За 200 дней развеян миф о «могучем военном соседе» что прогнозирует посол Китая?, все еще актуально

Шэн Сию, специально для haqqin.az, Пекин

Кремль разочарован, Кремль в ярости. Поддержка от Китая в ходе российского вторжения в Украину оказалась совсем не такой, как рассчитывали в Москве.

Высокотехнологичные китайские компании сворачивают свое присутствие в России. Пекин отказывается поставлять Москве современные станки. Китайцы скупают российские нефть, газ и древесину по ценам ниже рыночных, а китайские компании за то, что они остаются в России, требуют все больше льгот и налоговых привилегий. Именно так сейчас выглядит «стратегическое российско-китайское партнерство», о необычайной ценности которого два десятилетия твердила пропаганда.

Но это было бы еще полбеды. Все же товаров из Китая в Россию поступает достаточно, дефицит россиянам не грозит, пусть ценники и заметно выросли. Проблема в другом – в правящих элитах КНР и китайском обществе чем дольше длится война, тем сильнее меняется отношение к российско-украинскому конфликту.

Тезисы Гао Юшена отражают позицию официального Пекина о российско-украинской войне

Весьма показательными в этом отношении стали не так давно опубликованные тезисы Гао Юшена, бывшего посла Китая в Украине, которые он озвучил в ходе семинара, организованного влиятельным Китайским международным финансовым форумом и не менее влиятельной Китайской академией общественных наук, главным идеологическим штабом КПК.

Главная мысль Гао Юшена заключалась в следующем: «Российско-украинская война стала самым важным международным событием периода после холодной войны, которое завершило период после холодной войны и открыло новый международный порядок. Позиция России в этой войне становится все более пассивной и неблагоприятной, а ее поражение уже очевидно».

При этом китайский дипломат назвал и основные причины движения России к поражению. Во-первых, после распада Советского Союза Россия находится в непрерывном историческом процессе упадка, который, прежде всего, является продолжением предшествующего распаду СССР упадка, а также связан с неудачами российской правящей элиты в ее внутренней и внешней политике. Этот процесс усугубляется западными санкциями. Так называемое возрождение или оживление России при Путине – это ложное утверждение, которого просто не существует. Упадок России проявляется во всех областях ее экономики, военной, научно-технической, политической и общественной жизни и оказывает серьезное негативное влияние на российскую армию и ее военные усилия.

Во-вторых, провал российского блицкрига и неспособность к быстрым боевым действиям предвещали начало поражения России. Ее экономические и финансовые ресурсы, которые несоизмеримы с ее статусом так называемой военной сверхдержавы, не могут поддерживать высокотехнологичную войну, которая обходится в сотни миллионов долларов в день. Дилемма, когда российская армия терпит поражение из-за бедности, видна повсюду на поле боя. Каждый день отсрочки войны – это тяжелое бремя для России.

Если с 1 февраля по 30 апреля России в конфликте симпатизировали 58% пользователей китайских социальных сетей, то теперь только 25% поддерживают Россию

В-третьих, преимущества России перед Украиной в военной и экономической мощи были нивелированы решительным и упорным сопротивлением Украины и огромной, продолжительной и эффективной помощью Запада. Поколенческие различия между Россией и США и другими странами НАТО в плане вооружений и технологий, военной доктрины и операционных моделей подчеркивают преимущества и недостатки обеих сторон.

В-четвертых, современные войны обязательно являются гибридными войнами. Охватывающими военную, экономическую, политическую, дипломатическую, общественное мнение, пропаганду, разведку, информацию и другие сферы. Россия не только занимает пассивную позицию на поле боя, но и уже проигрывает в этих сферах. Это определяет, что окончательное поражение России – лишь вопрос времени.

Из этого китайский дипломат делает вывод, который не оспорил ни один из участников семинара: «Теперь не Россия решает, когда и чем закончится эта война. Стремление России как можно скорее закончить войну, закрепив при этом основные достигнутые успехи, потерпело поражение. В этом смысле Россия утратила стратегическое доминирование и инициативу».

Интересно здесь то, что мысли, высказанные Гао Юшеном в той или иной форме в последние месяцы активно циркулировали в пекинских коридорах власти. Пекин изначально был против российского вторжения, о чем Си Цзиньпин еще в начале февраля лично предупреждал Владимира Путина. Но Москва не обратила на это внимание, будучи уверенной в своей скорой победе. Что ж, решили в Китае, подождем первых итогов. И стали потихоньку работать над тем, как обезопасить свой бизнес в России от западных санкций.

Причем, Китай избегал резких заявлений, как будет избегать их и в дальнейшем. Но для себя Пекин уже все решил: не присоединяться к осуждению России международным сообществом – но стараться соблюдать некоторые, наиболее чувствительные санкции.

А также использовать к собственной выгоде сложившуюся ситуацию: покупать энергоресурсы с огромным дисконтом, перепродавая часть из них, как это происходит с СПГ, продавать свои товары в Россию по более высоким ценам – словом, снять максимум «сливок» из нынешнего положения дел.

И, кроме того, используя сложившуюся ситуацию – продвигаться в Центральную Азию и дальше на Ближний Восток без оглядки на Москву. О чем для внутренней аудитории можно говорить вполне открыто.

Примечательно, что данный подход приветствуется и общественностью. Если с 1 февраля по 30 апреля России в конфликте симпатизировали 58% пользователей китайских социальных сетей, то теперь только 25% поддерживают Россию. Сдвиг впечатляющий, и главной причиной здесь, вероятнее всего, откровенное разочарование китайского общества и руководства КНР военно-политическими возможностями своего северного партнера. Миф о «могучем военном соседе» развеян всего за двести дней…