Времени откладывать у Раиси не так уж и много первые итоги с haqqin.az

Икрам Нур, автор haqqin.az

Победу на президентских выборах в Иране, которые прошли в пятницу, 18 июня, одержал глава судебной власти этой страны Ибрахим Раиси. За него проголосовали чуть более 60% иранцев, пришедших на избирательные участки.

Итоги выборов президента Ирана сюрпризов не преподнесли. Ибрахим Раиси - 62% голосов (17,8 миллиона), Мохсен Резаи - 11% (3,3 миллиона), Абдель-Насер Хеммати - 8% (2,4 миллиона.), Амир-Хусейн Хашеми - 3% (1 миллион голосов). В итоге представители консервативного лагеря, Раиси и Резаи, в общей сложности получили 73% голосов, реформаторы, Хеммати и Хашеми, – 11%.

Раиси добился доверия подавляющего большинства иранцев

Трудно представить более убедительное подтверждение тому, на чьей стороне симпатии иранской «улицы». Сокрушительное поражение реформаторов пытаются сейчас сгладить ворчанием о «низкой явке», которая составила 48%. Но, во-первых, не такая уж она и низкая. А во-вторых, неким лукавством являются заявления о том, что на выборы не пошли только сторонники либералов.

Столь же натянутыми, как сова на глобус, являются и заявления ряда зарубежных исследователей о том, что нынешние итоги выборов являются свидетельством глубокого кризиса доверия к правящему режиму. Скорее уж нужно говорить, что две президентские каденции Хасана Роухани и его команды «реформаторов-прагматиков», как они сами любили себя называть, полностью разочаровали иранцев в курсе либералов.

Да и курса-то, положа руку на сердце, никакого и не было. Были метания из крайности в крайность, непрерывный поток иллюзий – сначала в отношении ядерной сделки, затем - в поддержке со стороны Европы, которая якобы проигнорирует действия Трампа, потом – в отношении стратегического соглашения с Китаем. И, под занавес, о том, что переговоры с американцами дадут мгновенный результат, сделка будет возобновлена и реформаторы вновь окажутся на пике популярности.

Либералы оставили после себя авгиевы конюшни

Врали иранцам, врали себе, делали это самозабвенно, порою начиная сами верить в то, что говорят. А когда им на это указывали, начинали жаловаться и обвинять в неких «антииранских взглядах» - хотя провалы были совершенно очевидны. Больше скажу – вопиющи.

И речь даже не об экономике Ирана, это отдельная и больная тема. И даже не о социальном кризисе. За период двух президентских сроков Иран провалился и во внешней политике. Сторонники Роухани льстиво называли его «шейхом дипломатии», но таковым он так и не стал. Внешнеполитические активы Ирана растаяли в Центральной Азии и на Южном Кавказе, где ставка иранского руководства на Ереван так и не сыграла.

Да и в Сирии, Ираке, Йемене и Афганистане далеко не так благополучно, как пытается представить это иранский официоз. Ибрахиму Раиси досталось крайне тяжелое наследство – что внутри страны, что за рубежом. Но иранцы верят в него – и это дополнительный источник, откуда новый президент Ирана будет черпать силы для крупномасштабных реформ.

Они начнутся не сразу, но и времени их откладывать у Раиси не так уж и много. Скорее всего, придется начинать их одновременно с разгребанием завалов, оставленных ему «реформаторами-прагматиками». Новому президенту предстоит большая и сложная работа. Впрочем, он этого не боится и вполне готов взвалить на себя такое бремя.