Цена курдской игры не наши вопросы

Расим Агаев, автор haqqin.az

И снова о блеске и нищете курдской революции. А была ли такая? Многие сочтут данный вопрос едва ли не провокационным. А может, лучше поставить вопрос иначе: когда она началась, эта самая революция, и прогремят ли наконец ее последние выстрелы? На обе части этого вопроса сами курды дают разноречивый ответ.

новые земли для курдской мечты

Когда мы все были просто бакинцами

Где-то в начале 60-ых познакомился я чисто случайно в столовой Бакинской партшколы с молодым человеком, представившимся членом ЦК Компартии Ирака, неким Мохаммедом Талебани (имя я изменил – сами понимаете – времена тоже иные). Знакомство это имело ту особенность, что мелькнуло в разговорах иракского гостя нечто такое, что роднило его с множеством бакинцев-армян, ведших летоисчисление всемирной истории от появления на Земле их далеких предков. Что, замечу, являлось предметом нескончаемых шуток коренных бакинцев – что азербайджанцев, что русских или евреев (последние поселились на брегах Каспия в незапамятные времена, было их в Азербайджане великое множество, но в отличие от армян они никогда не помышляли об автономии). Стоило при нем – Талебани - произнести имя какой-либо арабской знаменитости, как он тут же вставлял: «А вы знаете он родом из Курдистана!», или «Он по матери курд – я точно знаю!». Кстати, как-то он ошеломил всю нашу компанию внушительным списком известных лиц из азербайджанской властной номенклатуры, которых они там, у себя в иракских горах также почитали за курдов. «Мы у себя в Ираке отмечаем каждое назначение на высокие государственные посты, что в Азербайджане, что в Армении как наше общее национальное достижение»,- сообщил иракский коммунист как о чем-то само собой разумеющимся.

- И много вы насчитали своих соотечественников во власти Армении? - полюбопытствовал кто-то из бакинцев. Наш иракский друг отвечал, что, мол, довольно много, но вспомнил лишь одного - то ли секретаря райкома, то ли председателя райиисполкома.

 «У нас, что в Баксовете, что в ЦК, что в Совмине армян куда больше, - таков был ответ бакинца.

«Но мы все – бакинцы!»,- дипломатично завершил я наш общий занимательный этно-исторический сюжет. Вспомнился он мне годы спустя в Дамаске, куда я был командирован в качестве собственного корреспондента Агентства печати Новости.

Дамаск 1980-ые годы

Здесь-то, точнее, в советском павильоне традиционной международной ярмарки и ждала меня встреча с моим давним иракским знакомцем, с которым на сей раз свел меня один из советских дипломатов.

«Когда вы успели познакомиться? - искренне удивился он, после того как мы с Талебани дружески обнялись.

- Мы с товарищем Расимом - старые бакинцы, - объяснил ситуацию давний иракский друг. Как «старый бакинец» он тут же подвел к павильону молодого человека, оказавшегося его племянником, из-за которого он, собственно, и явился на ярмарку – надо было пристроить юного родича на работу, что и было тут же сделано.

- Молодец! - похвалил меня наш дипломат и прошептал на ухо, мол, мои знакомцы - близкие родственники Мухаммеда Азиза, лидера иракских коммунистов. – Как никак свои люди…

Спецобучение в Москве

А вспомнились эти давние встречи на «арабском меридиане» в связи с последними сообщениями с Ближнего Востока. На мой взгляд самое важное из них – о совершенно новом положении, которое заняли курды в традиционных местах проживания – Ираке и Сирии. Достаточно сказать, что Иракский Курдистан ныне характеризируется наблюдателями едва ли не как один из самых «спокойных, стабильных регионов». И все благодаря духу взаимопонимания, который воцарился во взаимоотношениях американцев и курдов. Впрочем, полагать, что это сближение возникло вовсе неожиданно сейчас, исключительно с развалом Советского Союза и потерей ее преемницей Россией старых ориентиров и связей, было бы не совсем точно.

Мустафа Барзани

Где-то в конце Второй Мировой войны Мустафа Барзани, после серии восстаний и разгрома его детища – Мехабадской республики в Иране надолго поселился в CССР (Азербайджан, Узбекистан, Москва). Об этом периоде жизни курдского революционного деятеля можно узнать немало любопытного в воспоминаниях П. Судоплатова: «Советская сторона согласилась, чтобы Барзани и часть его офицеров прошли спецобучение в наших военных училищах и академии. Я также заверил его, что расселение в Средней Азии будет временным, пока не созреют условия для их возвращения в Курдистан».

