Женщина, бросившая вызов империи портрет на фоне противостояния

Игорь Панкратенко, автор haqqin.az

Цай Инвэнь по итогам голосования, прошедшего 11 января, во второй раз избрана президентом Тайваня/Тайбэя. Основным пунктом ее предвыборной программы было сопротивление Пекину.

Не обладая какой-то выдающейся харизмой и будучи не слишком умелым оратором, эта женщина с внешностью преподавателя университета любит быть первой. Первая женщина-президент Тайбэя, первая женщина-председатель крупной местной политической партии, первая, кто стал президентом, не занимая ранее выборных должностей, первая на острове и в Азии женщина, которая достигла высот в большой политике являясь выходцем из обычной по тайваньским меркам семьи.

"Цай - это Меркель Азии", - пишут ее сторонники

Ну а если добавить, что идеалами для нее являются Маргарет Тэтчер и Ангела Меркель – то становится понятным: 63-летняя Цай Инвэнь (кстати, Цай – это фамилия, у китайцев она идет впереди имени) умеет добиваться своего. Начиная с 2012 года, когда она впервые приняла участие в президентских выборах, количество отданных за нее голосов постоянно росло. Нет, не слишком быстрыми темпами, но каждый раз – все больше и больше.

А в нынешнем январе она вообще совершила невозможное – в конце 2018 года, на исходе первого президентского срока, ее рейтинг составлял 15 процентов. На недавних выборах свои голоса за нее отдали 57% избирателей. Причем обошлось без накручивания и административного ресурса, даже самые непримиримые ее оппоненты признали, что голосование проходило без всяких нарушений.

В этом вся госпожа Цай – методично, «капля камень точит», шаг за шагом – и вот уже желаемое у нее в руках. Последняя, одиннадцатая по счету дочь в семье выбившегося из автомехаников в бизнесмены отца, девочка очень хотела стать историком и археологом. Отец и мать – простая домохозяйка, решили иначе. Они хотели видеть ее адвокатом, который ведет правовые вопросы семейного бизнеса. Цай Инвэнь уступила их уговорам, но, судя по всему, это был единственный раз, когда кто-то заставил ее поступиться собственным мнением.

Курс юриспруденции в Национальном университете Тайваня, Корнеллская юридическая школа, элитнейшее учебное заведение, входящее в знаменитую «лигу Плюща», Лондонская школа экономики и политических наук – блестящее образование позволило госпоже Цай выдвинуться в первый эшелон тайваньских правоведов. Какое уж сопровождение семейного бизнеса, родители и мечтать не могли, что их дочь попадет туда, где, собственно, и рождается власть.

В 1993 году она получила первый правительственный заказ – тогдашний президент Ли Тэн-хуэй назначил ее главой экспертной группы, которая должна была обосновать два тезиса. Первый – о том, что Тайвань не является частью Китайской Народной Республики, второй – что нет никаких причин для «воссоединения» острова с материковым Китаем, а принцип «одна страна – две системы» абсурден и принят быть не может.

Две кошки скрашивают жизнь женщины, бросающей вызов Пекину

Цай Инвэнь и возглавляемая ею команда с поставленной задачей справились, на долгие годы определив ту «красную линию», за которую не имеет права заходить ни один крупный тайваньский политик. Но наиболее убедительными выводы экспертной группы оказались… для ее руководителя. В невозможность воссоединения с материком госпожа Цай уверовала безоговорочно, подобно евангельскому Савлу, ставшему апостолом Павлом – и никогда с тех времен не допускала даже тени сомнений в том, что может быть иначе.

В 2004 году она, имея уже огромный опыт административной работы, присоединилась к Демократической прогрессивной партии (ДПП), где сразу заняла видное место. Хотя поначалу ее выбор был странен для окружающих – костяк партии составляли агрессивные демагоги и популисты, старательно лепившие образы «выходцев с городских улиц», «агитаторы, горланы, главари», этакие тайваньские жириновские – и профессор Цай в этой компании смотрелась несколько, мягко говоря, противоестественно.

