Потерять территорию, чтобы потом вернуть накануне

Шэн Сию, специально для haqqin.az

В субботу, 11 января, Тайбей, (более известный как Тайвань) изберет 15-го президента, вице-президента, а также всех  113 членов местного парламента - Законодательного Юаня.

И мало какие выборы в нынешнем году привлекают к себе столько внимания со стороны друзей, врагов и оппонентов Пекина, как эти. Поскольку вопрос стоит, в общем-то, достаточно незатейливо: способно ли руководство КНР, «материковый Китай», контролировать ситуацию на тех территориях, которые он вот уже четверть века пытается «вернуть домой».

Тайвань/Тайбэй - государство-реликт, государство-осколок бывшей Китайской республики

Да-да, речь, естественно, о Гонконге и Тайбэе/Тайване, причем, если с первым все как-то уже определилось и он теперь особый автономный район КНР, то вот со вторым все гораздо сложнее.

Государство-реликт, государство-осколок бывшей Китайской республики, созданной в 1911 году и контролировавшей когда-то всю Поднебесную, ужалось до размеров острова Тайвань и прилегающих к нему нескольких островков, куда в 1949 году после поражения в гражданской войне бежали остатки Гоминьдана.

Собственно, реликт-то он реликт, но до 1971 года Китайская республика входила в Совет безопасности ООН и до сих пор предъявляет претензии на территорию материкового Китая. К тому же, признана 17 государствами-членами ООН, играет важную роль в «китайской партии» Вашингтона, который, к тому же, является основным поставщиком вооружений для нее, такое вот совпадение.

Возвращение Тайбэя/Тайваня для Пекина, без всякого преувеличения – дело чести и международного престижа. Более того, окончательного разрыва с «колониальным прошлым», когда иностранные игроки – от России до Японии, от США до Великобритании – кроили Китай как хотели. Для нас вот это все - «преданья старины глубокой», а там – десятилетия унижений прекрасно помнят до сих пор. Тем более что в нынешних условиях эта память обостряется – рост благосостояния и экономический расцвет страны крайне способствуют обострению националистических амбиций и реваншистских настроений, какую страну ни возьми, Китай здесь не исключение.

Так что, перефразируя поэта «Тайбэй Китаю больше чем Тайбэй». И до недавнего времени он, пусть и крайне неспешно, но как-то даже и неотвратимо дрейфовал в сторону воссоединения с КНР. Пусть и на особых условиях, пусть и с исключительными преференциями для себя – но схема «одна страна – две системы» выглядела для острова вполне привлекательной. А уж когда материковый Китай стал второй, а по некоторым параметрам и первой экономикой мира – в призывах к воссоединению перестали видеть что-то неприлично-извращенное.

Китайцы – предельные прагматики. И если им хорошо в материальном плане, то совершенно неважно, как называется та политическая система, при которой они достигли процветания, знаменитое «не имеет значения цвет кошки, лишь бы ловила мышей». Так что воссоединение Китайской республики с КНР не вызывает такого уж категорического отторжения. Настороженность – да, есть такое. Но эти же китайцы – как и все остальное человечество подвержены медиа-вирусам, вызывающим массовые общественно-политические психозы. И этот вирус прилетел на Тайбэй из Гонконга.

Еще год назад лидирующая в нынешних предвыборных опросах правящая Демократическая прогрессивная партия (ДПП) во главе с действующим президентом мадам Цай Инвэнь была близка к сокрушительному политическому закату. Муниципальные выборы с треском проиграны, все предвыборные обещания оказались невыполненными, депутатам Законодательного Юаня на улицах за малым в спины не плевали, не говоря уже о том, каких эпитетов удостаивалась в местной прессе мадам Цай.

Мадам Цай Инвэнь призывает спасти демократию от угрозы с материка

Но случился Гонконг, и ДПП во главе со своими лидерами вновь показали, что если они и откровенно непригодны к государственному управлению – то уж в чем в чем, а в политической демагогии и нагнетании общественной истерии им нет равных. К тому же, это в Гонконге деятельность иностранных консультантов весьма затруднена, на Тайване им никто особо ничего не запрещает, поэтому кампания «Бей Пекин – голосуй за Цай» развернулась широко, с размахом и энтузиазмом, по всем правилам шельмования политических оппонентов, описанных еще Марком Твеном в рассказе «Как я избирался в губернаторы». Естественно, с местной спецификой.

«В нескольких сотнях миль отсюда молодые люди проливают кровь и слезы, защищая свободу», – давила мадам Цай на эмоции избирателей. – «А агенты материкового Китая пытаются навязать нам тиранию». Собственно, так был дан старт местной «охоте на ведьм», удивительным образом совпавший с началом избирательной кампании. Отныне всякий, выступающий против ДПП и госпожи президента – стал агентом Пекина и врагом старого, доброго и демократического Тайваня. В Золотом Юане даже подготовили «Закон о подрывной деятельности», но в силу его одиозности все же не решились на его принятие, штрафы и тюремное заключение за несогласие с политикой правящей партии и мадам Цай – это все-таки перебор.

Тем не менее, что касается жесткого административного прессинга иных кандидатов в парламент и основного соперника действующего президента, Хань Гоюя, то здесь никто не сдерживался. «Бессовестные лжецы изображают меня то черным, то красным, то желтым. Я надеюсь, что тайваньский народ разглядит эти бесчестные уловки и примет рациональное решение», – месяц назад взывал Хань, кстати – выдвиженец от Гоминьдана, 63-летний мэр города Гаосюн. Только кто ж будет слушать «национал-предателя» с его призывами к укреплению связей с Пекином в такие суровые времена, когда речь идет о «спасении демократии от угрозы с материка»?

"То черный, то красный, то желтый" Хань Гоюй, кандидат от Гоминьдана

Если у жителей Тайбэя внезапно за одну ночь не проснуться присущие китайцам рациональность и прагматизм – победа на выборах 11 января мадам Цай и ее партии обеспечена. Вот тут то и начнется самое интересное.

«Торговая война» между США и Китаем, первое значительное столкновение интересов Вашингтона и Пекина в XXI веке, серьезно ограничила возможности китайского руководства повлиять на избирательный процесс на Тайбэе. Единственное, что, по сути, было сделано – это демонстрация флага. Новейший авианосец «Шаньдун» за два последних месяца дважды демонстративно прошел через Тайваньский пролив, многозначительно замедляя ход вблизи берегов острова и выпуская с палубы самолеты. Но 13 января должно состояться подписание нового американо-китайского торгового соглашения, после чего Пекин получит несколько большую свободу рук в тайваньском вопросе. Ну а о том, как он это использует – поговорим в тот же день, 13 января, когда первые итоги выборов уже станут известны

11290 просмотров