Турция: лира падает, резервы тают главная новость

Эльдар Алиев, отдел экономики

Курс лиры упал до рекордно низкого уровня по отношению к доллару, после того как трейдеры истолковали комментарии политика Федеральной резервной системы, как исключение своповой кредитной линии ФРС для смягчения истощенных запасов Турции. Падение лиры до 7,25 подтолкнуло ее курс к рекордно низкому значению со времени валютного кризиса 2018 года и продлило пять сессий снижения, поскольку страна столкнулась с экономическим воздействием вспышки коронавируса.

Суверенные облигации Турции продолжили падение, поскольку лира ослабла, выпуск 2030 года упал на 2,5 цента. В преддверии ожидающейся второй рецессии менее чем за два года Анкара обратилась к ФРС и другим Центробанкам с просьбой о доступе к средствам, поскольку ее чистые валютные резервы упали в этом году с 40 млрд почти до 25 млрд долларов. (В МВФ правительство принципиально не обращается). А давление на лиру, по мнению экспертов, продолжится в краткосрочной перспективе.

Но Анкара не собирается менять свою политику. В частности, ранее в беседе с инвесторами министр финансов Берат Албайрак защитил свою политику перед лицом распродажи валюты, заявив, что турецкие резервы были более чем достаточными. Он сказал, что с оптимизмом смотрит на заключение сделки по своповой линии обмена валютным финансированием, но инвесторы опасаются, что Турция может столкнуться с дефицитом наличных средств. И если своповая сделка не состоится, это может обернуться новым обвалом национальной валюты.

В ответ Анкара ужесточает финансовый режим. Агентство по банковскому регулированию и надзору (BDDK) запретило трем крупнейшим в мире иностранным банкам операции на финансовом рынке страны. Под запрет попали BNP Paribas SA, Citibank NA, UBS AG. Регулятор запретил местным банкам проводить транзакции в турецких лирах с ними. Они не выполнили в срок обязательства по операциям в турецкой лире, что создало риски больших потерь для турецкой экономики, участникам кредитной системы страны — вкладчикам, заемщикам и кредиторам. Тем временем и в СМИ появились сообщения о том, что падение курса лиры обусловлено скоординированной атакой иностранных банков, организованной из Лондона. И несмотря на критику такого шага, Агентство и далее намерено защищать экономику государства от недобросовестных финансовых организаций и манипуляций на валютном рынке страны.

В этом году лира потеряла около 18% стоимости под давлением на экономику пандемии COVID-19, из-за которой в Турции погибли тысячи людей. В ожидании второй рецессии менее чем за два года Турция обратилась к Федеральному резерву США и другим центральным банкам с просьбой о поддержке, поскольку ее чистые валютные резервы упали почти в 2 раза - до 25 млрд долларов. Финансовое состояние Турции и так было слабым, а внешний долг и кризис системы здравоохранения ухудшили ситуацию. Долг страны стал четвертым в мире по уровню риска после Венесуэлы, Аргентины и Украины.

Анкара пытается принять срочные меры, в ближайшие дни планируется вложить около 20 млрд лир (2,8 млрд долларов) в капитал трех госбанков — Ziraat Bank, Halkbank и Vakifbank. Банки страны испытывают все большее давление, т.к. выдают больше кредитов на фоне вспышки коронавируса, которая ввергает экономику страны в прогнозируемую вторую рецессию менее чем за два года. Поэтому и увеличивается капитал госбанков - от 5 до 7,5 млрд лир для каждого.

Эксперты обеспокоены приверженностью Анкары поддержке госбанков. В то время как как правительство вводит частичную блокировку, чтобы обуздать пандемию, предлагает финансируемые казначейством кредиты для компаний, пострадавших от экономических последствий кризиса коронавируса, госбанки распределяют потребительские кредиты с отсрочкой платежей. То есть экономика от этого практически ничего не выигрывает.

А в это время чистые валютные резервы Центробанка упали до самого низкого уровня с мая 2019 года. Как сообщает Bloomberg, Центробанк израсходовал почти все свои валютные резервы, за вычетом обязательств, после того как в последние месяцы  заключил валютные свопы с госбанками. Резервы в долларах и евро, если вычесть из них торговлю свопами, которую он уже провел с местными банками, составляют менее 1 млрд долларов. А чистые резервы, лишенные обязательств перед кредиторами, опускаются ниже нуля. Пандемия COVID-19 остановила промышленность, поскольку частные банки не могут предоставить благоприятные кредиты, а правительство предоставляет то, что критики называют недостаточным финансированием для оказания чрезвычайной помощи. И последующее сокращение резервов пугает инвесторов, которые опасаются, что у Турции может не хватить подушки безопасности, чтобы справиться с перебоями во внешнем финансировании.

Правда, цифры самого Центробанка более оптимистичны. По данным на 24 апреля, его резервы  в иностранной валюте снизились за неделю на 2,096 млрд долларов - до 53,952 млрд долларов. Но при этом золотые резервы, напротив, выросли на 1,087 млрд долларов - с 32,872 млрд до 33,959 млрд долларов. Вроде не совсем плохо, но золота с учетом темпов падения валютных резервов явно недостаточно. Падение валютных резервов Центробанка во многом связано с финансированием интервенций госбанка, чтобы стабилизировать лиру, что свойственно всем центробанкам. Но здесь ситуация усугубляется тем, что в этом году Турция столкнулась с относительно высокой стоимостью внешнего долга в 170 млрд долларов.

В принципе, в подобной ситуации проще справиться с проблемой путем повышения процентных ставок. Это, как показывает практика, способствует укреплению курса национальной валюты и снижает интерес населения к увеличению стоимости своих активов за счет иностранной валюты. Но президент Реджеп Тайип Эрдоган не позволяет Центробанку соблюдать этот классический метод. Он считает, что высокие процентные ставки приводят к высокой инфляции. А пока решается эта дилемма, падает лира, снижаются валютные резервы.

13885 просмотров