Война, которая нужна Ирану и Израилю аналитика над схваткой

Валерий Кантор, специально для haqqin.az, Иерусалим

Появившаяся недавно в Wall Street Journal публикация о причастности Израиля к атакам на гражданские корабли, доставлявшие из Ирана контрабандную нефть, оружие и взрывчатые вещества для своих прокси в Сирии и Ливане, неожиданно стала сенсацией. 

Пишу «неожиданно», ибо только марсианам неизвестно, что «анонимная» война между Ираном и Израилем (обе стороны не комментируют свою причастность к диверсионным вылазкам) продолжается без малого двадцать лет. Причем на куда более серьезном уровне, нежели какие-то вымученные атаки на транспортные суда с использованием ракет без боеголовок или магнитных мин минимальной мощности, что во многом объясняет отсутствие жертв, пострадавших и серьезного материального ущерба. 

Так что же происходит? Почему бескровные, по сути, инциденты в Ормузском проливе и восточном Средиземноморье, стали громкой сенсацией?

Вопрос не риторический. И, прежде всего, потому, что и Иран, публично угрожающий стереть «сионистское образование» с лица земли, и Израиль, считающий Исламскую Республику «целью №1», трудно заподозрить в чрезмерном гуманизме или в отсутствии изобретательности при планировании и нанесении «ударов возмездия». Достаточно вспомнить приписываемые Израилю методы противостояния ядерной программе Тегерана, жертвами которого стали за последние десять лет одиннадцать иранских физиков-ядерщиков. Или приписываемые Ирану террористические атаки на посольства Израиля и Центры еврейских общин на огромном пространстве от Юго-Восточной Азии до Латинской Америки, которые повлекли за собой десятки убитых и сотни раненых.

Иран, публично угрожающий стереть «сионистское образование» с лица земли, и Израиль, считающий Исламскую Республику «целью №1», трудно заподозрить в чрезмерном гуманизме

Словом, точечные удары по судам, последствия которых устраняются за несколько часов методом косметического ремонта, могут означать что угодно, но только не «новый фронт теневой войны между Израилем и Ираном», как пишут журналисты Wall Street Journal.

Дабы понять, что происходит на самом деле, предлагаю вернуться на шесть месяцев назад…

Фактор времени в современном «блицкриге»

Несмотря на то, что Тегеран отделяют от Тель-Авива две тысячи километров, Иран в своей борьбе против «сионистского образования» имеет важное стратегическое преимущество - десятки тысяч хорошо обученных, предельно мотивированных и подконтрольных Тегерану боевиков, которыми укомплектованы подразделения «Хизбаллы», ХАМАСа и «Исламского джихада». 

Являясь по существу передовыми отрядами КСИР на сопредельных с Еврейским Государством территориях, эти формирования готовы выполнить любой приказ Тегерана.

Хезболла готова выполнить любой приказ Тегерана

И хотя эскадрильи F-35, крылатые ракеты на подводных лодках класса «Дольфин» и действующая на территории Ирана агентурная сеть Моссада способны нанести по Исламскому Государству ответный удар симметричной мощности, даже незначительная фора во времени, которую имеет противник, может обойтись Израилю дорогой ценой. Что и подтвердило начало Второй Ливанской войны 2006 года, когда за какие-то несколько минут из Южного Ливана по северу Израиля были выпущены несколько тысяч ракет и реактивных снарядов. 

Когда же Иран начал поставлять «Хизбалле» усовершенствованные ракеты с более мощными боеголовками, способные поразить, практически, любую точку на территории Израиля, вопрос о ликвидации стратегического дисбаланса был поставлен ребром.

И пока в Генштабе ЦАХАЛа планировали и обсуждали профильные контрмеры, высшее политическое руководство Израиля решало эту проблему методами тайной дипломатии.

И в конце концов решило…

ЦАХАЛ в борьбе с Хезболлой не смог продвинуться ни на шаг

Событие, потрясшее мусульманский мир

День 15 сентября 2020 года, если и не ликвидировал стратегические бонусы Ирана, то как минимум основательно их обкорнал. 

В этот день, в присутствии 45-го президента США Дональда Трампа, был подписан договор об установлении дипломатических отношений между Израилем, Объединенными Арабскими Эмиратами и Бахрейном, названный в честь библейского отца трех монотеистических религий «Соглашением Авраама».

