Скандал в Тегеране: ответить нельзя молчать

Икрам Нур, автор haqqin.az

Во вторник, 1 декабря, Меджлис Ирана проголосовал за законопроект, обязывающий правительство нарастить степень обогащения урана.

Парламент дал правительству один месяц для отказа от выполнения дополнительного протокола с МАГАТЭ, если остальные участники ядерной сделки не вернутся к полному исполнению своих обязательств. То есть сделал решительный шаг по выходу Ирана из Венских соглашений 2015 года точно так же, как это сделали США при Дональде Трампе.

Меджлис Ирана проголосовал за законопроект, обязывающий правительство нарастить степень обогащения урана

Разговоры о подобном решении в иранском истеблишменте ходили давно, а убийство «отца ядерной программы» Мохсена Фахризаде, по своему значению для Исламской Республики вполне сравнимого с Касемом Сулеймани, дало мощный толчок к реализации этой идеи в форме конкретного политического шага.

Тем более что общество требовало мести за ученого. Так, иранская газета «Кайхан», связанная с ультраконсервативными кругами Ирана, призывала нанести удар по Хайфе. В статье, которую написал Садолла Заири, утверждалось, что ответ на убийство Фахризаде должен быть мощнее, чем ответ на уничтожение генерала Касема Сулеймани. А удар по Хайфе, сопровождаемый гибелью большого числа людей, будет способствовать «сдерживанию врага», потому что Израиль и США не готовы к реальному военному противостоянию.

До удара по Хайфе не дошло, но и ограничиться воинственными заявлениями «не забудем – не простим», как произошло, по сути, в случае с генералом Сулеймани, не получилось – этак и остатки авторитета в регионе можно растерять, не говоря уже о том, что иранская общественность пассивного «непротивления злу» в этот раз бы не простила. А потому и проголосовали за весьма неоднозначный законопроект, вызвавший откровенный скандал в высших кругах иранского руководства.

Внешне все обстоит безупречно. Целью законопроекта, который называется «Стратегический план действий по отмене санкций и защите интересов иранского народа», объявлена отмена санкций, причем весьма своеобразным путем: мы, дескать, сейчас начнем обогащать уран и всячески форсировать свою ядерную программу, администрация Байдена испугается и срочно начнет переговоры, на которых Иран продиктует свои условия.

в Иране в ответ на убийство Мохсена Фахризаде призвали нанести удар по Хайфе

Правда, есть нюанс: до ядерной сделки Тегеран не применял дополнительный протокол с МАГАТЭ, имел сотни килограммов урана, обогащенного свыше 20%, - и все равно подвергался жестким санкциям, причем даже не со стороны США, а от ООН. То есть больше обогащенного урана и активности в ядерной программе совершенно не означает меньше санкций, скорее даже наоборот.

Но этот вполне здравый аргумент консервативным большинством в иранском Меджлисе игнорируется. Задача принятого ими законопроекта находится в несколько иной плоскости, конкретно – в добивании «мягкого курса», проводимого администрацией Хасана Роухани и командой реформаторов. И то, что президент Ирана и Джавад Зариф резко выступили против законопроекта, иранских консерваторов только радует, болевая точка для шпильки ненавистной администрации выбрана правильно.

Такие вот интриги в принципиально важном для страны вопросе, прекрасно характеризующие реальный контекст, в котором живет иранский истеблишмент – политическая борьба превыше всего, остальное подождет.

ограничиться воинственными заявлениями «не забудем – не простим», как произошло в случае с генералом Сулеймани, не получается

Верховный лидер традиционно остается над схваткой, но даже он слегка шокирован тем, что творится в рамках противостояния между контролируемой консерваторами законодательной и все еще удерживаемой реформаторами исполнительной ветвями власти. Но вмешиваться лично в историю со скандальным законопроектом не намерен, поручив это Совету стражей конституции, который вернул документ в парламент с большим количеством замечаний. Которые, если их принять, выхолостят суть данного документа.

И тем самым реформаторы будут удовлетворены. Ну а утешением консерваторам станет двукратное увеличение финансирования департамента исследований и инноваций Министерства обороны Исламской Республики, в котором и трудился Мохсен Фахризаде, утвержденное 2 декабря на заседании парламента.

Как заметил по этому поводу глава военного ведомства Ирана Амир Хатами, «большое усилие, которое прилагал наш дорогой мученик, будет продолжено с энергией, и вчера на первом заседании государственного бюджета мы сделали первый шаг и удвоили бюджет».

Роухани и Зариф против законопроекта иранского парламента по обогащению урана

Все довольны, баланс сил в элитах - эта «священная корова» иранского истеблишмента - соблюден. Какое отношение это имеет к реальным ответам на угрозы и вызовы, обрушившиеся в этом году на Иран, от геополитических неприятностей и размаха пандемии коронавируса, от которого каждые четыре минуты в Иране умирает один человек – мало кого в этом самом истеблишменте интересует. Такого рода неудобные вопросы там пока предпочитают вслух не ставить, ждут начала президентской кампании.