Ждать пришлось долго – около 12 лет. Однако далее жизнь лидера иракских курдов складывалась вполне благополучно. Не успел он в 1958 году завершить военную академию им. Фрунзе, получив к тому же чин генерала, как подоспела пора революционных переворотов в Ираке и ставший героем курдского народного творчества М.Барзани вновь десантировался в Иракский Курдистан. У трапа самолета его встречал не кто-нибудь, а лично глава Иракской  Республики Абдул Керим Касем, незадолго перед тем свергнувший монархию. Наступило даже перемирие, сравнительное длительное сотрудничество с правящими кругами, которое, увы, вскоре получило продолжение в виде череды вспышек долгой, фактически гражданской войны. Оно завершилось новой эмиграцией М.Барзани, на сей раз в… США (1975). То была его последняя эмиграция, к этому времени в Ираке приняли закон об автономии Курдистана (1974), и в конце концов был образован полунезависимый Иракский Курдистан (1991-2003)

Под американским крылышком

По-разному можно оценить эти страницы недавней истории Курдского государства. На первом этапе интерес к ней, несомненно, был вызван сложным политическим маневрированием между СССР и США. Завершилось оно задолго до распада СССР открытым переходом непризнанного нового де факто государства курдов под крыло американской разведки. Напомнить о них сегодня стоит, и не только для того, чтобы обозначить скрытые от внешнего взгляда причины перипетии нескончаемой ближневосточной войны.

О радикальных переменах, произошедших в умонастроениях курдских политиков, лучше всего свидетельствует тот факт, что ныне московские аналитики открыто признают: «Курды – один из немногих, самых верных союзников США на Ближнем Востоке». А ведь исторически не так уж давно Евгений Примаков посвящал российскую публику в особенности курдского движения, ориентированного на Москву.

Примаков с курдами

Нынче же московские эксперты вынуждены признать: «В Ираке Курдистан – самый спокойный, стабильный регион. И все это благодаря американцам, которые с успехом заменили русских». Судя по всему, американцы в качестве желанных гостей пришли в эти края надолго. Подтверждением тому является тот неоспоримый факт, что «американцев никто не только не взрывает и не вытесняет, но и наоборот – всячески приветствует». Впрочем, во времена, которые я упомянул в начале своего рассказа, то же самое можно было сказать о взаимоотношениях с советскими военспецами. Но надо сказать и о том, что в те годы не было ИГИЛ…

Сегодня западная, да и российская пресса пишет о том, что военная победа в Ираке и в Сирии вовсе не означает полного исчезновения Исламского государства. Подтверждением этому является активная деятельность террористических групировок, связанных с «Аль-Каидой» на Аравийском полуострове и далее – в Азии. Более того, западное наступление не ограничивается одними лишь военными мерами. Для полной ликвидации ИГ на Западе прорабатываются эффективные способы борьбы с финансированием терроризма. Надо заметить, что такая постановка проблемы ранее не просматривалась в действиях противостоящих терроризму международных сил. Не так давно в Париже состоялась представительная конференция руководящих деятелей всех стран, участвующих в борьбе с финансированием терроризма.

Одним словом, Запад далее не намерен терпеть сопротивление тех, кто мешает ему прибрать к рукам нефтяные и газовые кладовые Ближнего Востока. Война на Ближнем Востоке приобретает новый размах под лозунгом: «No Money for Terror!»

На кону не только огромные капиталы, но и спокойная жизнь народов от Ла-Манша до Средиземного моря. Ее приказано обеспечить, если даже придется превратить в бесконечный кошмар жизнь людей, проживающих от Аравийского полуострова до Багдада.

Такова цена, которую курдам придется заплатить за то, чтобы утвердиться здесь в качестве независимого государства. Самое поразительное то, что никто ни в Париже, ни где бы то ни было еще не говорит о том, что для осуществления курдской мечты потребуются новые земли. Откуда их взять? Ясное дело – придется перекроить границы вовлеченных в эту авантюру государств. Уж не Сирии и Ирака? Если нет, то чьи же…  Или же курды вновь окажутся с пустыми руками у разбитого корыта. Как не раз случалось с ними в прошлом…

7212 просмотров