Haqqin.az расспросил старых бакинских армян и услышал: «У нас дома были персидские, арабские и азербайджанские ковры»

Нателла Рустамова, автор haqqin.az

Не будучи искусствоведом, долго не решалась вступить в неожиданную полемику о принадлежности изумительных изделий народного ремесла - карабахских ковров азербайджанцам или армянам. Полемику, инициированную нашими соседями по региону и с каждым днем приобретающую с их же подачи все более агрессивный характер. Неожиданную же потому, что претензии на якобы присвоение Азербайджаном авторства и вообще истории этого древнего искусства армяне стали предъявлять буквально год назад, когда им пришлось покинуть Карабах. До того таких притязаний не звучало даже в исследованиях по ковроткачеству их же авторов.

Новояз: армянский ковёр

Высказать свои мысли по этому поводу заставило последнее сообщение на эту тему: в испанском музее исламского искусства Альгамбра кто-то из посетителей армянского происхождения вдруг обратил внимание на ковер, экспонировавшийся здесь не один десяток лет и указанный как азербайджанский. Припомнив, видимо, гневные обвинения в армянской прессе о разграблении культурного наследия своего народа варварами-тюрками, этот «любитель искусства» доложил о том на историческую родину. И теперь от администрации музея требуют вернуть экспонату «истинное авторство», ничуть не смущаясь тем, что в таком всемирно известном хранилище все экземпляры экспозиции подвергаются многочисленным экспертизам, что здесь работали и работают компетентнейшие специалисты...

Ара, Альгамбру тоже армяне построили!

В прошлом веке, на который пришлась большая часть моей жизни, ковры были непременным атрибутом каждого дома. И не только традиционно в восточных республиках – в России, Украине, Латвии ими тоже украшали и, реже, утепляли свои жилища. И были это ковры бухарские, азербайджанские (в основном карабахские и кировабадские), иранские, арабские и даже только тогда появившиеся машинные немецкие. Но вот странность, ни я, ни знакомые моего поколения не припомнят, чтобы где-то видели, слышали или сами имели армянские ковры. Предвидя упреки в необъективности – мол, а что еще скажут азербайджанцы, расспрашивала своих российских, белорусских, украинских, польских друзей соответствующей национальности и проживающих и тогда, и сейчас в соответствующий стране. То есть им, в принципе, все равно откуда на их стены и полы попали эти красивые предметы интерьера. Говорили, была, да и сейчас у многих сохранилась чудная армянская чеканка, изящные керамические кувшинчики и блюда, наконец золотые украшения производства ереванского ювелирного завода (особенно, кстати, славились цепочки затейливого плетения), а вот об армянских коврах никто не имел ни малейшего понятия.

Более того, позвонила даже армянским друзьям. Да-да, это не описка, в то время как в Ереване проживала лишь горсточка азербайджанцев, в Баку армяне были нашими одноклассниками, однокурсниками, соседями, сотрудниками, и эти связи враз не разрубишь. В соцсетях у большинства моих ровесников с десяток френдов-армян из Баку, разбросанных ныне по всему свету, только почему-то в «родной» Армении не осевших. И эти мои знакомые тоже в один голос уверяли – армянских ковров у них не было.

А в Баку немало родовитых семей, у кого сохранились старинные, даже древние ковры. Опять же иранские, азербайджанские, арабские. Когда-то жили здесь и именитые армянские семьи - потомки богатых бакинских нефтепромышленников, купцов, карабахских землевладельцев, и двое-трое моих армянских знакомых как раз и являлись такими потомками. Как сейчас помню, одни с гордостью демонстрировали два двухсотлетнего возраста текинских ковра, другие хвастались приобретением прадеда сто лет назад в Иране настоящего персидского «шираза». А вот старинный армянский никто не показывал, хотя все они в той или иной степени были национальными патриотами и уж не преминули бы похвастать мастерством своего народа.

