Бездонный карман иранской коррупции наш комментарий

Дмитрий Рой, автор haqqin.az

Главное казначейство Ирана объявило, что за пять месяцев иранского календарного года (с марта 2021-го) правительство должно было получить от экспорта сырой нефти около 7 миллиардов долларов. Но в казну поступило только $630 миллионов, то есть около 10 процентов. Сейчас в Иране со скандалом разбираются, куда же делись остальные 90%.

При самом жестком режиме санкций Тегеран все же имел возможность продавать нефть, используя для этого всевозможные лазейки. Весной 2021-го на экспорт уходило 650 тысяч баррелей в сутки, в два раза больше, чем за аналогичный период прошлого года. Да и цена на нефть выросла с $40 до 60 долларов за баррель. Но вот до казны они не дошли, львиная доля доходов – повторю еще раз, 90 процентов - попросту потерялась в дороге.

за пять месяцев Иран должен был получить от экспорта сырой нефти около $7 млрд. Но в казну поступило лишь $630 миллионов

Само собой, из-за санкций экспорт иранской нефти подорожал. Посредники приобретают эту нефть, а потом она по документам превращается в иракскую, оманскую, эмиратскую, малазийскую – словом, у кого к каким печатям доступ есть, тот те документы себе и делает.

Затем нефть продается – и наступает второй этап: поскольку банковские операции с Ираном находятся под запретом, посредники закупают различные товары, которые затем продаются в Иране. То есть в цепочке нефть-товар существуют минимум три ступени посредников: те, кто продает нефть, те, кто закупает товар, и те, кто выводит его на внутренний иранский рынок. И каждый из них берет свой процент.

А ведь существует еще и множество фирм-«прокладок», осуществляющих те или иные экспортно-импортные операции, которым тоже хочется кушать не сухой хлеб, а с маслицем и икоркой. Процент за услуги в бизнесе – дело вполне законное. Но! При том условии, что его величина жестко контролируется, поскольку иранская схема экспорта нефти крайне привлекательна для коррупционеров и недобросовестных посредников.

Разрешения на квоты экспорта для тех или иных фирм, на приобретение товаров, на их продажу в Иране – на каждом этапе существуют свои соблазны. Фирмы заинтересованы в завышении стоимости своих услуг. Тегеран, естественно, против – но это можно обойти с помощью «барашка в бумажке», преподнесенного нужному чиновнику. Тем более что никакой прозрачности здесь в принципе существовать не может – сама схема-то серая, с уклоном в черноту.

Поэтому ручное управление процессом, контроль, контроль и еще раз контроль. Злоупотребления неизбежны, но их объемы вполне можно снизить. Проблема Ирана заключалась лишь в том, что администрация Хасана Роухани заниматься этим системно категорически не хотела.

Именно при ней система «черных рыцарей», занимающаяся обходом санкций, сформированная еще в начале 2000-х, окончательно пошла вразнос. Система контроля над ней была утрачена, что сразу обернулось для Ирана многомиллиардными убытками. И еще обернется, поскольку разрыв в расходах и доходах бюджета заставляет Тегеран запустить печатный станок и тем самым повысить уровень инфляции, который и без того с прошлого года составил почти 50%.

новый министр нефти заявил, что у Ирана есть возможность как продавать свою нефть, так и увеличить объемы продаж

Тут возникает вполне логичный вопрос: а если система контроля над «черными рыцарями» будет восстановлена, насколько больше денег придет в бюджет, ведь санкции-то никуда не делись, а потому посредникам все равно придется платить?

Есть официальные данные, что расходы на международную торговлю в период санкций для Ирана выросли на 25%. Еще 10-20 процентов составляют выросшие затраты на транспортные расходы, которые опять же приходится осуществлять через «черных рыцарей». В итоге получаем, что при восстановлении контроля за их деятельностью на них будет уходить примерно 45% дополнительных расходов. Вполовину меньше, чем сейчас.

На днях новый министр нефти страны Джавад Овджи заявил, что вопреки санкциям у Ирана есть возможность как продавать свою нефть, так и несколько увеличить объемы продаж. Вот только если не навести порядок в сфере «черных рыцарей», продажи и их увеличение будут обогащать кого угодно – но только не Иран.