Дело султана в надежных руках с миру по нитке, все еще актуально

Игорь Панкратенко, автор haqqin.az

Немногим более года назад, когда Оман переживал смерть своего правителя, султана Кабуса, взошедший на трон его двоюродный брат Хайсам бин Тарек Аль Саид обещал стране и народу преемственность курса своего предшественника.

Когда султан Хайсам занял престол, Оман погряз в проблемах: и чрезмерная зависимость от углеводородов, и растущий внешний долг, и пандемия корнавируса. У нового правителя был не такой уж и большой выбор – продолжать курс покойного Кабуса на экономическое развитие страны и ее модернизацию было совершенно необходимо, без вариантов.

Кабус умер, но дело его живет. Модернизация продолжается

Чем Хайсам бен Тарек и занялся. Но для начала – переформатировал систему государственного управления, откорректировав при этом и Конституцию. Он отказался от должностей министра иностранных дел, министра финансов и главы Центробанка, назначив на эти должности чиновников.

За собой султан сохранил должности премьер-министра, министра обороны и главнокомандующего ВС. Причем ряды оманских «силовиков» были подчищены весьма основательно. Для начала провели кадровые перестановки в Оборонном совете и Совете по нацбезопасности.

Функции Оборонного совета по отношению к политике государства урезали кардинально. Фактически над ним установлен контроль со стороны королевской семьи. Например, созываться он будет только в чрезвычайных ситуациях (всеобщая мобилизация), а председательствовать на нём в отсутствие султана будет не профильный министр, а его брат, Сайед Шихаб бин Тарик.

Если ранее Оборонный совет отвечал за вскрытие конверта покойного султана с его завещанием, где, в числе прочего, указывалось имя следующего монарха, то теперь этот вопрос будет решаться только и исключительно внутри семьи.

То же самое с Советом по нацбезопасности. Созываться он будет тогда, когда будет нужно. Отвечать он будет перед генеральный секретариатом во главе с министром королевского правительства.

Султан Хайсам продолжил дело Кабуса

Кроме того султан повысил командующего ВМС Омана Абдаллу бин Хамиса ар-Раиси, дав ему должность начальника Генштаба и звание генерал-лейтенанта. Он будет своим человеком в командовании войсками.

Поменяли руководство ВВС, ВМС, Сил спецназа - элитных подразделений, подчиняющихся только султану - сухопутных войск и Королевской гвардии, главная задача которой - защита султана и королевской семьи.

Хайсам также сократил количество министров с 26 до 19, проведя слияние ряда министерства. Заменил он и ряд высокопоставленных чиновников в министерствах иностранных дел и финансов.

Не менее 70% госслужащих со стажем более 30 лет и не менее 70% правительственных консультантов и экспертов будут в нынешнем году отправлены на пенсию, контракты не менее 70% иностранных советников и экспертов будут прекращены.

Кроме того Хайсам установил новый закон о престолонаследии, согласно которому трон наследует старший сын правителя, а после него старший сын наследника. И теперь у Омана есть кронпринц, которым стал старший сын нынешнего монарха - министр культуры Зи Язан бин Хайсам.

В экономике новое руководство Омана продолжает реализацию программы «Видение 2040», местную адаптацию саудовской «Видение 2030»

Кадровые перестановки и переформатирование функций Оборонного совета консолидируют власть в руках султана и правящей семьи. И, кроме этого, позволят султану Хайсаму сосредоточить в своих руках достаточно власти, чтобы направить энергию и ресурсы государства на решение тех проблем, которые он лично считает наиболее приоритетными: экономика, финансы, безработица, социальная политика, медицина.

В экономике новое руководство Омана продолжает реализацию программы «Видение 2040», местную адаптацию саудовской «Видение 2030», основная идея которой заключается в переходе от опоры на углеводороды к опоре на знания и технологии.

В апреле 2021 будет введён 5%-ный НДС и запущена новая система социального обеспечения для малообеспеченных граждан. Выделено 786 млн евро на проекты по стимулированию экономики, нацеливаясь на рост в 3.5%. Что касается внешнего долга, который сейчас составляет 81.5% ВВП, то с ним пока ничего сделать не удается.

А вот что осталось практически без изменений – так это внешняя политика. Хейсам продолжает политику невмешательства Кабуса, делая ставку на мирное разрешение конфликтов, умеренность и уважение к чужому суверенитету. По возможности Оман старается выступать посредником между разными сторонами, например, когда необходимы переговоры с хуситами.

Что же касается соглашений с Израилем в рамках «сделки века», то окончательно на эту тему высказался 13 февраля министр иностранных дел султаната, Бадер аль-Бусаиди: «Мы довольны нашим нынешним уровнем отношений с Израилем». Что означает: Оман не станет присоединяться к Авраамовым соглашениям, его больше интересует посредничество между Ираном и США.

Дело покойного султана Кабуса, как видим, оказалось в надежных руках. А у тех международных игроков, кто заинтересован в этой «аравийской Швейцарии» как надежном месте для тайной дипломатии – есть все основания для оптимизма. У всех представителей семейства Аль Саиди со стальным стержнем внутри все всегда было в порядке. И Хайтам бен Тарик, отец двух сыновей и двух дочерей, заядлый футбольный болельщик и ценитель антиквариата, в этом отношении ничуть не уступил своему великому предшественнику.