Черные лебеди над Тегераном: пожары, беспорядки, шпионы и коронавирус персидские мотивы

Икрам Нур для haqqin.az

На судостроительном заводе в иранском порту Бушер вспыхнул пожар, «жертвами» которого стали семь кораблей, в провинции Хузестан прошли протесты, а власти страны объявили о второй волне коронавируса – словом, «черные лебеди» продолжают виться над Тегераном.

Очередной загадочный пожар на судоверфи, трудно даже подсчитать, какой уже по счету, оставил массу вопросов – был ли он рукотворным, или же перед нами типичное разгильдяйство. Вопреки сообщениям некоторых СМИ, горели не военные суда, а так называемые «ленджи», традиционные на юге Ирана большие грузопассажирские длинные лодки, почти полностью деревянные.

Пожарные борются с огнем на верфи в иранском городе Бушер

На иранских югах они горят каждый год, да и назвать «судоверфью» место, на котором они изготавливаются, можно только с большой натяжкой, но с 26 июня, когда произошел первый большой «взрыв бензобака» неподалеку от военной базы Парчин, каждый подобный инцидент воспринимается в Иране крайне болезненно, порождая кучу слухов и версий.

Тем более что эти пожары начали смещаться в сторону Персидского залива – сначала возгорание на нефтехимическом комплексе имени Шахида Тондгуяна в порту Махшахр, затем – на нефтехимическом заводе в Каруне, в результате которого около 70 человек получили ранения, и вот теперь порт Бушер.

Причины произошедшего выясняются, но ничего определенного власти сказать не могут. Словом – пожар потушен, но вопросы остались. И гарантий того, что этот инцидент стал последним в череде аналогичных происшествий с 26 июня – нет абсолютно никаких.

Градус социального напряжения на юге Ирана накаляется

Тем более что социально-экономическая ситуация в стране остается достаточно напряженной, временами прорываясь в общественные протесты вроде того, что на минувшей неделе имел место в провинции Хузестан – самой парадоксальной территории Ирана.

И парадокс ее заключается в следующем: по своему экономическому потенциалу Хузестан является богатейшей провинцией Ирана. На его территории расположено 70% иранских нефтяных месторождений и значительный массив нефтехимических предприятий. Одновременно Хузестан – сельскохозяйственная житница страны. Здесь производится более 30% выращиваемой в ИРИ пшеницы.

Так выглядят "ленджи" и "судоверфь", на которой их строят

Субтропическое положение провинции и отсутствие холодных зим позволяют снимать по нескольку урожаев цитрусовых и сахарного тростника. Словом, эта провинция дает 14% иранского ВВП и 25% доходов в государственный бюджет – оставаясь при этом в социально-экономическом плане глубоко депрессивной территорией. Среди тридцати одного остана Ирана Хузестан занимает одно из последних мест по продолжительности жизни и доходам населения и одно из первых мест по уровню безработицы и ветхого аварийного жилья, обеспеченностью питьевой водой и электроэнергией.

«Если кто-то посвятил себя служению народу, он не сможет равнодушно пройти мимо страданий народа Хузестана», - заявил 21 февраля 2017 года Верховный лидер Али Хаменеи после того, как по провинции прокатилась волна массовых протестов. Но иранские чиновники это указание откровенно проигнорировали. Итог – группа людей собралась на площади в центре города Бехбахан, протестуя против экономической ситуации в стране.

«Сначала полиция пыталась уговорить этих людей разойтись. Однако они не только не разошлись, но и скандировали провокационные лозунги, поэтому полиция приняла решение их разогнать. К счастью, благодаря принятым мерам не было ни материально ущерба, ни пострадавших в результате протестной акции, а люди разошлись по домам», - сообщил глава полиции города Бехбахан Мохаммад Азизи.

То есть протест был, его аккуратно разогнали, все разошлись – люди могут спать спокойно. Но вот надолго ли, если острейшие проблемы годами остаются без своего решения?

