Султан и после смерти выбрал Запад наше послесловие, все еще актуально

Игорь Панкратенко, автор haqqin.az

Новым, десятым по счету султаном Омана стал Хайтам бен Тарик Аль Саид. «Мы пойдем по пути покойного султана Кабуса», - заявил он в своем первом публичном выступлении после приведения к присяге.

У покойного султана Кабуса не было наследника и назначенного им при жизни преемника. Подобные ситуации в династиях всегда чреваты борьбой за власть тех, кто считает себя наиболее достойным трона. Почему бы султанату Оман быть исключением, тем более что наиболее вероятных кандидатов было сразу два, и оба – двоюродные братья Кабуса, Хайтам и Асаад? Но мудрость ушедшего в лучший мир правителя страны проявилась и здесь. В последние дни, когда его уже окончательно дожирал рак, султан Кабус сумел собственноручно изложить свою волю, запечатать в конверт лист, на котором было написано всего несколько слов – и передать это послание своим душеприказчикам.

Новый султан Омана принимает присягу

Принятый почти два века назад закон о престолонаследии в султанате гласит, что в случае отсутствия наследников и объявленного при жизни преемника Совет правящей семьи должен за три дня выбрать нового султана, желательно – из своего состава. Если в назначенный срок сделать этого не удается – может быть вскрыто завещание умершего правителя, вдруг он оставил на этот случай какие-то указания. В нынешний раз первый пункт решили пропустить и сразу перешли к конверту, который оставил Кабус.

А после того, как он был вскрыт, тут же объявили, что, согласно воле покойного, новым, десятым султаном Омана, в лучшие свои дни простиравшегося от Аравии до Занзибара, стал Хайтам бен Тарик. Он же, согласно местным законам, будет занимать должности премьер-министра, верховного главнокомандующего вооруженными силами, министра обороны, министра финансов и министра иностранных дел – сосредоточит, словом, в своих руках всю власть в стране.

Предпочтение именно Хайтама перед его братом – достаточно символично. Асаад бин Тарик, который с 2017 года является заместителем премьер-министра по внешним связям и международному сотрудничеству, обладает большим военно-дипломатическим опытом. Хайтам же, кроме активного участия во внешней политике, более искушен в экономике - достаточно сказать, что именно он был инициатором и руководителем программы Oman Vision 2040, направленной на проведение широких  социальных и экономических реформ, а также снижения зависимости доходов султаната от экспорта нефти и газа.

Хайтам бен Тарик обещает продолжить курс султана Кабуса

Покойный Кабус умел видеть реальное положение дел в своей стране. Высочайший авторитет Омана на международной арене, запасы нефти и газа, пусть и не такие масштабные как у соседей по Аравийскому полуострову, но на жизнь хватает – это все, конечно, хорошо. Рывок из XIX сразу в конец XX века, произошедший за полвека его правления – просто здорово. Но для XXI века всех этих достижений стране уже недостаточно.

На мой взгляд, Кабус начал всерьез задумываться о масштабных реформах сразу после 2011 года, когда «арабская весна» пусть краем, но все же зацепила Оман. Но как это всегда бывает, пока раздумывали, пока обсуждали, пока примеривались – и вдруг оказалось, что лично у султана времени уже нет. Единственное, что он успел – запустить разработку плана Oman Vision 2040, запустить который предполагается уже в нынешнем, 2020 году. Но претворять его в жизнь придется уже Хайтаму бен Тарику.

По отзывам хорошо знающих его людей, опыта и компетенций у нового султана вполне хватает. 65-летний Хайтам окончил Оксфорд в 1979 году, занимал должность генерального секретаря министерства иностранных дел, в 2013 стал руководителем Национального комитета развития, в недрах которого и разрабатывалась программа реформ. С 2017 к его обязанностям добавилась еще одна – пост министра наследия и культуры, который, помимо прочего, предполагает также формирование и проведение информационной политики султаната. Кроме того, он обладает опытом ведения бизнеса, владея, вместе со своим братом, рядом фирм.

куда пойдет Аравийская Швейцария?

«Невозмутимый и сдержанный, англофил, убежденный сторонник рынка и опытный администратор», - так отзываются о нем партнеры, неизменно подчеркивая, что манерами поведения и ведения дел он очень похож на покойного Кабуса. Если это так, то Оману серьезно повезло, поскольку перед новым султаном стоят совсем непростые задачи - и во внутренней, и во внешней политике.

И если со стоящими перед страной экономическими и социальными задачами все более или менее понятно – дефицит бюджета, значительный внешний долг, рост безработицы среди молодежи – то с ситуацией в регионе определенности куда меньше. При покойном султане Кабусе Саудовская Аравия и Эмираты смирились с тем, что Оман не присоединился к блокаде Катара, но нет никаких гарантий, что они не попробуют изменить позицию нового правителя Омана в этом вопросе, предложением финансовой помощи, например.

Американо-иранские отношения, разрядке которых Оман здорово помог в 2013-2014 годах, тоже являются головной болью султана Хайтама, хотя бы потому, что его страна, случись что, окажется в самом эпицентре этого конфликта. Словом, в нынешних условиях, да еще с таким географическим положением достаточно трудно придерживаться главного принципа султаната «никому не враг и друг для всех», который были девизом покойного Кабуса.

Хватит ли у нового султана политической воли и выдержки распорядиться доставшимся ему наследством? Партнеры Омана и те, кто заинтересован в этой «аравийской Швейцарии» как надежном месте для тайной дипломатии полны на этот счет оптимизма. У всех представителей семейства Аль Саиди со стальным стержнем внутри все всегда было в порядке. И Хайтам бен Тарик, отец двух сыновей и двух дочерей, заядлый футбольный болельщик и ценитель антиквариата, похоже, в этом отношении не уступит своему предшественнику.

5960 просмотров