Язык Зарифа до Вашингтона доведет главная тема уходящей недели, наша аналитика, все еще актуально

Икрам Нур, автор haqqin.az

Российско-иранские отношения оказались скомпрометированы частными высказываниями главы МИД Ирана Мохаммада Джавада Зарифа: министр не только пожаловался на монополизацию КСИР механизма принятия решений, но и обвинил Москву в саботаже ядерной сделки.

В Иране – неслыханный скандал, которого не было со времён Исламской революции и аятоллы Хомейни. Джавад Зариф, министр иностранных дел в администрации Хасана Роухани и возможный кандидат на предстоящих президентских выборах, внезапно разоткровенничался с одним из иранских экономистов в беседе, которая не должна была стать достоянием общественности.

Конфиденциальная беседа Зарифа взорвала информационный мир

Но, как обычно в таких случаях и бывает, стенограмму почти семичасовой беседы кто-то слил иранским журналистам, а затем она попала в The New York Times. Подлинность ее отрицать невозможно, и единственное, что оставалось администрации Роухани – это вяло отбиваться, невразумительно рассуждая о том, что «опубликованный файл является нарезкой, которая искажает общее содержание беседы». А «слова министра нужно рассматривать в общем, а не вырывать из контекста». И вообще «о генерале Сулеймани глава иранского МИДа говорил исключительно с уважением».

Если коротко, то Зариф говорил своему собеседнику следующее:

- Исламской Республикой управляют силовые структуры, поэтому дипломаты мало на что влияют.

- Президент Хасан Роухани не знал о вмешательстве Сулеймани в дипломатию. По словам Зарифа, даже министерство иностранных дел оставалось в неведении относительно военных операций Ирана в Сирии.

- Сулеймани осуществил визит в Москву в 2015 году с целью срыва договоренностей по ядерной сделке.

- Инициатива начала военной операции в Сирии принадлежала Владимиру Путину, а не Тегерану. Визит Сулеймани в Москву был осуществлен по инициативе России.

- Россия выступала и выступает против ядерной сделки и пыталась разрушить соглашение по ядерной программе. Сотрудничество Ирана с США противоречит интересам Москвы, поэтому российская сторона выступает против нормализации отношений Тегерана и Вашингтона.

- После отмены санкций и начала закупки Тегераном самолетов у западных компаний Сулеймани настоял на том, чтобы авиакомпания Iran Air начала осуществлять полеты в Сирию и общее количество рейсов в эту страну возросло. Хотя Зариф выступал против этого.

Сулеймани работал в направлении Ближнего Востока, где у Ирана одни успехи

Словом, глава иранской дипломатии наговорил вполне достаточно, чтобы, с одной стороны, навтыкать ножей в спину Москвы, в отношении которой всегда рассыпался в комплиментах. А с другой – чтобы быть обвинённым в государственной измене. Как заметил экс-вице-президент Ирана Мохаммад Али Абтахи, публикация аудиозаписи Зарифа «равносильна краже Израилем ядерных документов» Тегерана. И это, поверьте уж на слово, один из наиболее мягких комментариев произошедшего представителями иранского истеблишмента.

«Мои скорпионы в банке», - «ласково» называл аятолла Хомейни, основатель Исламской республики, своих политических соратников. С тех пор, как видим, мало что изменилось. Накануне президентских выборов в борьбе за власть они сейчас идут на всё, чтобы скомпрометировать оппонентов. Не гнушаясь для этого ничем, вплоть до слива информации на Запад – и совершенно не задумываясь о последствиях своих действий.

В чём-то Зарифа понять можно. Иранские реформаторы потерпели сокрушительное поражение – в качестве управленцев что внутри страны, что на внешнеполитической арене они скомпрометированы полностью. И теперь как максимум две президентские каденции будут за представителями консервативного лагеря. Нужно хоть как-то оправдаться.

Но, право, эти оправдания выглядят столь нелепо и жалко, что впору вспомнить рекламный слоган: «Иногда лучше жевать, чем говорить». «Во всём виноваты Сулеймани и КСИР, а также Москва» - этот основной тезис главы иранской дипломатии звучит столь же несуразно, как про плохого танцора.

Корпус стражей исламской революции и «Аль-Кудс» Сулеймани, скромно замечу, работали в основном по Ираку, Леванту, Йемену и Афганистану. А провалы на европейском направлении, в Центральной Азии, с Китаем – это уже исключительно на совести «шейха дипломатии» Хасана Роухани.

Теперь к списку этих провалов добавится ещё и российское направление. Поскольку скандальные заявления главы иранской дипломатии в Москве - представителям которой, в частности, Сергею Лаврову, Зариф в глаза широко улыбался и заверял в самых добрых чувствах - без ответа не останутся.

Как Зариф теперь Лаврову в глаза посмотрит?

Есть версия, что Зариф не исключал утечки стенограммы своей беседы на Запад. Особенно с учётом того, что авария в Натанзе обнаружила серьёзные прорехи в иранской системе защиты государственных секретов. И в рамках этой версии перед нами – попытка оправдаться перед западными партнёрами по переговорам. Дескать, мы-то от всей души были рады договориться, но вот нам не дали зловещие силы как внутри страны, так и извне.

Но даже если принять эту версию, cвоими словами он подтвердил, что договариваться надо не с правительством Ирана и МИДом, а с КСИРом. А это для Вашингтона крайне проблематично - Корпус в американском списке террористических организаций, как с ними говорить? Словом, под шансы на «ядерную сделку» глава иранской дипломатии заложил мину огромной мощности.

Если же он адресовал своё послание США и их партнёрам в Европе, то совершенно не подумал, как оно отзовётся внутри страны. Я уж не говорю о том, что лагерь реформаторов теперь со всех сторон скомпрометирован и в ближайшей перспективе от проставленных на него местным истеблишментом клейм не отмоется.

Важнее другое – какой удар по устоям государства нанёс Зариф накануне выборов. Средний иранец теперь будет рассуждать так: «Какой мне смысл идти голосовать, если избранная мною власть ни за что на самом деле не отвечает?»

Как в самом Иране, так и среди иностранных наблюдателей сейчас также гуляет версия о том, что этой «утечкой» сторонники Зарифа пытаются подтолкнуть его к участию в намеченных на июнь президентских выборах в Иране. Дескать, Роухани не сможет принять в них участие, реформистское крыло политиков остро нуждается в сильном представителе, а образ борца со сторонниками жёсткой линии помог бы Зарифу аккумулировать протестные голоса. Судя по масштабам разгорающегося скандала, – а он ещё только начинается – если такой план и был, то он оказался настолько хитроумным, что его авторы сами себя переиграли.