Накануне военной спецоперации: терпение Эрдогана иссякло… Сельджук Думан комментирует для haqqin.az, все еще актуально

Записал: Джейхун Наджафов, собкор

С 2017 года Анкара провела в северных районах Сирии три антитеррористические военные операции – «Щит Евфрата», «Оливковая ветвь» и «Источник мира», позволившие Анкаре создать буферную зону безопасности между городами Аазаз и Джераблус к северу от Алеппо, а также взять под контроль пограничные районы к востоку от реки Евфрат.

Начиная с 90-х годов прошлого века тысячи турецких военных периодически проводят операции по уничтожению баз курдских группировок в Ираке и Сирии, используя ВВС и тяжелую бронетехнику. И перед каждой такой операцией турецкие власти заявляют, что боевикам PKK будет нанесено сокрушительное поражение, что враг будет уничтожен, логово террористов разгромлено, а лидеры – обезврежены. И тем не менее, от ударов с земли и воздуха количество курдских боевиков в приграничных с Турцией странах меньше не становится.

Как и в период спецоперации «Щит Евфрата» турецкая армия способна полностью зачистить территорию

Почему же, несмотря на использование мощи одной из лучших армий мира, Турции так и не удалось окончательно устранить угрозу терроризма у своих границ?

Отвечая на этот вопрос haqqin.az, профессор Сельджук Думан, эксперт отдела национальной обороны и международной политики Университета Гиресун, сказал, что Турция имеет дело с радикальным проявлением общего курдского национального движения, охватившего огромное пространство от Ближнего Востока до Южного Кавказа, на котором проживают до 30 миллионов этнических курдов.

«Учитывая тот факт, что курдские экстремисты открыто действуют в Сирии, Ираке, Иране и Армении, следует понимать, что Турция имеет дело с терроризмом международного масштаба, - подчеркивает Сельджук Думан. – Другая проблема заключается в том, что как бы основательно ни зачищались базы вооруженных курдских группировок, на месте одних террористов возникают другие. К примеру, в рамках нескольких операций турецкой армии была уничтожена практически вся военная инфраструктура, техника и живая сила организации PKK. Казалось, что с террором покончено раз и навсегда. Однако PKK таинственным образом перерождается в организацию PDE/YPG, которую ни США, ни Евросоюз не торопятся вносить в список террористических. Хотя эта курдская структура имеет сегодня на территории Сирии более 90.000 хорошо вооруженных боевиков...»

По словам профессора Думана, в одной части Сирии боевикам PDE/YPG покровительствуют США, в другой, к примеру, в провинции Тель-Рифат, их поддерживает Россия, а курдских боевиков в иракской провинции Кандил подготовила, вооружила и защищает Исламская Республика Иран. Это направление, кстати, лично курировал генерал КСИР Касем Сулеймани, ликвидированный американцами в 2020 году.

Особенно крупные силы курдов сосредоточены в ключевых регионах провинции Ракка, Дейр-эз-Зор и в примыкающей к границе с Турцией провинции Кобани

«Конечно, нельзя утверждать, что все проживающие в регионе курды являются членами террористических группировок, - говорит турецкий эксперт. – Но в том и заключается сложность решения проблемы курдского терроризма, что зачастую их боевики действуют под видом мирных людей. Три года назад Турция, США и Россия достигли договорённости по Ираку и Сирии, согласно которым Анкара получала право создать 80-километровую зону безопасности вдоль своей южной границы. Но потом Вашингтон и Москва сократили эту зону до 10 километров, не дав таким образом Эрдогану завершить военную операцию в Сирии. Теперь же, Анкара намерена поставить точку в этом болезненном для себя вопросе и завершить процесс обустройства у своих южных границ зоны безопасности глубиной в 30 километров».

По информации профессора Думана, 30 процентов этой зоны контролируют сегодня боевики PDE/YPG. Причем особенно крупные силы курдов сосредоточены в ключевых регионах провинции Ракка, Дейр-эз-Зор и в примыкающей к границе с Турцией провинции Кобани, откуда турецкая территория подвергается артиллерийским обстрелам.

