Дмитрий Дибров: «Если бы Путин не принимал свободу, меня отправили бы в вашу Баиловскую тюрьму» известный тележурналист в гостях у haqqin.az

Беседовал: Заур Расулзаде

Дмитрий Александрович Дибров, популярный российский телеведущий, советский и российский журналист, шоумен, продюсер, режиссер, стоял у истоков независимой российской журналистики. О ее нынешнем состоянии, свободе слова и других связанных с деятельностью СМИ вопросах Дибров поговорил с haqqin.az.

Дмитрий Дибров

- Вы, можно сказать, уже корифей современной российской журналистики. Как сегодня можете ее охарактеризовать?

- Вообще-то, я был у истоков тележурналистики. Хотя и начинал свою деятельность в МК, но тогда это был глубокий совок. Потом мы создали программу «Взгляд», «Антропологию», «4-й канал». Это действительно было время бешеной свободной прессы не только в России, но и на всем постсоветском пространстве. Видите ли какая штука, сейчас страна немного изменилась. Если тогда, в 90-е годы, мы еще одной ногой были в совке и как голодные на свободу люди хотели себя проявить везде, в том числе и в журналистике, и ради каких-то призрачных революционных идей были готовы на все, то потом мы насытились этой свободой и захотели стабильности. Ведь сейчас недаром те времена называют - «лихие 90-е» и «кислые нулевые». Мы остепенились, повзрослели, вышли из романтики и начали осознавать жизнь реально. Поверьте, революции никогда не приводили к улучшению жизни. И мы, молодые журналисты лихих 90-х, вдруг осознали, что у нас есть семьи, их надо кормить, а на одной романтике долго не продержишься.

- То есть вы теперь совсем не тот революционный романтик лихих 90-х?

- Вполне естественно. Тот, кто не был до тридцати лет анархистом, не имеет сердца, но тот, кто им остался после тридцати, не имеет ума.

- А что, ваш близкий друг Влад Листьев не хотел осознавать наступившую реальность?

- Владика убили по страшному стечению обстоятельств. Мы неоднократно обсуждали с ним реальное положение дел в стране и в журналистике, и не сказал бы, что он этого не осознавал, но его убили по другим причинам, и говорить с вами на эту тему не стану... Вот зачем вам и другим журналистам видеть закулисье? Владика убила вот эта самая разгульная свобода, к которой ни мы, ни наше общество не были готовы. Я бы назвал 90-е фантастическим временем свободы. Вот, например, в России есть такой знаменитый человек, как  Александр Стальевич Волошин, бывший руководитель Администрации Ельцина. Так он охарактеризовал 90-е как время, когда креативному классу было хорошо, а простолюдину было плохо. Сегодня же все наоборот. К любой свободе надо быть готовыми.

- Некоторые ваши коллеги, как, например, Леонид Парфенов, ударились в либерализм, другие поддерживают власть имущих, а вы ушли из политической журналистики и начали вести шоу-программы. То есть вам именно в этой гавани спокойнее всего?

- Во-первых, Леня Парфенов всегда был либералом, во-вторых, я веду интеллектуальную программу «Кто хочет стать милионером». Это не совсем шоу-бизнес, хотя в моих передачах нередко бывают и представители этого сословия. А что касается моих политических пристрастий, то все зависит от детей. Историей руководят глубинные процессы, а не Ленин или Троцкий. Просто должна пройти закономерная волна, чтобы осознать истинное положение дел. Лично я не вижу себя в политической ипостаси, и моя нынешняя позиция меня вполне удовлетворяет. Вот спрошу вас, какие первые признаки цунами, и вы конечно, скажете, что рыбки и птицы начинают выбрасываться наружу. Но ведь вовсе не в них дело. Цунами происходят из-за глубинных тектонических сдвигов, происходящих в океане.

- А нынешний президент России понимает влияние прессы и журналистики в целом на общество?

- Конечно, понимает. Извините меня, если бы он не понимал и не принимал силу свободной прессы, то сейчас меня рядом с вами просто не было бы. Может, даже меня, как в царское время, отправили бы в вашу Баиловскую тюрьму, где Сталину руку перебили (смеется). И если я сейчас здесь сижу, значит пока ситуация в России со свободой более или менее терпимая. Но вместе с тем Путин за такую систему, где нужны противовесы. Сколько их? Тех, кто прислушивается к либеральным СМИ, ну максимум миллион, а такая аудитория погоды не делает. Зачем тогда их трогать, пусть вещают. Путин человек образованный, и он это понимает не хуже нас с вами. Это та свобода, которая не мешает ему. Кроме того, сегодняшняя ФСБ - это не только внешняя разведка, она контролирует в стране абсолютно все. Так что все под контролем. У вас тоже, должен сказать, созданы нормальные условия для развития прессы. Если вы можете общаться со мной на любые темы, значит и в Азербайджане есть свобода слова. Попробовал бы со мной вот так поговорить туркменский или северокорейский журналист…

- Как по-вашему, развиваются ли сейчас российско-азербайджанские отношения?

- Они сейчас на блестящем уровне. У вас - нефть…

- У России, кстати, тоже…

- Да, но наша сернистая, ваша лучше. Нужна щепотка вашей нефти, чтобы на башкирском заводе довести нашу до рыночного уровня. Гитлер же к вам стремился за нефтью, а не в Сибирь… Зачем ему холодная Сибирь - ему нужна была азербайджанская нефть. Ведь у вас прекрасный климат, природа - Бог вас одарил всеми благами. Поэтому будущее Азербайджана я вижу прямо сказочным. Какой у вас образованный президент - слушать его всегда приятно. Так что дорожите тем, чем вас одарил Аллах.

- Спасибо. Мы тоже очень уважаем россиян и желаем им процветания. Для многих наших граждан русский язык является основным средством общения. Но знаете, все же отношение России к армяно-азербайджанскому конфликту не всегда понятно.

- Подождите… религиозный фактор еще никто не отменял. Армяне христиане, и те, кто думает, что религия это пустой звук, глубоко заблуждаются. Вот что еще надо иметь в виду. Спрошу вас, как в передаче «Кто хочет стать миллионером», - какая из стран первой провозгласила христианство государственной религией  - А) Рим; В) Византия; С) Армения? Не утруждайте себя ответом - это Армения. И куда нам бежать от этой реальности? Но вместе с тем интеллектуал – и азербайджанский, и армянский - должен понимать, что эти конфессиональные споры до добра не доводят. Они нужны тем, кто за свечки в православных храмах денежки получает. Никогда в Азербайджане, сколько я ни был здесь, не слышал ни одного националистического слова в адрес соседней Армении. Даже мой друг, покойный Анар Мамедханов, который отличался крайне радикальной позицией по отношению к карабахскому конфликту, никогда не позволял оскорбительных выпадов в адрес армян. Считаю, ребята, и вам и армянам нужно почаще общаться, чтобы убрать эту вражду.

12309 просмотров