Отметим, что приглашение на торжественную церемонию с участием премьер-министра Израиля, а также глав МИД ОАЭ и Бахрейна не получили два человека, без которых«Соглашение Авраама» могло быть реализовано только в политическом триллере Тома Клэнси. И не более.

Один из них – Верховный лидер Ирана и главный проповедник концепции тотального наступления шиизма аятолла Али Хаменаи, фактически подтолкнувший страны Залива в объятия Еврейского Государства, вряд ли принял бы это приглашение. 

Зато второй - официальный представитель компании NSO Group Хулио Шалев, сделал бы это с превеликим удовольствием. Ибо задолго до торжественной церемонии в Белом Доме именно Шалев закладывал фундамент будущего дипломатического прорыва, поставляя в ОАЭ и Бахрейн ультрасовременное шпионское и хакерское оборудование, сделанное в Израиле. Причем так тихо и незаметно, что даже в самом Израиле об этом знали только премьер-министр и шеф Моссада.

Хулио Шалев стал поставлять в ОАЭ и Бахрейн ультрасовременное шпионское оборудование

Много позже, когда в Абу-Даби и Манаме убедились, что евреи умеют не только честно торговать, но и держать язык за зубами, лидеры суннитских монархий согласились провести в одной из нейтральных стран серию тайных встреч с представителями Израиля.

В конечном счете, содержание переговоров убедило и представителей Залива, что пользы от установления дипломатических отношений с мировой технологической державой будет куда больше, нежели вреда от обвинений ОАЭ и Бахрейна в «предательстве интересов палестинского народа».

И судьба «Соглашения Авраама» была решена…

Комментируя «Дипломатическую сделку века», аналитики разделились на два лагеря.

Одни утверждают, что ОАЭ и Бахрейн пошли на откровенно скандальное с точки зрения арабского политического истеблишмента сближение с Израилем, главным образом, из-за страха перед возможной агрессией Ирана, а также из-за нежелания превращаться вслед за Саудовской Аравией в мишень для ракетных атак йеменских хуситов.

По мнению других, «Соглашение Авраама» было продиктовано стремлением ОАЭ, Бахрейна и пристально наблюдающей за развитием ситуации Саудовской Аравии последовать примеру Китая, Японии, Южной Кореи и Индии, получить доступ к израильским технологиям, а затем использовать их для продвижения национальных отраслей экономики и создания собственных стартапов.

Трамп инициатор "Соглашения Авраама"? Значит, Байден должен его отменить

Скорее всего, правы были и те, и другие. Несомненно технологическое сотрудничество с Израилем имеет для Бахрейна и ОАЭ принципиально важное значение. Обе страны нацелены на диверсификацию экономики, на отказ от нефти и газа в качестве её основы, намерены развивать высокие технологии, сферы туризма и  торговли…

И все же рискну предположить, что судьбу «Соглашения Авраама» предрешило стремление двух суннитских государств заполучить в качестве делового партнера и, не исключено, политического союзника экономическую сверхдержаву Ближнего Востока, располагающую к тому одной из наиболее боеспособных и эффективных армий в мире.

Следует понимать, что ни в Абу-Даби, ни в Манаме не рассчитывали, что, в случае обострения региональной ситуации, Израиль перебросит в зону боевых действий авиацию и десантные подразделения ЦАХАЛа, чтобы защитить эмираты Залива от нападения Ирана.

ОАЭ и Бахрейн с их неподдельным вниманием к современным технологиям, что выгодно отличает эти государства от других стран Ближнего Востока, в значительно большей степени привлекают возможности Израиля по сбору разведывательных данных в кибервойнах и использованию продвинутых спутниковых технологий, что наглядно продемонстрировало событие мая 2020 года, когда, по данным информированных источников в американских и британских спецслужбах, Израиль на несколько дней полностью заблокировал и вывел из строя иранский порт «Шахид Раджаи» у входа в Ормузский пролив.

И "Раджаи" утонул

Война на море или, все-таки, игра в «морской бой»?

Но вернемся к публикации в Wall Street Journal. Как известно, смена администрации в Белом Доме вызвала существенные перемены во внешней политике США. И если, скажем, Евросоюз с приходом Джо Байдена, что называется, воспрянул духом, то на Ближнем Востоке воцарилась атмосфера томительной неопределенности.