«Армия Турции способна полностью зачистить эти территории от террористов, - утверждает Сельджук Думан. – Генштабу турецкой армии известны месторасположения их баз, оборонительных коммуникаций, количество оружия, концентрация живой силы и пр. Так что, конечный результат готовящейся операции сомнений не вызывает. В то же время, какой смысл брать под контроль эти территории без возможности изменить в дальнейшем демографическую ситуацию в приграничной с Турцией сирийской зоне? Следует понимать: до тех пор, пока зону безопасности не заселят сирийскими туркоманами и пока демографическая пропорция не будет изменена в пользу сирийских тюрков, угроза курдского терроризма не исчезнет. В данный момент туркоманы находятся под постоянным давлением курдского большинства, которые методично вытесняют их из различных регионов Сирии. На приграничной с Турцией территории курды находятся в абсолютном большинстве, они лучше вооружены и имеют больше людских ресурсов.

Туркоманы всецело поддерживают идею переселения

На мой взгляд, окончательное решение вопроса безопасности Турции заключается в переселение туда туркоманов из других сирийских регионов и создании на этой территории туркоманской автономии с преимущественно тюркским населением. Без реализации демографических изменений в приграничных провинциях Сирии, все военные операции будут половинчатыми и не решат проблему терроризма».

Туркоманы по словам эксперта всецело поддерживают идею переселения, поскольку это избавит их от засилья курдских экстремистов. Кроме того, Турция сделает все необходимое, чтобы приграничные регионы с измененной демографией стали экономически процветающими и безопасными регионами Сирии.

«Но, к сожалению, турецкие власти руководствуются политикой религиозной солидарности и слишком доверяют сирийским арабам-суннитам, постоянно обещающим Анкаре, что они не дадут курдам восстановить вооруженные формирования, - сетует Сельджук Думан. – Но стоит только Турции вывести войска из этого региона, как арабы-сунниты перестают контролировать территории курдов и дают террористам восстановить свои силы. На сей раз, похоже, терпение президента Турции иссякло. Эрдоган объявил, что очень скоро турецкие войска войдут в провинции Тель-Рифат и Манбидж. Однако тот факт, что готовящаяся антитеррористическая операция не согласована с Дамаском, станет для Реджепа Эрдогана проблемой на международной арене. Президент Башар Асад уже предупредил Анкару, что все военные операции Турции в этом регионе могут осуществляться только с согласия сирийских властей и в непосредственном контакте с командованием армии Сирии.

Терпение Эрдогана иссякло

Понятно, что и США категорически против военной операции ВС Турции в подконтрольных им сирийских территориях. В то же время, Россия, наоборот, согласна с проведением турецкой операции, поскольку обложенная санкциями Москва не хочет обострять отношения с лояльно настроенным к ней Эрдоганом. Тем более после того, как Турция выступила против вступления в НАТО Финляндии и Швеции».

По мнению эксперта, нет никакой надежды на то, что после ликвидации баз PDE/YPG в Тель-Рифате и Манбидже, террористическая угроза окончательно исчезнет. Питательная среда терроризма сохранится, и группировки будут вновь восстановлены.

«Внешнеполитическая стратегия Турции основывается на принципах политического ислама, - утверждает эксперт. – При такой политике арабы-сунниты на Ближнем Востоке считаются нашими союзниками. Но курдский терроризм основан на этническом принципе и ведет войну, невзирая на религиозную идентичность. У курдов есть автономия в составе Ирака, поскольку это право для национальных меньшинств предусмотрено в иракской Конституции. Такое же право для нацменьшинств внесено в проект новой Конституции Сирии, работа над которым ведется в Женеве при посредничестве ООН. Таким образом, правовая база для создания автономии туркоманов в составе Сирии реально существует. Главное сейчас – поменять государственную стратегию Турции и отказаться от идеологии религиозной солидарности в пользу реальной политики, построенной на национальных интересах. За минувшие десятилетия стало очевидно, что невозможно решить проблему курдского терроризма с помощью только военной силы. Да, турецкой армией и спецслужбами накоплен огромный боевой опыт борьбы с террором. Армия способна оперативно и четко выполнить поставленные перед ней задачи за пределами страны и вернуться на свои базы. Но потом возникают одни и те же вопросы: «А что потом?» «Какие шаги предпримет Анкара в политической плоскости?» «Какой этнический, а не конфессиональный состав населения будет доминировать на территории 30-километровой зоны безопасности?» Ответов на эти вопросы по-прежнему нет».