Выходец их этой партии Чэнь Шуйбянь тогда занимал пост президента Тайбэя и столкнулся с обычной для таких случаев проблемой: ораторов в ДПП масса – работать некому, да и не умеют, как оказалось, проверенные партийные кадры в государственное управление. Поэтому Цай Инвэнь вскоре оказалась в кресле вице-премьера, одновременно возглавив комиссию по защите прав потребителей – весьма серьезную организацию с контрольными функциями и широкими полномочиями.

Тем не менее в ДПП ее считали чисто технической фигурой, по сути, приглашенным специалистом, наемным менеджером. И уж совершенно никто не мог ожидать того, что произошло впоследствии, когда именно эта «техническая фигура» сначала спасла репутацию партии, отмыв ее от обвинений в масштабной коррупции, затем – в 2008 и в 2010 годах выиграла на выборах председателя партии и возглавила ее. А потом привела ДПП к триумфу 2014 года, когда на муниципальных выборах партия выиграла в 13 из 22 округов страны.

Принцип товарища Саахова пришел Цай на помощь: кто ей мешал, тот ей помог

После чего ее победа на президентских выборах в 2016 году была практически предрешена - 56,12% голосов «за», у конкурента - 31,07%. Но быстро выяснилось, что высшее кресло Тайбэя – это гораздо сложнее, чем административная или партийная работа на высоких должностях. Цай Инвэнь двигалась вроде бы и в правильном направлении, пытаясь решать накопившиеся социально-экономические проблемы вчерашнего «азиатского тигра», но получалось всякий раз как-то не очень.

Продвижение «зеленой», экологически чистой энергетики чуть не обернулось дефицитом электроэнергии на острове. Предложение о двух выходных в неделю для всех работников было встречено с негодованием, поскольку вело к сокращению заработных плат. Средняя реальная месячная зарплата вроде бы и увеличилась, но настолько незначительно, что из-за инфляции осталась на уровне начала 2000-х и является самой низкой среди четырех «азиатских тигров». Столь же печально обстояли дела и на других направлениях – рост ВВП замедлился, экспорт сократился, цены на жилье били рекорды, а имущественное расслоение галопировало.

Правда, успехи все же были. Меры поддержки, которые в годы ее первого срока оказывались ЛГБТ-сообществу и продвижение идеи однополых браков вызвали широкое одобрение в определенных узких мировых кругах, но вот авторитету госпожи Цай дома, на Тайбэе, все же как-то не способствовали, скорее даже наоборот. Провал на муниципальных выборах 2018-го, рейтинг в 15 процентов самого президента – все это совершенно не внушало оптимизма.

Но как сказал в известном кинофильме товарищ Саахов, решавший свою проблему женитьбы на студентке, комсомолке и просто красавице - «тот кто нам мешает – тот нам и поможет». И все усилия президентской команды были направлены на раздувание антикитайских настроений: «Защитим Тайвань – не отдадимся материковому Китаю!»

«Молодые люди в Гонконге отдают свою жизнь, кровь и слезы, чтобы показать нам, что «одна страна, две системы» невозможны. Завтра придет очередь молодых людей Тайваня показать Пекину, что ценности демократии и свободы преодолеют все трудности. Нас не победить и не присоединить!» - неслось из каждого утюга накануне голосования.

Сработало, да еще как – 57 процентов голосов «за» Цай Инвэнь, победа убедительная, вопрос о воссоединении с КНР не просто отложен – попал под запрет даже для обсуждения минимум еще на четыре года. Впрочем, времена меняются. В 2003 году категорически против этой идеи было 89% жителей Тайбэя. В 2018 – 52%. Еще лет пять – и противники принципа «одна страна – две системы» станут меньшинством. В Пекине это прекрасно понимают, а потому не слишком драматизируют произошедшее на выборах.

В уютной и стильной – чувствуется женская рука и безупречный вкус – но достаточно скромной небольшой резиденции, в компании двух кошек, Син Син и А Цай - замужем Цай Инвэнь никогда не была, детей нет - госпожа президент Тайваня/Тайбэя думает иначе. И продолжает бросать Пекину вызов за вызовом.

8110 просмотров