Аксакал политики предупредил: рвануть может в самом неожиданном месте наш комментарий, все еще актуально

Дмитрий Рой, автор haqqin.az

Накануне лидер Казахстана, председатель Совета безопасности страны Нурсултан Назарбаев заявил, что ситуация в Афганистане стала катализатором процесса глубоких изменений на пространстве Центральной Евразии и что в этой связи требуется укрепление действующих и создание новых механизмов региональной безопасности.

Аксакал политики безусловно прав. Постамериканский Афганистан действительно стал катализатором глубочайших изменений в регионе, последствия которых нам еще предстоит осмыслить. Более того – он расколол Центральную Азию: Таджикистан примеряет на себя роль лидера антиталибской коалиции, Узбекистан и Туркменистан стремятся к налаживанию отношений с «Талибаном». Казахстан и Киргизия ищут свое место в этом процессе.

Назарбаев предупредил неспроста: региональная система безопасности расшатана

И все это происходит не в вакууме: на днях ряд афганских политиков и чиновников бывшего правительства Ашрафа Гани, которые бежали из Афганистана после прихода к власти движения «Талибан», объявили о создании правительства в изгнании. Причем в качестве боевого крыла этого правительства заявлен Фронт национального сопротивления (ФНС) под руководством Ахмада Масуда-младшего.

А две недели назад глава Центрального командования Вооруженных сил США (CENTCOM) генерал К. Маккензи на встрече с министром обороны Казахстана Бектановым прямо намекнул на угрозы, которые «ожидают казахов у восточных границ со стороны исламистов из Афганистана». Намек можно понимать как угодно – но выглядит все тревожно.

Старая система безопасности в Центральной Азии, просуществовавшая почти тридцать лет и основанная на том, что Россия является гарантом военно-политической стабильности региона, сломалась. И не только потому, что американцы выдернули из нее стержень, сдав Афганистан талибам. Но и потому, что за последнее десятилетие и у республик Центральной Азии оформились собственные интересы, не всегда совпадающие с интересами российского «гаранта». И потому, что появились новые силы и игроки – те же Китай и Турция, готовые предлагать государствам региона новые привлекательные перспективы сотрудничества.

А Маккензи прямо намекнул Бектанову на угрозы

А это, в свою очередь, ведет к активизации тех внешних игроков, которые в Центральной Азии новых конкурентов видеть не хотят и располагают инструментами для противодействия. В самом широком спектре – от экономического давления до организации «управляемой нестабильности».

В своем выступлении Нурсултан Назарбаев сделал акцент на укреплении армии Казахстана и мероприятия по предотвращению экстремизма и сепаратизма. Дело, безусловно, нужное и важное. Но нельзя построить островок стабильности и безопасности в регионе, где все кипит, клокочет и вот-вот может рвануть в самом неожиданном месте. Без совместных усилий с соседями и системными внешними игроками это невозможно. Тут-то и начинаются главные проблемы – соседи-то расколоты, а интересы внешних игроков кардинально противоположны.

Созданы все условия для начала новой «Большой игры» в Центральной Азии. Которая, как писал ее певец и проводник Редьярд Киплинг «закончится только тогда, когда все умрут». И призыв Нурсултана Назарбаева к строительству новой системы региональной безопасности, которая должна, в идеале, не допустить «Большой игры 2.0» или как минимум свести ее негативные последствия к минимуму – прозвучал как нельзя более своевременно.

Проблема в том, что пока совершенно неясно, кто этим будет заниматься, какие стратегические концепты будут положены в ее основу, как далеко готовы ее возможные участники отказаться от своих амбиций и взаимных претензий. И как они смогут согласовать ее с внешними игроками – Китаем и США, Россией и Турцией. А времени на размышления и поиск ответов остается, между тем, все меньше.