Не спорю, быт и искусство – разные категории, но ведь предметы искусства, прежде чем обрести свою уникальность, изготавливались для повседневной жизни. Это со временем особые умельцы делали из них шедевры. То есть как бытовые изделия те же ковры существовали гораздо раньше нынешних музейных экспонатов и традиционно изготавливались определенными народами в определенных регионах. А армянское ковроделие - и в нынешней среде обитания этого народа, и в вековых его скитаниях по Востоку – почти не упоминается.

Украли ковры в городе Шуша и устроили цирк в Ереване

«Спасенные арцахские ковры»

Ну и, наконец, не такой уж я дилетант в искусстве – многое довелось повидать в галереях бывшего СССР, богатейших, кстати, и за рубежом, а еще больше проштудировать фолиантов по искусствоведению, не говоря уже о знаменитой работе нашего выдающегося соотечественника Лятифа Керимова «Азербайджанский ковер». Заглянула в книги по истории ковроткачества и сейчас. Так что, не углубляясь в сугубо научную терминологию и специфические дебри, позволю себе высказаться более конкретно.

В Ереване уже полгода демонстрируются, как заявил организатор выставки Вардан Асцатрян, «спасенные и вывезенные из Карабаха арцахские ковры». Причем в своих многочисленных интервью он постоянно оговаривается, называя их карабахскими. Каковыми, собственно, они на самом деле и являются.

Читать эти интервью, а также глубокомысленные заявления Л.Андриасяна, Соны Мартиросян, А.Погосяна и других современных армянских деятелей от ковроткачества без попеременных удивления, возмущения и смеха невозможно.

Асцатрян, к примеру, ничтоже сумняшеся заявляет, что армяне не просто первыми придумали и освоили изготовление изделий из овечьей шерсти, но и научили этому ремеслу все без исключения народы Востока. В общем, персы, турки и арабы там мимо проходили и кое-что усвоили. Наверное, это хорошее качество, превозносить мудрость и умения своей нации, но право же всему есть предел. Мало было армянских корней в родословной британской королевской семьи, армянских письмен на египетских саркофагах и прочих благоглупостей, так теперь еще и родоначалие в ковроткачестве.  

Причем упор в своем приоритете армянские специалисты делают именно на карабахские ковры, нисколько не удосуживаясь сопоставить даты исторических событий, реалии тех или иных времен.

Как справедливо указывает этим «искусствоведам» большой знаток и коллекционер кавказских ковров профессор Видади Мурадов, «если ковроткачество - древнее армянское ремесло, то почему при переселении в Азербайджан они не привезли с собой ни одного коврового образца? Почему как в досоветский, так и в советский период в Карабахе не функционировали ковровые мастерские, где большинство ткачей были бы армянами? Если история компактного заселения армян в Карабахе восходит к середине XIX века, то как они могут претендовать на азербайджанское, в том числе карабахское ковроткачество, у которого основные стандарты и композиции были сформированы и усовершенствованы еще в XVIII веке?».

Главный фальсификатор - Вардан Асцатрян

И индийцев научили армяне

Или такой парадокс. Одной из особенностей, отличающих древние армянские ковры от каких-либо иных, Мартиросян, Погосян и другие считают то, что ткали их из нитей, окрашенных исключительно природными красителями. А чем, скажите, расцвечивали свою ковровую шерсть иранцы, арабы, индийцы, азербайджанцы, если химические красители появились только к концу ХIХ?

Особенно гордятся искусствоведы наших соседей своими так называемыми «драконовыми» коврами, то есть имеющими схематичное изображение дракона. Мол, дракон – важный персонаж исключительно армянской мифологии. Но дракон есть и в азербайджанских сказаниях, а куда тогда девать знаменитых драконов индийского фольклора, изображение которых в Индии красуется буквально везде – вытесаны на камнях храмов, вычеканены на металлических изделиях и, представьте, вытканы на знаменитых шелковых коврах, вообще непонятно? Тоже армяне научили?

