Проект Ильхама Алиева – редкий случай главная тема

Александр Караваев, специально для haqqin.az

С финалом карабахской кампании произошел беспрецедентный перелом региональной геополитики Южного Кавказа - ушла в прошлое история постсоветских сепаратистских, "повстанческих" квазигосударств, угрожавших безопасности региона. Регулярное государство победило, хотя на протяжении 30 лет его нередко ставили на одну доску с непризнанными осколками Советского Союза. Анклав Карабаха постепенно будет включен в социально-экономическую систему Азербайджана. Для этой программы снимаются последние препятствия.

В Карабахе квазигосударство слиняло, оно ушло, как талая вода

Вопрос политической философии

Регулярное государство Азербайджан с мощной бюрократической машиной, устойчивой национальной элитой, дисциплинированной и крепко оснащённой армией победило государство-повстанца с его элитой, сформированной в период "военной демократии". Причем даже не столько разгромило, хотя это присутствует по факту, но системно поглотило, с неизбежностью смены сезонов.

Про любое постсоветское государство можно сказать, что оно носит агрессивно-ускользающий характер.

Ускользающий, по мнению большинства граждан, в своих обязанностях социальных и прочих "когда ждёшь его, не дождешься", а решать нужно с "агентами" ускользания - отсюда теневая, коррупционная жизнь государства. 

Агрессивный - когда государство требует налоги, повинности, подчинение закону, и большой миссии, если таковая поставлена.

Ильхаму Алиеву все эти годы удавалось находить баланс между двумя этими свойствами природы государства, не изменяя основной миссии - возвращения Карабаха. Мягко усиливая силовые характеристики, но не подавляя основные свободы. Была достигнута определенная гармония, позволившая усилить государственную систему настолько, чтобы она смогла совершить этот рывок "карабахской осени".

Ставка на классическую элиту с глубокими династическими корнями во всех сферах оказалась более успешной в период глобальной штормовой активности

Совершенно иная картина открылась у соседей. В Карабахе квазигосударство слиняло, оно ушло, как талая вода, оставив бывшую подконтрольную территорию на усмотрение своим "гражданам-повстанцам". Никаких прав, никаких обязанностей. Момент полной и абсолютной свободы, практически доантичный хаос: в несколько дней один субъект исчез, а другой ещё не появился.

Отсюда эти сюжеты с унитазами, кладбищами и погромами собственного имущества. Действующие так, не намерены возвращаться. Не намерены отстаивать права в суде, потому как "внезапно" обнаружили отсутствие преемственности с тем государством, которое раньше диктовало закон и права на данной территории. Его "забыли".

Но именно так, через преемственность создавались новые независимые республики около 30 лет назад, получив легитимность от себя же - советских республик в составе Союза. Это было важнейшим моментом создания суверенитета, но он был дискредитирован в НКАО и в других местах цепочкой конфликтов = от Молдовы до Таджикистана.

Однако исчезновение, инфляция государственной власти неожиданно произошла и в самой Армении. Это государство второй год сотрясают события, подобные дутым инвестиционным пузырям. Исчезнуть как международный субъект оно не может, есть глобальные гарантии, но позиции серьезно растеряло. Возможно, теперь есть шанс на его новое утверждение, с более жесткими и реалистичными принципами. С отказом от мифологии земли. Но как сложится на практике, пока не ясно.

Инфляция государственной власти неожиданно произошла и в самой Армении

Азербайджанский проект

Не случайно в преамбуле я указал, что сепаратистские проекты на Южном Кавказе - исторически минувшая стадия. В похожей ситуации двенадцать лет назад Россия поглотила  "государства-повстанцы" на границе с Грузией. Прежнее регулярное грузинское государство оказалось неспособно их подчинить, а гарантий, в отличие от тех, что были выданы Баку все эти годы, в том конкретном случае Россия не выдала.

Проблема была не только в личности Саакашвили.

Проблема в грузинском проекте. Он очень похож на армянский отсутствием реализма и исторической глубины.

Поколение политиков, воспитанное в "песочнице" структур общественных инициатив, может хорошо выполнять отдельные отраслевые реформы. Из них можно формировать группу реформаторов нижнего звена: дорожная полиция, коммунальное хозяйство, возможно даже сфера медицины и образования, хотя тут нужны крайне осторожные подходы. Это всё нужно и возможно. Но выводить этих людей на уровень принятия стратегических государственных решений - как видно, глубокая и серьезная ошибка.

Проблема была не в личности Саакашвили, проблема в отсутствии реализма и исторической глубины

Пропасть между элитами старыми и новыми

Азербайджан показал, что ставка на классическую элиту с глубокими династическими корнями во всех сферах, от политики до культуры, более успешна и жизнеспособна в период глобальной штормовой активности. Меньше ошибок, больше шансов на успех. Причем это не отменяет ротации. Но стержень остаётся.

Поэтому проект Алиева по конструированию Азербайджана оказался успешным.

Он историчен - делает ставку на осторожную дипломатию, не позволяя вклиниваться чужим интересам.

Он технологичен - начиная от системы цифровых госуслуг до перевода сырьевой экономики на выпуск товарной и экспортно-конкурентной продукции. Это база именно для качественного импортозамещения и разворота национальных инвестиций на страну.

Он соревновательно устойчив. Пока мир слетел в серьезный экономический кризис, будут сыпаться правительства, будут меняться политические системы, в самых условно "демократических" эталонах усилятся авторитарные элементы. Азербайджан уже освоил штормовое регулирование. Поэтому проходит через этот этап более усиленным, чем другие, в атмосфере национального подъема. Редкий случай.

29595 просмотров