Коронавирус в Иране продолжает свирепствовать, но сокращает количество заключенных

Тем временем президент Ирана Хасан Роухани признал начало новой волны распространения коронавируса в стране. Напомню, что ослаблять карантинные меры в стране начали с апреля, чтобы поддержать экономику.

При этом иранский президент сообщил, что если первая волна затронула север и центр страны, то вторая волна сильнее ударила по югу. При этом Роухани выразил уверенность, что Иран сможет справиться с ней, что в обществе восприняли с изрядной долей скептицизма.

Протестующие на улицах города Бехбахан в Хузестане

«Вторая волна коронавируса оказалась гораздо сильнее первой. У нас больше тяжелых больных и летальных случаев», - сообщил на днях заместитель главы иранского штаба по борьбе с коронавирусом Реза Хошнуд, признав, что в Иране не хватает больничных коек и медицинского персонала для борьбы с пандемией.

Десять дней назад в стране зарегистрировали 200 летальных исходов за сутки среди инфицированных коронавирусом - рекордные показатели с начала вспышки заболевания. К сегодняшнему дню, по официальным данным, подтверждено 281 440 случаев заболевания и зарегистрировано 14 853 летальных исходов.

Иранские медики вообще настроены пессимистично. И не исключают, что «пандемия новой коронавирусной инфекции может продлиться еще два-три года», - заявила представитель министерства здравоохранения Ирана Сима Лари.

В этих условиях власти пошли даже на снижение числа заключенных, чтобы снизить распространение коронавируса. Процесс начался в марте и предполагал предоставление временного отпуска, когда человек из тюрьмы отправляется домой. Такой возможностью успели воспользоваться 114 тысяч заключенных. Более того, по меньшей мере 16 тысяч из них не вернутся в тюрьму, поскольку за время отпуска истек срок их заключения.

Процесс был прерван из-за улучшения ситуации с коронавирусом в Иране в мае. Но сейчас, когда показатели эпидемии бьют новые рекорды, официальный представитель судебной власти заявил, что инициатива будет иметь продолжение.

По каким именно критерием выбираются заключенные для отпуска не сообщается. Известно только, что «заключенные освобождаются таким образом, чтобы не создавать угрозу безопасности в обществе».

Поимо отпуска судебные власти стремятся не отправлять людей в места предварительного заключения и максимально использовать виды наказания, альтернативные тюремному заключению. Разумеется, за исключением тех случаев, когда нахождение в тюрьме или СИЗО, по мнению властей, «необходимо».

Кроме того, на волю отпущено 2,5 тысячи несостоятельных должников, чьи долги не превышают 50 миллионов туманов (около 2,5 тыс. долларов по текущему рыночному курсу). Стало это возможно потому, что Фонд обездоленных Исламской революции (он же Боньяд-е Мостазефан) по договоренности с судебными властями выплатил долги этих людей, такой вот элемент альтернативной социальной политики в Иране.

Дело генерала Резы Асгари закончилось в камере смертников

На минувшей неделе стало известно, что поставлена точка в одной из самых запутанных шпионских историй – в деле генерала Резы Асгари. Как сообщил представитель судебных властей Ирана Голамхоссейн Исмаили, генерал был по приговору суда казнен в начале июля.

В 1997 году он стал членом правительства президента-реформатора Мохаммеда Хатами, заняв пост заместителя министра обороны, на котором курировал вопросы сотрудничества с Сирией и движением Хезболлах. Также через него шла информация об атомном проекте Сирии в Аль-Кибаре. Разумеется, что он имел допуск и к информации об иранской ядерной программе, так как входил в число лиц, отвечающих за ее реализацию в министерстве обороны Исламской Республики.