Перечислить все несоответствия, парадоксы, абсурдные утверждения армянских ковроведов в одном небольшом, не претендующем на научность материале невозможно. Ученым, безусловно, много что есть сказать и о разных методиках ткачества, и о символике, и о красителях и многом другом, что пытаются беспардонно присвоить «армянские патриоты», пока же небольшой пример саморазоблачения.

Тот же учредитель «музея шушинских ковров» в Ереване В. Асцатрян, судя по всему, уроженец Карабаха, утверждает, что «азербайджанцы в советское время ходили по дворам армян и скупали у них ковры, сотканные армянскими мастерами, чтобы затем их выдать за свое наследие». А чуть ниже слезливо рассказывает, что, с детства полюбив национальное творчество, «ходил по азербайджанским дворам и скупал карабахские ковры, чтобы сохранить их для потомков»… Так все-таки что, кто и у кого скупал? Неплохо бы Асцатряну определиться… Во-первых, у азербайджанцев своих ковров всегда было предостаточно, зачем им армянские, которые надо было к тому же за что-то выдавать? Наши карабахцы – народ, несомненно, умный и творческий, но, простите, в советское время никому из них и в голову бы не пришло что-то делать со столь далеко идущими целями. Вряд ли и у сметливого подростка Вардана возникла тогда такая идея, не говоря уже о том, что ковры всегда стоили дорого – деньги-то у него откуда? На самом деле все гораздо проще и непригляднее: «искусствовед» нагло и незаконно вывез из существовавшей прежде шушинской коллекции ковров почти половину, и теперь пытается как-то оправдать банальную кражу.

И индийцев ковроткачеству армяне научили...

Спрашивается, зачем это нужно? Неужели у армян мало исконно национальных ремесел, в которых они преуспели и прославились. Не зря же я упомянула чеканку и гончарное мастерство. Сама видела великолепные старинные изделия армянских мастеров в советских музеях, а позже в стамбульских армянских храмах. Это потрясающей красоты светильники, кованые решетки, керамические вазоны для цветов. Только не стоит сходу претендовать на приоритет в их изобретении – наш Земной шар не так уж велик, и разные народы из века в век жили бок о бок, неизбежно перенимая друг у друга умения, приспособления и, конечно, какие-то мотивы народного творчество, привнося в них свое, национальное. В литературоведении, например, давно научно обоснована теория так называемых бродячих сюжетов, когда канва и даже герои легенд и сказаний переходили из одной страны в другую, меняя свой художественный облик в зависимости от новой среды своего бытования. По-моему, она применима к любому искусству.

Что же касается ковров, то, не рассчитывая на полное одобрение, скажу однако, что согласна с мнением профессора А.Джебраилова: «Судя по арабским и европейским письменным источникам, армяне ткали качественные красивые ковры. Однако на сегодняшний день историки ковра не располагают достаточным количеством сохранившихся оригинальных армянских древних ковров (вроде сельджукских, османских или мамлюкских) или даже информацией о символике и композициях таких ковров, которая позволила бы провести полноценную демаркацию армянского ткачества с исламскими коврами».

И хищение чужого достояния – совсем не выход, чтобы доказать свое превосходство, скорее – тупик.

В 2010 году традиции ковроткачества иранской провинции Фарс и традиционное искусство азербайджанского ковроткачества были внесены в Списки нематериального культурного наследия ЮНЕСКО. И этому невозможно что-либо противопоставить.

Исконно же азербайджанское карабахское ковроткачество уже возрождается, как и весь этот освобожденный от армянской оккупации край. Неделю назад в Шуше – культурной столице Азербайджана президент Ильхам Алиев открыл восстановленную и отреставрированную Галерею ковроткачества, где уже представлена экспозиция «Снова в родном краю. Жемчужины искусства Карабаха». Экспонатами галереи стали ковры и другие предметы искусства, вывезенные во время первой карабахской войны и теперь вернувшиеся на родину…