А стоило ли ради одного стишка Эрдогана?.. наши вопросы, все еще актуально

Айдын Керимов, автор haqqin.az

В МИД Ирана вчера, 11 декабря, вызвали посла Турции и выразили протест в связи с заявлениями президента Эрдогана в Баку.

«Послу Турции сообщили, что эпоха территориальных претензий и воинственной имперской экспансии уже много лет как позади, - прокомментировал произошедшее официальный представитель внешнеполитического ведомства Ирана Саид Хатибзаде. – Иран не позволяет никому обсуждать его территориальную целостность».

Склонность к цитированию поэтических произведений президентом Эрдоганом общеизвестна. Будучи мэром Стамбула, за склонность к поэзии он был осуждён на десятимесячный срок, правда, отсидел всего 4 месяца и 10 дней.

мэра Стамбула Эрдогана осудили на 4 месяца и 10 дней за одно стихотворение

Интересная вышла тогда история. 28 февраля 1997 года военные захватывают власть в Турции и запрещают партию Благоденствия, от которой Эрдоган, собственно, и избирался в мэры. А 6 декабря того же года на митинге в городе Сиирт в своём выступлении Эрдоган прочитал строки из стихотворения Зии Гёкальпа «Молитва солдата», которое было написано в 1912 году и содержало в себе вот эти строки: «Минареты - это наши штыки, купола - наши щиты, мечети - наши казармы, а прихожане - наши воины».

Для тогдашних военных властей этого оказалось достаточно для предъявления мэру Стамбула обвинения в «исламистской пропаганде» и отправки его на нары. Кстати, должен заметить, что, когда через 22 года, уже будучи президентом республики, Эрдоган прибыл в Сиирт и, выступая перед жителями города, снова прочитал этот же стих, ответом ему стали бурные аплодисменты собравшихся.

С выступлением на параде в Баку происходит что-то подобное. Стоило турецкому президенту прочесть стихотворение известного азербайджанского поэта Бахтияра Вахабзаде, посвященное разделу реки Аракс в начале XIX века в результате Гюлистанского и Туркменчайского договоров, как политические элиты Ирана разразились шквалом эмоций.

Глава иранской дипломатии Джавад Зариф в своем твиттере разместил язвительную, как он считает, реплику: «Президенту Эрдогану не сообщили, что процитированное (стихотворение) им в Баку относится к насильственному отделению территорий к северу от Аракса от иранской родины. Разве он не понимал, что подрывает суверенитет Азербайджанской Республики? Никто не может так говорить о нашем любимом Азербайджане». Зариф имел в виду иранский Азербайджан – неотъемлемую часть своей страны.

А иранское государственное информационное агентство ISNA вообще заявило, что стихотворение, которое читал Эрдоган, является «одним из сепаратистских символов пантюркизма». Исходя из чего, многие горе-комментаторы тут же завели старую песню о «главном»: неоосманизме Эрдогана и его стремлении подмять под себя Закавказье, сделав его частью «новой Османской империи», призрак которой надолго поселился в головах псевдоаналитиков, да не один, а с сестрой – «турецкой угрозой».

Иран встретил в штыки процитированную Эрдоганом поэзию в Баку

Ну, с теми, кто гордо именует себя «аналитиками и комментаторами», все понятно. С фантомами, призраками и прочими интеллектуальными тараканами в их головах они пусть разбираются сами. Дуст и дихлофос, говорят, можно попробовать, прогулки перед сном на свежем воздухе и контрастный душ медики рекомендуют.

С Ираном все несколько сложнее. Понять повышенную эмоциональность и ранимость иранских элит в настоящее время вполне можно и даже нужно. Времена для Тегерана сейчас крайне сложные, совершенно непонятно, пойдет ли Байден на «ядерную сделку 2.0» и снимет ли санкции, вернется ли иранская нефть на мировые рынки, не полыхнет ли костром общественных протестов социально-политическая напряженность в стране.

Да и с Нагорным Карабахом – недавней гордостью иранской дипломатии, дававшей Тегерану все основания считать себя коспонсором мирного процесса в Закавказье – как-то не совсем удачно получилось. То есть поводов к обостренной чувствительности на любую, самую безобидную и не содержащую двойного дня реплику хоть отбавляй.

Другой вопрос, стоит ли столь бурно реагировать государству, являющемуся ключевым звеном безопасности на огромном пространстве – от Йемена до Пакистана, от Каспия до Персидского залива? Государству, слово которого весомо и громко звучит на международной арене? Государству, которое не раз являло миру образцы взвешенности и мудрости? «Кто силен – тот снисходителен и сдержан», - знает каждый из нас.

стоило ли такому государству, как Иран, бурно реагировать на одно стихотворение?

Стремительно меняющийся на наших глазах мир, а дальше, с приходом Байдена, все будет только сложнее, создает ситуацию, когда тратить слишком много времени и энергии на историческую рефлексию и выискивать «блох» в литературных аллюзиях поэзии прошлого века контрпродуктивно.

Отечественная война Азербайджана создала в Закавказье новую реальность, когда лучшее из возможного – находить в ней новые окна возможностей для экономического развития региона и производства безопасности как залога стабильности и процветания.

Увлекшись критикой стихотворения, прочтенного президентом Эрдоганом на параде в Баку, «выплеснули с водой и ребенка». То есть не услышали турецкого предложения стратегической важности – о «Платформе шести», подробности которого будут опубликованы на haqqin.az сегодня вечером.

Между тем именно в нем суть планов Баку и Анкары по обустройству нового Закавказья, общего дома для всех проживающих здесь народов, объединенных идеей развития и процветания.

Сегодня для региона время решений. Либо продолжаются склоки и мелочные претензии по каждому поводу, ищутся блохи в каждом слове – либо перед лицом новых внешних вызовов системные игроки в регионе консолидируются в созидательной деятельности. А спорить о содержании стихов лучше после совместной работы. Как ни крути – жить нам всем вместе, другого-то глобуса у нас нет…