Пашинян с Ильхамом Алиевым о «последнем дне Помпеи» наша передовица

Эйнулла Фатуллаев

Публичная дискуссия президента Ильхама Алиева с армянским премьером Николом Пашиняном на полях традиционной Мюнхенской конференции по безопасности стала удачной возможностью показать мировому сообществу притворство, откровенную ложь, псевдоисторическую риторику армянского премьера. Пашинян, как и его предшественники из карабахского клана, преследует лишь одну цель – всячески затянуть решение карабахского урегулирования.

Ильхам Алиев рассказал слушателям дебатов, что вел переговоры с двумя предшественниками Пашиняна, которые срывали принятые Азербайджаном договоренности на основе предложений посредников – представителей мирового сообщества, в данном случае сопредседателей Минской группы ОБСЕ. Экс-президенты и новоиспеченный премьер-министр Армении отвергают императивы международного права. Хотя Армения и спекулировала противоречивостью хельсинских принципов, но в период одного президента приняла поэтапный план урегулирования, а другого – подтверждающие неизменность этого формата урегулирования пресловутые мадридские принципы. Что произошло позже? Армения отказалась как от принятого ею же поэтапного плана, так и от мадридских принципов. Результат налицо – тупик.

Азербайджан никогда, ни при каких обстоятельствах не согласится на пакетный вариант урегулирования. И. Алиев, в свойственной себе манере – решительно и принципиально обозначил ясную и окончательную позицию Азербайджана: деоккупация территорий вне Нагорного Карабаха, затем полная нормализация отношений с Арменией и, наконец, определение статуса Нагорного Карабаха. Причем новый статус Верхнего Карабаха после деоккупации низменной части может быть определен лишь в рамках территориальной целостности Азербайджана. Ильхам Алиев чувствует себя довольно легко и уверенно, выражая консолидированную позицию всей азербайджанской общественности. К тому же, до наступления тучных нулевых, Армения была готова принять разработанную посредниками «дорожную карту» урегулирования. То есть и духовный наставник Пашиняна – Тер-Петросян принял поэтапный план, включающий деоккупацию, примирение и нормализацию взаимоотношений, определение конечного статуса Нагорной части Карабаха. Подходы Тер-Петросяна с руководством Азербайджана не совпали лишь во временных отрезках исполнения намеченного плана урегулирования. Однако еще в конце 90-х годов Армения не подвергала сомнению вывод своих войск из Кельбаджара и даже Лачина. Сегодня Пашинян на той же конференции дал понять, что Армения не готова освободить даже Агдам.

а ведь духовный наставник Пашиняна не подвергал сомнению вывод армянских войск из Кельбаджара и даже Лачина

Пашинян кривил душой, рассказывая иностранной публике о своих революционных шагах в карабахском урегулировании. Что явилось революцией? Оказывается, набившая оскомину дежурная фраза, что дескать будущий мир должен отвечать не только интересам армян, но и азербайджанцев. Но как? Как этот мир будет отвечать интересам азербайджанцев, если Пашинян не готов рассматривать вопрос деоккупации районов даже вне Нагорного Карабаха.

Формула Ильхама Алиева: деоккупация-нормализация-статус полностью отвечает духу мадридских принципов и принятого самой же Арменией «поэтапного плана». Что предлагает нам Пашинян? Модель Пашиняна берет под сомнение все результаты кропотливого двадцатилетнего переговорного процесса, отсылая нас к «пакетному плану». Пашинян все видит наоборот, предлагая в начале достичь нормализации, затем определить статус Карабаха, и наконец, после этого рассмотреть (!) вопрос деоккупации азербайджанских районов. К тому же, даже на этой конференции Пашинян заявил, что не представляет и не связывает будущую судьбу Карабаха с Азербайджаном, и пытается навязать Азербайджану прямые переговоры с марионеточным правительством квазигосударства «НКР». Азербайджан осознает и принимает модель сосуществования с армянской автономией в Нагорном Карабахе. Именно поэтому в своей речи И.Алиев часто повторял мультикультуральную концепцию построения азербайджанского государства. Однако, обратившись к недавней истории конфликта, азербайджанский президент показал все пагубные последствия этнической чистки в Нагорном Карабахе: как одна община может решить судьбу края, если другая община оказалась полностью изгнана из бывшей автономной области?

У Алиева и Пашиняна мало общих точек соприкосновения, ибо Азербайджан призывает к урегулированию на основе международного права, Армения уповает на политическую схоластику, полагаясь на мифическое военное превосходство, подмоченное неудачей в кратковременной апрельской войне. А дальше тупик.

