Иранская разведка и РКК: отбросов нет, есть кадры за кулисами спецслужб

Икрам Нур, автор haqqin.az

Сотрудничество иранской разведки и Рабочей партии Курдистана (РПК) – что может показаться более невероятным? Однако хорошо информированные источники утверждают, что именно иранская VEVAK сыграла особую роль в налаживании контактов и ведении переговоров с Арменией для приобретения курдской террористической организацией зенитно-ракетных комплексов.

В тот день, 13 июля 1989 года, в Вене было жарко. Абдурахман Касемлу, руководитель Демократической партии иранского Курдистана, и два его помощника сидели в летнем кафе, ожидая встречи с посланцами из Тегерана. Которые незадолго до этого пригласили их на встречу. Внезапно появились два мотоцикла, раздались автоматные очереди – и три курдских активиста были в буквальном смысле этого слова нашпигованы пулями…

Абдурахмана Касемлу убили в Вене летом 1989 года

Около полуночи 18 сентября 1992 года два вооруженных человека ворвались в заднюю комнату греческого ресторана «Миконос» и открыли прицельный огонь: троих убили, четвертого смертельно ранили. Все погибшие были иранскими курдами: новый председатель Демократической партии иранского Курдистана Садек Шарафканди, представители партии в Европе и переводчик. Террористы кричали на фарси: «Сыновья шлюхи! Отбросы!»

Немецкие следователи проделали огромную работу. Установив, что этот теракт был делом рук сразу трех иранских ведомств — министерства разведки и безопасности (VEVAK), спецназа Корпуса стражей Исламской революции – подразделения «Аль-Кудс» и армейской контрразведки.

Но вот что примечательно, подобные меры Тегеран активно использует только против «своих», иранских курдов, с кровью выкорчёвывая любые намёки на автономию Иранского Курдистана. К иностранным же курдским террористическим и сепаратистским организациям – в Ираке, в Турции, в Сирии – отношение правящих кругов Исламской республики прямо противоположное. В Тегеране они находят и поддержку, и готовность к сотрудничеству для продвижения иранских интересов в регионе.

Курдские отряды народной самообороны в Ираке

Причём эта традиция возникла ещё при шахе, когда в 1958 году Служба безопасности Ирана (САВАК) установила контакты с Мустафой Барзани. Итогом той операции стало соглашение о поставках из Ирана иракским курдам оружия, включая зенитные установки и средства связи. А в тренировочных лагерях Иракского Курдистана появились иранские инструкторы.

Более одной трети населения Ирака составляют либо представители иранской нации, либо те, кто по происхождению являются ими. Имеется также значительное число курдов, которые живут на территориях, принадлежащих Ирану и насильственно занятых иракским правительством...

Никто не будет отрицать, что курды являются иранцами и арийцами в расовом отношении - писали в те годы иранские газеты.

Шаха-то свергли – но наработки иранской разведки по «курдскому кейсу» остались. И были в полной мере использованы в ходе ирано-иракской войны. А в наши дни получили новое, ещё более масштабное и зловещее развитие. Толчком к чему стала гражданская война в Сирии.

Это сейчас Тегеран и Анкара пытаются совместно с Москвой решать сирийский вопрос в рамках так называемого «Астанинского формата». Тогда же, в 2012-2014 гг., Турция и Иран в Сирии были непримиримыми соперниками, вступившими в ожесточённую схватку. И потому иранцы вновь решили разыграть давно проработанную и отточенную схему, приступив к реализации проекта «курдского коридора», каким-то странным образом выпавшего из внимания специалистов.

Замысел был неплох и отлично проработан: формирование единого геополитического поля с выходом к средиземноморскому бассейну путем создания полноценного транспортно-логистического коридора от Кандиля - ирано-иракское курдское пограничье - КПП «Фейш-Хабур» - иракский Синджар – северная Латакия.

Отряды самообороны сирийских курдов, которые укрепляла и поддерживала Хизбалла

Что, в свою очередь, позволило бы Тегерану, с одной стороны, использовать фактор РПК-YPG для нейтрализации джихадистов и укрепить свои позиции в сирийской Рожаве. А с другой – создать бесперебойную логистическую схему до проасадовской алавитской зоны в Сирии через территории Ирака, контролируемые иранскими союзниками. Что всерьез и надолго всерьез изменило бы региональный баланс сил в пользу Тегерана.

На острие этого головокружительного геополитического броска Ирана могли находиться только тесно связанные с Рабочей партией Курдистана Отряды народной самообороны (Yekineyen Parastina Gel — YPG). Причем Тегеран пошёл на достаточно нестандартный шаг – разрешил своим сепаратистам из курдской PJAK вступать в эти отряды. Не говоря уже о том, что накачивал своих союзников из РПК оружием и боеприпасами.

Убивали сразу двух зайцев: во-первых, Тегеран избавлялся от собственных сепаратистов и террористов, сплавляя их в Сирию, где они должны были воевать за интересы ненавистного им режима. Во-вторых, иранское руководство становилось стратегическим партнером антитурецких курдских сил в Сирии, которые можно было активно использовать. Опять же – в интересах Ирана.

Тогда же наметился и контакт РПК с Хизбаллой. И хотя прямых связей стороны избегали, у них был мощный и влиятельный посредник - ныне покойный Касем Сулеймани, тщательно следивший за тем, чтобы движение оказывало активную поддержку YPG в районе Алеппо, а также проиранским прокси из числа курдов в Ираке в лице «Патриотического союза Курдистана» и движения «Горан».

Масштабность плана захватывает дух, «курдская ось» под патронажем Тегерана вполне могла стать реальностью, и сейчас мы имели бы совершенно иной расклад сил в регионе. Но по целому ряду причин, в числе которых виртуозная работа Турции и её разведки MIT по противодействию иранским замыслам, не случилось, не срослось…

Замысел иранской разведки был неплох и отлично проработан

Курдские эксперты, в особенности те из них, кто занимает антииранские позиции, эту историю вспоминать очень не любят. Но слов из песни не выкинешь - факты имели место быть.

После провала проекта «курдской оси» о нём постарались забыть, упоминания об этой совместной операции иранской разведки и Рабочей партии Курдистана из истории «вымарать». Но тут у Тегерана приключилось фиаско на Южном Кавказе: Азербайджан при поддержке Турции самым решительным образом поменял ситуацию вокруг Нагорного Карабаха. Тем самым не только вернув оккупированные территории, но и де-факто исключив Иран из коспонсоров «процесса мирного урегулирования», чем иранская сторона активно пользовалась.

Благожелательные заявления официальных лиц в Тегеране по этому поводу недорого стоят. Администрация Хасана Роухани и её сторонники в иранской разведке почувствовали себя оскорблёнными. И вновь вернулись к курдской карте, на этот раз рассчитывая осложнить ситуацию для Турции в Ираке и одновременно укрепить связи Рабочей партии Курдистана с Ереваном.

В этой новой партии VEVAK и РПК посредничество иранской стороны в переговорах курдских террористов с представителями Армении не представляется чем-то фантастическим или невероятным. Всё укладывается в привычные уже рамки. С одной стороны, Тегеран и Дамаск движения курдов внутри своих стран жёстко и жестоко подавляют. Но «чужих» курдов в своих интересах используют весьма активно. И клеймо «террористов» на этих союзниках никого не смущает – в разведке отбросов нет, есть кадры. И курдская карта становится козырем в большой игре Ирана на Ближнем Востоке и, как стало ясно, на Южном Кавказе.