Где Байден, а где Ереван размышления над шахматной доской

Эльнур Эминоглы, автор haqqin.az

Менее двух недель осталось до того, как 16 июня в Женеве состоится встреча президента России Владимира Путина и его американского коллеги Джо Байдена. Никакого прорыва на них не ожидается. К настоящему времени нет даже уверенности, что стороны подпишут совместное заявление по итогам встречи.

С давних времен к выражению «прорыв в отношениях между Вашингтоном и Москвой» отношусь даже не с настороженностью – с опаской. Долго живу, а потому помню, что «историческая встреча» Рейгана и Горбачева в Рейкьявике дала старт утрате геополитических позиций Советским Союзам, закончившейся развалом страны.

После встречи Горбачева с Рейганом в Рейкьявике началась утрата геополитических позиций СССР

Не менее «историческая» встреча друга Бориса Ельцина с другом Биллом Клинтоном в Вашингтоне и вовсе отправила Россию в разряд региональных держав, ладно хоть ядерное оружие сумели сохранить, а то бы сейчас даже в Совете Безопасности ООН не сидели.

Встреча Ельцина с другом Биллом отправила Россию в разряд региональных держав

Ну а уж встреча Барака Обамы и Дмитрия Медведева в 2009, на которой был дан старт «перезагрузке» - и вовсе вылилась в нечто конфузливо-непонятное, то, о чем до сих пор спрашивают: что это было?

Встреча Обамы с Медведевым вылилось в нечто конфузливо-непонятное

Нас уверяют, что на встрече произойдет обсуждение «по самому широкому кругу вопросов». Но вот ведь какая штука – вопросы что у Владимира Путина, что у Джо Байдена совершенно не совпадают. Российскому президенту интересно признание прав Москвы на Крым, немножко Украины, Сирия и снятие санкций. Байдену – климат, ограничение российских ядерных вооружений и восстановление глобальной экономики после пандемии.

Если даже стороны сдержатся от взаимных упреков типа «вы в наши выборы вмешиваетесь – а вы НАТО к нашим границам продвигаете», то и тогда содержательного диалога не получится. Принципиальный вопрос для Байдена – сдерживание Китая. Чем здесь ему может помочь Владимир Путин, если Москва от Пекина зависит даже больше, чем это может выглядеть со стороны?

Иранская ядерная программа? У российской стороны нет реальных рычагов давления на Тегеран с целью смягчить его позицию – и это печальный, хоть и неафишируемый факт. И так далее, примеры можно приводить хоть на десять страниц.

Говорить Путину с Байденом особо не о чем

Вот в этом отсутствии реальной совместной повести и есть главная трагедия сегодняшних американо-российских отношений, главный источник конфликта между Вашингтоном и Москвой.

Правда, если посмотреть на нынешнее армянское информационное поле, то складывается ощущение, что грядущий саммит Байден-Путин собирается исключительно ради Армении и ее будущего. Конечно, тема региональной безопасности в Закавказье, с высокой долей вероятности, будет обсуждаться.

Но где Байден, а где Армения. И что Байдену Ереван? Штаты готовятся к полной отмене 907-ой поправки, чтобы снять все ограничители на поставку вооружения Азербайджану и стремятся к активизации стратегии их обновленного «Шелкового Пути». Байден успокоил свое внутреннее армянство словом «геноцид» и теперь может со спокойной душой заниматься реалполитик с Азербайджаном.

Даже в вопросах переговоров о размещении американского контингента вокруг Афганистана (вбрасывают про Таджикистан и Узбекистан) посредничество Москвы, как это было в начале 2000-х, Вашингтону не нужно. Точка. Говорить двум президентам особо нечего...