы в том, что их антикоррупционная деятельность «носит заказной характер» и «политически ангажирована». Но если присмотреться пристальнее, то речь не о странной реакции. И дело даже не в обиде иранского президента за своего брата, Хоссейна Ферейдуна, который сейчас отбывает пятилетний срок за коррупцию.

Достаточно проанализировать несколько последних громких дел - «султана монет», «султана битума», «мясного султана» - как невооруженным глазом видно, что в каждом случае ниточки тянутся до очень влиятельных людей.

И дополнительным подтверждением этому служит произошедшее на днях «добровольное» возвращение в Иран «султана стали» Расула Даниалзаде, который был тесно связан бизнес-отношениями с братом президента, отбывающим срок.

Слово «добровольное» здесь совершенно не зря взято в кавычки. Представители Ибрахима Раизи уже заявили, что «султан стали» вернулся в Иран из Дубая после того, как его «попросили об этом сотрудники разведки Корпуса стражей Исламской революции». Видимо, просили достаточно убедительно, заодно пообещав и смягчение наказания, поскольку, как следует все из того же заявления, «сотрудничество Даниалзаде со следствием, на которое он дал согласие, значительно смягчит ему наказание».

Информация, которую сообщит «султан стали» на допросах, возможно, станет причиной еще одного скандала в иранских верхах. А вот для иранской казны обернется возвратом более чем 300 миллионов долларов, которые незаконно вывезли из страны Даниалзаде и его высокие покровители. 45 или 50 подобных «султану стали» дельцов и коррупционеров - и о дефиците иранского бюджета можно будет забыть.

5664 просмотров