Эрдоган и Раиси: не без драматизма, но с успехом актуальный комментарий, все еще актуально

Икрам Нур, автор haqqin.az

Президент Турции Реджеп Эрдоган в ходе телефонного разговора с президентом Ирана Хасаном Роухани пообещал углубить отношения с новым правительством Ирана.

Совершенно протокольная телефонная беседа двух президентов внезапно наполнилась глубоким смыслом после того, как Эрдоган выразил надежду, что при новом президенте Ирана, Ибрахиме Раиси, ирано-турецкие отношения выйдут на новый, более высокий уровень.

Совершенно протокольная телефонная беседа Эрдогана с Роухани внезапно наполнилась глубоким смыслом

Не берусь судить, является ли это попыткой укорить Роухани за провал иранской внешней политики на турецком направлении, демонстративным упреком досиживающему в президентском кресле последние дни. Но то, что в отношениях Анкары и Тегерана давно уже все проблематично – очевидно любому.

Ирано-турецкие отношения всегда были тесным сплетением элементов сотрудничества и потенциального конфликта. И управление этим сложным балансом интересов и противоречий всегда требовало политического и дипломатического мастерства. У Роухани его явно не хватило – а вот у Раиси может получиться. Особенно когда стало ясно, что именно с ним Вашингтон намерен заключить новое соглашение по ядерной сделке.

И хотя в 2019 году доля сырой нефти и нефтепродуктов в турецком импорте из Ирана сократилась на 63%, Тегеран по-прежнему будет оставаться ведущим поставщиком энергоносителей в Турцию, а турецкие товары будут продолжать занимать большую долю иранского рынка из-за географического положения и низких транспортных расходов.

Есть и еще один малоизвестный, но тем не менее масштабный «абордажный крюк», который цепляет экономики двух стран. Именно иранцы являются наиболее активными пользователями турецкой программы «гражданство в обмен на инвестиции в сумме не менее 250 000 долларов».

В политике все сложнее. Сирия и Ирак – две главные точки напряженности в двухсторонних отношениях. «Никакого Асада в Дамаске, никаких курдских боевиков в Северном Ираке», - неизменная позиция Анкары. Доходит до откровенных перепалок. «Мы вообще не согласны, чтобы Турция проводила в Ираке военные операции или расширяла здесь свое военное присутствие», - заявил в марте посол Ирана в Ираке Ирадж Маджеди.

У Раиси и Эрдогана есть заинтересованность в политическом и экономическом сближении

Ответ его турецкого коллеги, посланника Турции в Багдаде Фатиха Йылдыза, был лаконичен и крайне жесток: «Маджеди - вообще последний человек, который может читать Турции лекции об уважении границ Ирака». Твиттер-дипломатия – дело весьма и весьма своеобразное, что тут скажешь.

Но при всем накале страстей, ни в Сирии, ни в Ираке Анкара и Тегеран не перешли каких-то «красных линий», делающих их дальнейший диалог невозможным. На пике любого дипломатического конфликта канцелярия Верховного лидера Ирана и администрация президента Турции всегда оставляли себе возможность для маневров.

Два игрока искушены в искусстве восточного политического торга – и ни разу не нарушили этих традиций. Со стороны посмотришь – сейчас кинутся в драку. Через пять минут они уже вполне довольны друг другом – один пакует товар, другой – с довольным видом пересчитывает деньги.

Приоритетом Раиси будет внутренняя повестка, решение которой без турецкого «урюка», инвестиций и технологий крайне затруднительно. А потому – будут договариваться, вопреки сладким мечтам армянских, извините за выражение, «экспертов», влажно мечтающих, что новый иранский президент примет некие «жесткие решения» в отношении Анкары.

Мечтайте смелее, господа! У Раиси и Эрдогана есть заинтересованность в политическом и экономическом сближении, и они сделают все, чтобы ее реализовать. Переговоры Анкары и Тегерана будут сложными, с драматическими поворотами, но они состоятся и закончатся успехом. К двусторонней выгоде и, в том числе, к новому витку развития Южного Кавказа, не говоря уже о других регионах, где присутствуют интересы Турции и Ирана.