Самоубийства Армении не произошло первые итоги нового мира, все еще актуально

Эльнур Эминоглы, автор haqqin.az

Согласно трехстороннему заявлению, подписанному президентами Азербайджанской Республики, Российской Федерации и премьер-министром Республики Армения, подразделения Азербайджанской армии 1 декабря вошли в Лачинский район. В Отечественной войне поставлена убедительная точка.

На наших глазах пишется история. Баку вернул контроль над всеми 7 оккупированными районами, и Закавказье стало иным. Но вот каким именно – пока не знает никто. Итоги Отечественной войны и тектонических сдвигов в регионе еще требуют осмысления, но не менее актуальным является вопрос о том, как жить в новой реальности участникам вчерашней войны, когда ее туман рассеялся. Впрочем, рассеялся ли?

Главные требования Московского соглашения исполнены. Азербайджанская армия заняла все три оставшиеся района вокруг нагорной части Карабаха

С Азербайджаном вроде бы все понятно – его убедительная победа очевидна даже для его противников, переживающих шок от крушения химер и иллюзий. С первоочередными задачами тоже все очевидно. Освобожденные территории нуждаются в глубокой реконструкции, которая займет годы.

Вот, к примеру, каким Азербайджану достался Лачинский районе после 28 лет оккупации: «Были разграблены и разрушены 217 учреждений культуры, 101 образовательное учреждение, 142 учреждения здравоохранения, 462 объекта торговли, 30 объектов связи, два автотранспортных и другие производственные учреждения. Были разрушены более 200 исторических памятников местного и 54 памятника мирового значения. В их число входят албанский монастырь «Агоглан» (шестой век), усыпальница Малика Аждара (14 век), мечеть в селе Гарагышлаг, древнее кладбище в селе Забух.

Разграблены Лачинский исторический музей и старинная коллекция золотых, серебряных и бронзовых монет. Экспонат из Лачинского исторического музея - сумка из серебра - был продан за 80 тысяч долларов на аукционе Sotheby`s в Лондоне». А всего ущерб району был нанесен на сумму 7,1 миллиарда долларов США.

И это только по одному району, а ведь освобожденные территории придется не только восстанавливать, но и создавать логистические схемы их интеграции, то есть – разворачивать железнодорожное и просто дорожное строительство, подключать к энергосистеме Азербайджана. Словом, даже чисто практических задач мирного строительства у Баку более чем достаточно. Но ведь и для него «туман войны», как говаривал Клаузевиц, далеко не рассеялся.

И связано это, разумеется, с Арменией, этим главным источником всяческого «тумана» в Закавказье.

«Горько жаловаться на злую судьбу и находить вне нас причину нашего несчастья – это одна из характерных черт нашей национальной психологии, которой не избегла и партия Дашнакцутюн. В убеждении, что русские подло поступили с нами, как будто заключалось особое утешение (в дальнейшем должна была наступить очередь французов, американцев, англичан, грузин, большевиков – словом, всего мира)», - писал в 1927 году Ованес Качазнуни (Каджазнуни), премьер-министр Республики Армении в 1918-1919 годах, один из отцов-основателей армянской государственности, добавляя – «мы не знали и часто переоценивали размеры наших возможностей, не понимали препятствий, презирали противные силы. Были решительными там, где требовалась величайшая осторожность».

100 лет назад Качазнуни озвучил истины, которые сегодня повторил Жирайр Липаритян

Изменилась ли ситуация в армянских элитах сейчас, когда армия Азербайджана и международная реакция на войну в Нагорном Карабахе вновь преподнесла Армении горький, жестокий, но необходимый урок? Боюсь, что ответ здесь отрицательный. А здравые голоса, требующие перезагрузки армянской политической ментальности и изменения поведения на региональном и международном уровне хоть и звучат, – но остаются скорее исключением, чем правилом.

«Посмотрите на весь спектр армянской политики. За исключением одной партии, все - ультрапатриоты. Я не вижу в Республиканской партии, «Процветающей Армении», «Светлой Армении», «Дашнакцутюн» или какой-то другой партии политиков, которые предлагали прислушаться к тому, что нам говорило международное сообщество. А мнение международного сообщества должно быть важно для нас - потому что, когда мы проигрываем, мы бежим к нему и просим помощи. Просим их сделать то, что они не могут сделать», - говорит в своем интервью BBC Жирайр Липаритян, с горечью констатируя – «Карабах - не только наша проблема, и пусть посредники решают ее, и если они ее не решат, - ничего страшного, у нас есть время. А если будет война, мы победим. Такое мышление распространено широко, и все в ответе за него».

И даже нынешнее поражение ничему не научило Ереван. Еще не похоронены все погибшие армянские солдаты, а президент Армении Армен Саркисян уже анонсирует подготовку к новой войне, которая, по его словам, будет вестись с участием искусственного интеллекта, и армянам уже сейчас нужно заниматься наукой, новыми технологиями, образованием, чтобы снова не потерпеть поражения.

Но как построить мир с президентом, который грезит новой войной искусственного интеллекта?

Такое вот своеобразное видение нового мира в Закавказье – Армения избежала самоубийства, но ее элиты настроены на новую попытку суицида. А потому нынешний мир – это не финал. Это начало борьбы за него: за процветание и развитие Закавказья, создание здесь новых экономических реалий и производственной кооперации и встраивание в международное разделение труда – с одной стороны. И готовность все здесь взорвать, залить кровью своей и чужой ради амбиций и идеологических химер, а потом совершить самоубийство. Сразу же после подписания «заявления трех», президент России Владимир Путин, комментируя возможность отказа армянской политической элиты от обязательства исполнения соглашения, открыто заявил – это было бы самоубийство для Армении. Что ж, Соглашение полностью исполнено, на сей раз самоубийства Армении не произошло…

Террористы-смертники – явление давно изученное и знакомое. Но вот когда в этом качестве выступает вся политическая элита одной страны – это что-то новое в истории международных отношений.