В классических традициях «новой метлы» Джо Байден последовательно выметает за порог Белого Дома наиболее громкие внешнеполитические решения своего предшественника.

Трамп вывел США из Парижского соглашения? Байден на радость мирового сообщества «зеленых» в него вернулся. Трамп аннулировал ядерную сделку с Ираном? Байден под бурные аплодисменты Брюсселя намерен её реанимировать. Трамп общался с Нетанияху чаще, чем со всеми лидерами Евросоюза вместе взятыми? Байден звонит израильскому премьеру – да и то под давлением СМИ – лишь через полтора месяца после инаугурации. Трамп инициировал «Соглашение Авраама» и даже рассчитывал получить за него Нобелевскую премию мира? Администрация Байдена предпринимает шаги для опосредованного саботажа соглашения между Израилем, ОАЭ и Бахрейном – проводит кампанию по защите прав человека в Египте и Саудовской Аравии, поддерживает хуситов в Йемене, призывает Израиль срочно возобновить мирные переговоры с палестинцами…

На этом фоне жалобы Тегерана на Израиль, который, судя по публикации в Wall Street Journal, только за последние полтора года подверг атакам как минимум двенадцать кораблей с иранскими грузами, на удивление плавно вписываются в контекст новой ближневосточной политики США.

Трамп сорвал соглашение с Ираном? Значит, Байден должен его реанимировать

Многоопытные иранские дипломаты тонко уловили ветер перемен, дующий из Овального кабинета в сторону Персидского залива. И, как следствие, выступают сегодня в роли невинной жертвы «произраильски настроенного семейства Трамп», играют на струнах затаенной неприязни демократов к Нетанияху и пытаются вернуться к ядерной сделке с максимальными преференциями.

В остальном следует признать, что многочисленные журналистские репортажи про атаки на мирные суда, в которых Иран и Израиль обвиняют друг друга, на самом деле выгодны обеим сторонам.

Иран, к примеру, не комментируя свою причастность к взрыву на израильском корабле Helios Ray в Ормузском проливе, или к выбросу у берегов Израиля тысячи тонн иранской нефти из танкера Emerald, как-бы дает понять соседям на другой стороне пролива, кто в доме хозяин, и как наивен их расчет на поддержку «сионистского образования». Кроме того, такой формат «вооруженного доминирования» обходится казне Исламской Республики, основательно оскудевшей за годы экономических санкций и запрета на торговлю нефтепродуктами, на порядки дешевле, чем, к примеру, содержание 25-тысячной армии шиитов «Хизбаллы» в Южном Ливане.

Что же касается Израиля, который также не комментирует сообщения об атаках на суда с иранским оружием и контрабандной нефтью, то, во-первых, эта информация лишь подтверждает возможности Израиля по обеспечению защиты кораблей, перевозящих в Европу и на Дальний Восток углеводороды из стран Персидского Залива, а во-вторых, является своеобразным призывом к занявшим выжидательную позицию Саудовской Аравии и Кувейту подхватить пример Бахрейна и ОАЭ, объединить природные и материальные ресурсы суннитских монархий с военным и технологическим потенциалом Израиля и сформировать мощный антииранский блок.

И последнее. Некоторые западные наблюдатели, анализируя ситуацию на Ближнем Востоке, сложившуюся после победы Джо Байдена, не исключают вероятность прямого ирано-израильского вооруженного столкновения или, как они выражаются, «Второй войны в Заливе».

Трудно сказать, на чем основан этот мрачный прогноз. Не секрет, что «красной чертой» для Израиля является так называемая точка невозврата – то есть момент, когда Иран получит необходимое для производства атомной бомбы количество обогащенного плутония.

Примерно то же самое можно сказать и об Исламской Республике. Звучащие время от времени предположение, что в ответ на инициированную Израилем охоту на корабли с иранскими грузами Тегеран может нанести «удар возмездия», который приведет к полномасштабной войне между двумя государствами, не выдерживают никакой критики.

Если Исламская Республика оставила без ответа ликвидацию главнокомандующего КСИР Кассема Сулеймани, в котором Израиль обвиняют наряду с США, или убийство «отца» иранской ядерной программы  Мохсена Фахризаде, не говоря уже о регулярных ударах израильских ВВС по базам КСИР в Сирии, станет ли она объявлять Израилю войну из-за небольшой пробоины над ватерлинией судна, проделанной ракетой без боеголовки?