Иран встречает вторую волну коронавируса

Ряд западных источников утверждает, что он был завербован МОССАДом еще в 2003 году. Якобы во время его командировки в Ливан, к нему подошел израильтянин, представившийся сотрудником ЦРУ США, и сказал буквально следующее: «После Ирака Иран является следующим в нашем списке. Займитесь вашим будущим, если вы не хотите закончить, как Саддам». Версия представляется более чем натянутой. К этому времени положение Асгари в Иране было достаточно прочным, ему покровительствовал сам тогдашний президент Ирана Моххамад Хатами. Да и большинству людей его уровня было понятно, что после вторжения в Ирак, США долго будет не до Ирана.

Но в 2005 году положение Али Резы Асгари изменилось. После избрания президентом ИРИ Махмуда Ахмадинежада, в министерстве обороны начинается проверка по поводу использования сумм, которые выделялись на поддержку союзников Ирана в Ливане и других странах Ближнего Востока, то есть - в вотчине Асгари. Ему было предъявлено обвинение в нецелевом расходовании средств, нарушении ряда правил ведения финансовых операций и в служебной халатности. К ответственности его привлекать не стали. Как сообщали тогда некоторые источники - чтобы дело не выглядело политически ангажированным, дескать Ахмадинежад зачищает сторонников бывшего президента. Но уйти в отставку Асгари все же пришлось.

Сняв погоны, 63-летний Али Реза с головой ушел в бизнес, занявшись импортом оливок. В этом качестве он регулярно посещал Дамаск и Бейрут. И вот здесь версия МОССАД начинает играть. Вполне возможно, что именно в это время к генералу был сделан вербовочный подход, и именно израильтянином, представившимся сотрудником ЦРУ. 7 декабря 2006 года Али Реза Асгари прилетел из Дамаска в Стамбул, разместился в отеле, вышел на улицу - и больше его никто и никогда не видел...

26 декабря по факту исчезновения Асгари Иран обратился в Интерпол, а до этого времени Национальная разведывательная организация Турции (МИТ), полиция и сотрудники иранского посольства буквально «рыли землю» в поисках исчезнувшего экс-заместителя министра обороны ИРИ. Попутно выясняется, что неизвестные забронировали на имя Асгари еще несколько номеров в разных отелях Стамбула.

Точка в деле генерала Резы Асгари поставлена в камере смертников одной из иранских тюрем

15 марта 2007 года турецкий телеканал сообщил, что «МИТ нашла Асгари, который в декабре исчез в Стамбуле. Он находится за рубежом, однако страна его нахождения в интересах безопасности не называется. Экс-генерал находится под наблюдением, проблем со здоровьем у него нет. Турецкие спецслужбы пытаются установить точные причины его исчезновения». Практически сразу была выдвинута версия о том, что Асгари был похищен. В качестве организаторов назывались ЦРУ и МОССАД. Собственно, обсуждением версий все и ограничилось, о деле исчезнувшего Асгари стали забывать все, кроме его семьи, переехавшей после исчезновения генерала из Дамаска в Иран.

И, разумеется, иранских спецслужб, не прекращавших поиск генерала ни на один день. Это усердие в оперативно-поисковой деятельности подстегивалось одним обстоятельством - утром 6 сентября 2007 года восемь израильских тактических истребителей F-15 поднялись с базы Рамат-Давид и взяли курс на север. Пролетев над Средиземным морем, они развернулись на юго-восток и вторглись в воздушное пространство Сирии. Еще через семь минут израильтяне с 50-километрового расстояния выпустили 22 ракеты по трем целям в глубине сирийской территории.

Свою задачу они выполнили: авиаудар полностью разрушил сирийский ядерный комплекс в Эль-Кибаре, включая газографитный реактор. На совместном сирийско-иранском атомном проекте, развитие которого проходило под контролем замминистра обороны ИРИ, генерала Али Резы Асгари, был поставлен жирный полумесяц…

Как его удалось вернуть обратно в Иран – нам еще предстоит узнать, и, подозреваю, подробности этой операции будут не менее захватывающими, чем само - закрытое теперь уже в камере смертников одной из иранских тюрем - дело о «пропавшем генерале»…

6431 просмотров