Легче выиграть на войне, чем победить Россию слово публицисту; все еще актуально

Тенгиз Аблотия, автор haqqin.az

В Абхазии всегда хорошая погода. Там практически не бывает морозов, не бывает и суровой зимы. Температура всегда плюсовая, хотя из-за высокой влажности даже при плюс десяти кажется, что стало довольно холодно. Одним словом, субтропики.

Я вырос в Сухуми, столице Абхазии, и сколько себя помню там практически не было того, что принято называть «зимой» – настоящей, морозной зимой, а не просто периодом времени в календаре. Когда изредка, три-четыре дня подряд, шел снег, это был настоящий праздник для местной детворы – все спешили успеть насладиться «зимой» и оставались на улице как можно дольше.

Беда не приходит одна. Так уж получилось, что самая суровая зима в истории Абхазии случилась, как уже было сказано, в 92-93 годах

Исключение составила абхазская зима 1992-1993 годов. Такой суровой, лютой зимы здесь не было еще никогда. Снегопады не прекращались целыми днями, а ночью температура опускалась до минус пяти. Таких морозов на субтропическом курорте не помнили даже старожилы.

Беда не приходит одна. Так уж получилось, что самая суровая зима в истории Абхазии случилась, как уже было сказано, в 92-93 годах, в разгар грузино-абхазской войны. Казалось бы, что может быть хуже и страшнее боевых действий, когда каждый день гибнут десятки людей, города находятся под артобстрелом как с суши, так и с воздуха? Но в ту зиму как будто назло, как будто для того, чтобы и без того многотрудный военный быт стал еще более невыносимым, природа решила внести свою лепту…

Казалось бы, что может быть хуже и страшнее боевых действий? Зима!

Было непонятно, как местное население сможет не просто выдержать этот лютый холод, но и воевать, сидеть в мокрых, мерзлых окопах – и не просто сидеть, а отражать нападения противника. Впрочем, люди – самые выносливые из животных – даже белому медведю дадут фору… Наши сухумчане – теплолюбивые, привыкшие к комфорту и спокойной жизни, – на удивление быстро адаптировались к тяжелейшим условиям сибирской зимы, пожаловавшей в субтропический «рай».

Проблемой был, конечно, не мороз сам по себе, а невозможность укрыться от него и обогреться: из-за постоянных обстрелов и бомбежек возник острый энергодефицит, были перебои с водоснабжением.

В таких условиях город продержался почти полгода, а потом пришла весна… Но это уже совсем другая история.

Сегодня к повторению сухумской зимы – только в сотни раз более крупных масштабов и при гораздо более низких температурах – готовятся украинцы…

Просто пережить эту зиму уже будет героизмом. Героями являются все те, кто останутся в стране – под постоянными ракетными атаками, периодическими взрывами на объектах инфраструктуры, сутками, неделями, а то и месяцами без света, без воды, к тому же в городах-миллионниках… Тех, кто переживет эту зиму, не сойдет с ума, не сдастся и не сбежит, – их уже не сломит и не напугает ничто на свете.

Бомбежки городов и инфраструктуры Украины, начавшиеся 10 октября, ознаменовали приход нового этапа войны. Это будет этап, который можно назвать двойным асимметричным форматом.

Просто пережить эту зиму в Украине уже будет героизмом

Первый асимметричный формат будет на поле боя. Россия путем мобилизации постарается перевести войну в удобное для себя русло – в формат массового забрасывания противника пушечным мясом. Брать количественный перевес – давняя и хорошо зарекомендовавшая себя российская военная тактика.

Украинцы противопоставят этому свое видение войны: небольшие маневренные группы, не боящиеся огненного вала благодаря своей мобильности. Этот подход уже доказал свою эффективность: даже сейчас рассредоточенность украинских войск препятствует их массовому уничтожению.

Но это еще не все. Похоже, возникнет и третья асимметрия: Украина в конечном итоге начнет побеждать на поле боя, а противник будет отвечать ей бомбежками мирных городов и критической инфраструктуры. Это две параллельные линии, которые никак не пересекаются. Можно терять город за городом на линии фронта, но при этом продолжать стирать с лица земли населенные пункты противника. Не так уж и важно, что происходит у вас на линии фронта под Херсоном – пусть даже там будет полный Армагеддон. В это самое время некий российский военный корабль, стоящий в Каспийском море, будет спокойно посылать ракеты на Украину.

Украина в конечном итоге начнет побеждать на поле боя, а противник будет отвечать ей бомбежками мирных городов

И бороться с этой асимметрией у Киева нет никакой возможности. Украина не обладает дальнобойными ракетами, и даже если украинцам передадут «ATACMS», они не смогут стрелять с дальностью поражения свыше 300 километров. Да и не дадут украинцам этих ракет, чтобы не дай Бог эти ракеты случайно на разбомбили что-нибудь на, так сказать, «канонической» территории РФ.

Иными словами, Россия будет терпеть поражения на фронте и продолжать ракетные обстрелы.

Конечно, можно надеяться на то, что запасы дальнобойных ракет у России закончатся, но рассчитывать на это едва ли целесообразно. Может быть, они закончатся послезавтра утром, а может быть, их хватит лет на 100 – никто этого не знает.

Зато мы все точно знаем, что Советский Союз десятилетиями производил оружие в таких ошеломляющих количествах, что его должно было хватить на годы интенсивной войны с США и НАТО. Впрочем, никто воевать с СССР не собирался, так что все это оружие – не что иное, как зря потерянные деньги и время. Но советская паранойя оказала неоценимую услугу российской власти спустя многие годы после поражения в холодной войне, и теперь, в 2022 году, все это оружие нашло свое применение в Украине.

Сколько раз мы слышали прогнозы о том, что у России вот-вот закончится вооружение? Об этом говорят едва ли не каждый месяц, а в конце этих разговоров мы снова видим ракетный дождь… И так месяц за месяцем.

Никто не знает, сколько вооружения было произведено в СССР

И не видно этому конца... Запад вроде бы помогает Украине, и эта помощь очевидна на фронтах войны, где благодаря высокоточному оружию украинские войска идут вперед. Но это продвижение не делает более безопасной жизнь граждан на территории, контролируемой Киевом. Как уже было сказано, перед нами две параллельные реальности.

А аккурат посередине, между этими непересекающимися прямыми, растет тень суровой зимы – с морозами, с периодическими отключениями электроэнергии и воды, а главное – без какого-либо представления о том, когда все это закончится.

К несчастью, фронтовые победы Украины не отменяют кровавых бомбежек ее городов. И даже если завтра ВСУ одержат полную победу над армией РФ, отобьют все оккупированные территории, вернут Крым и отгонят противника за российскую границу, рисков бомбежек это никак не отменит. В конце концов, никуда не денутся военные корабли в Каспийском море.

Это тупик, из которого нет чисто военного выхода. Единственным гарантом долгосрочной безопасности Украины является изменение политического курса Российской Федерации, но добиться этого значительно сложнее, чем победить на линии фронта.

Поэтому украинская зима будет непривычно тяжелой…