Неуверенный в себе Пашинян на убогом английском языке часто лгал, запинался, путался в мыслях, искал новые аргументы и сочувствие в зале, и заврался настолько, что приписал бывший Шаумяновский район (Агджыкенд) в состав советской НКАО. Ильхам Алиев сразу же парировал. После чего армянский премьер признал ошибку, извинился. Почему-то вспомнил государство Тиграна и его переговоры с римским полководцем Помпеем.

Гней Помпей Великий... Пашинян вспомнил и римский триумвират

И здесь запнулся, не мог вспомнить на английском должность римского консула. Пашинян выглядел блекло, не блистал ни эрудицией, ни манерами, ни интеллектом… Пашинян особо проигрывал на фоне высокообразованного, эрудированного Ильхама Алиева – президента с большим внешнеполитическим опытом и политиком мирового масштаба.

Армянского премьера подвели и помощники. Оправдывая преступления своих предшественников и главных политических врагов в Ходжалы, Пашинян почему-то сослался на мнимое интервью экс-президента Азербайджана Аяза Муталибова. И снова путаница. Во-первых, скандальное интервью Муталибова чешской журналистке спустя несколько дней после госпереворота в 1992 году было опубликовано не в «Аргументах и фактах», а в Независимой газете.

Муталибова переиначила чешская журналистка

Во-вторых, сразу же после выхода в свет этого интервью, Муталибов официально опроверг приписанную ему мысль о том, что массовое истребление азербайджанцев в Ходжалы – дело рук мятежной азербайджанской оппозиции. Да, Муталибов в этом интервью осудил оппозицию, разменявшую национальные интересы страны на узкополитические, превратив Карабах в некую разменную монету. Но чешская журналистка переиначила смысл слов экс-президента. С другой стороны, зачем же Пашиняну было обращаться к Муталибову, если его другой политический враг – экс-президент Армении Серж Саргсян в интервью британскому эксперту Томасу де Ваалу открыто признал целенаправленный характер ходжалинской резни: «До Ходжалы азербайджанцы думали, что с нами можно шутки шутить, они думали, что армяне не способны поднять руку на гражданское население. Мы сумели сломать этот [стереотип]. Вот что произошло…» (признание Саргсяна вошло в нашумевшую книгу де Ваала «Карабах – черный сад»).

Пашиняна потянула в исторические дебри аргументированная реплика азербайджанского президента об исторической принадлежности Нагорного Карабаха Азербайджану – ведь армянская идеологическая машина все эти годы в Европе оправдывала военно-политическую интервенцию превосходством исторического права на Карабах.

Серж Саргсян: "Азербайджанцы думали, что армяне не способны поднять на них руку..."

Что же дальше? А дальше тупиковая ситуация. Пашинян открыто заявил о намеренности сорвать переговорный процесс. Так и сказал, что не видит смысла каждый раз приезжать и повторять свою устойчивую позицию. Ильхам Алиев с легкостью разбил и этот аргумент своего визави. Если Армения сорвет переговорный процесс, то получит жесткий и симметричный ответ. За несколько часов до напряженной дискуссии на армяно-азербайджанской границе выстрелом армянского снайпера был убит еще один азербайджанский солдат. В условиях пошатнувшейся региональной системы безопасности, саботаж переговоров и открытая неготовность к мирному урегулированию раскрывают очевидную перспективу перед Азербайджаном изменить военно-политический статус-кво. Жесткий и симметричный ответ, о чем открыто заявил президент И.Алиев, на искусном дипломатическом языке подразумевает применение военно-политического инструментария. И Евросоюз, и США, и Россия – все основные акторы международного права, они же посредники в карабахском урегулировании еще 10 лет назад подтвердили – альтернативы мадридским принципам нет. И это достижение – грандиозный дипломатический успех президента И. Алиева – прочный гарант деоккупации и неприкосновенности территориальной целостности Азербайджана. Армения в лице Пашиняна настойчиво срывает переговоры, выбивая предмет переговоров - общепринятые мадридские принципы, а также конфигурацию самого процесса. Всю опасность этой неразумной и авантюристской политики почувствовали и в Ереване, экспертное сообщество Армении бьет в набат, указывая на дамоклов меч, нависший над судьбой карабахского оккупационного режима.

Еревану не до смеха, ведь судьба не только одного карабахского процесса, но и всей страны оказалась в руках плохо образованного, невежественного, провинциального – этакого бесшабашного парня из Иджевана, иррационального и недальновидного человека. Случайного человека в политике и во власти.

с таким главой правительства Армению ждет "Последний день Помпеи"

И все мы успели убедиться в этом за непродолжительные 40 минут рассуждений о Помпее армянского премьера, который своей безрассудной политикой готов сотворить в своей стране «Последний день Помпеи»…

16193 просмотров