Иран и Азербайджан + «3+3»: невероятное, ставшее очевидным наш комментарий, все еще актуально

Игорь Панкратенко, автор haqqin.az

«Иран поддерживает формат «3+3» и считает, что региональные проблемы можно решить с помощью внутрирегиональных механизмов», - заявил министр иностранных дел Ирана Хоссейн Амир Абдоллахиан во время своего успешного визита в Баку.

А его азербайджанский коллега Джейхун Байрамов открыто признался, что его правительство с нетерпением ждет появления иранских компаний в освобожденном Карабахе.

Еще совсем недавно, когда на азербайджано-иранской границе сгущались тучи и гремел гром военных учений, и представить себе было невозможным совместное участие Баку и Тегерана в масштабном политическом и экономическом проекте. Тогда казалось – отношения испорчены всерьез и надолго. Но только казалось. И сегодня каждый может видеть, как невероятное вчера – становится очевидным сегодня.

Невероятное! Абдоллахиан на приеме у президента И.Алиева

Что сразу порождает целый ряд вопросов: почему же Тегеран на 180 градусов поменял эту позицию, что стало мотивом для этого и главное, что волнует всех, - как долго этот настрой на взаимовыгодное сотрудничество у иранской стороны сохранится?

В Тегеране были и остаются в разных эшелонах власти те, кто не считает правильным решение поддержать платформу Алиева и Эрдогана, улучшить отношения с Баку и Анкарой и, наконец, присоединиться к формату «3+3». Более того, там остались и те, кто всеми силами готов этому помешать. Жестко, вплоть до изощренных интриг и провокаций, как это умеют делать в Иране. Но не они сегодня задают внешнеполитические тренды, поскольку главный, извините за выражение, иранский тренд- и ньюсмейкер – это социально-экономический кризис, медленно и неуклонно накрывающий страну.

Более 80% населения Ирана живут за объявленной правительством чертой бедности, уровень инфляции приближается к 50%, уровень обычной и скрытой безработицы приближается к 30%. Эта формула «80-50-30» означает, что благополучие и благосостояние иранцев падают с каждым днем. Дефицит электроэнергии и воды не только не добавляет оптимизма, но и ведет к новым протестам, недавно потрясшим провинции Хузестан, Исфахан, Бахтиар, Белуджистан, а также города Тегеран, Тебриз, Боджнурд, Сагез и другие.

Экономический кризис оказался сильнее партии ястребов

Иранской экономике нужно «окно в большой мир» — это очевидно всем. Но в какую бы «форточку» при Хасане Роухани Тегеран ни совался – везде получался конфуз. Крутил амуры с Индией – и в Нью-Дели понимания не нашел, там уже вовсю обсуждали стратегическое партнерство с США, и с Пекином рассорился. Кинулся в объятия Пекина – но к груди его не допустили, ограничившись вежливыми улыбками и туманными обещаниями. Мнил себя «вершителем судеб Южного Кавказа», но Баку и Анкара убедительно показали, что это далеко не так, в сотрудничестве с Москвой оставив Тегеран за бортом.

Роухани своему преемнику Ибрагиму Раиси пространства для дипломатического маневра не оставил. Тут уж не до разбора вариантов – тут уже хоть тушкой, хоть чучелком, но в любую конфигурацию, позволяющую ослабить удавку санкций и хоть немного – но разорвать экономическую и политическую изоляцию. Вот так формат «3+3», а скорее всего «3+2», стал для Ирана спасательным кругом. Да еще и с большими перспективами.

И вот уже министр энергетики Ирана Али Акбар Мехрабиан на встрече с министром энергетики Азербайджана Парвизом Шахбазовым говорит о готовности усилить сотрудничество по совершенствованию двух гидроузлов – «Худаферин» и «Девичья башня». И вот уже министр иностранных дел Ирана Хоссейн Амир Абдоллахиан в Баку заявляет, что «в скором времени экономические, торговые и культурные отношения между Ираном и Азербайджаном будут еще больше развиваться».

Хорошая мина Раиси при плохой игре Роухани

«Инициатива «3+3» соответствует фундаментальным принципам внешней политики Исламской Республики Иран, а именно: решение региональных проблем странами региона, минимизация зон конфликтов, развитие сотрудничества и цель по созданию сильного региона за счет синергии возможностей и способностей региональных стран», - пишет в своей статье посол Ирана в Анкаре Мухаммед Феразменд.

И это правильный выбор, верным которому Тегеран останется до тех пор, пока будет чувствовать политические, а главное – экономические выгоды данного формата. Впрочем, Ибрагим Раиси очень заинтересован в его успешности, ведь только успех позволит ему посрамить тех в иранском истеблишменте, кто сегодня критикует иранского президента за взятый новый курс на Южном Кавказе.