Оппозиционный Дмитрий Орешкин: «Смерть Навального – расправа, но большинство россиян поддерживает Путина» эксклюзив, все еще актуально

Записал: Джейхун Наджафов, собкор

Смерть Алексея Навального является прямым или косвенным политическим убийством. Об этом заявил в беседе с haqqın.az известный российский политолог Дмитрий Орешкин, комментируя видеообращение матери Навального.

Напомнив о том, что Навальный отбывал заключение за Полярным кругом в исправительной колонии ямальского поселка Харп, Орешкин, в частности, рассказал:

«Несколько лет назад я был в этом поселке, где отвратительно суровый климат и где воздействие полярной ночи на психофизическое состояние человека просто ужасно. Там Навального двадцать семь раз (!!) заключали в штрафной изолятор. То есть власти, что называется, сгноили его в застенках. Даже несмотря на то, что у Навального был очень крепкий организм и чрезвычайно сильная воля.

Дмитрий Орешкин жестко критикует власть, но признает - большинство россиян за Путина

По всей видимости, физическая смерть Алексея носила организованный характер. В любом случае система уничтожила своего главного оппонента и продолжает убивать других политических заключенных. В частности, приговоренного к 25 годам тюрьмы тележурналиста Владимира Кара-Мурзу, которого уже дважды пытались отравить. Ибо столь беспрецедентный срок тюремного заключения для Кара-Мурзы – это фактически смертный приговор с отложенным сроком исполнения».

По мнению российского политолога, довольно сложно предсказать, в какой степени смерть Навального скажется на итогах предстоящих в России президентских выборов.

«С одной стороны, Навальный был политическим символом, имя которого значило много, - подчеркнул Орешкин. – Не думаю, что его смерть сможет существенно поколебать основы власти. Хочу напомнить, что смерть Навального – не первый случай расправы над политическими оппонентами Кремля. После убийств Бориса Немцова, Анны Политковской, Натальи Эстемировой, Дмитрия Холодова, других политиков и журналистов на улицы российских городов выходили десятки тысяч человек, однако в итоге ничего страшного для гегемонии властей не происходило. Смерть Навального могла бы всколыхнуть страну только в том случае, если бы в российских элитах наметился раскол, если бы влиятельные люди были заинтересованы в раскручивании этой темы в рамках борьбы за власть. Но, судя по всему, раскола в путинских элитах нет. А потому, думаю, события, связанные со смертью Алексея Навального, пойдут по белорусскому сценарию. Там тоже убивали политиков, к примеру, бывшего председателя ЦИК Беларуси Виктора Гончара, отказавшегося считать голоса избирателей под диктовку властей. Убийство Гончара никаких экстремальных последствий в стране не вызвало. Власти в Беларуси тщательно контролируют силовиков, а у оппозиции нет альтернативного лидера - Светлана Тихановская живет заграницей, откуда руководить политическими процессами в Беларуси невозможно».

По мнению Дмитрия Орешкина, сегодня две трети российских избирателей поддерживают политику Путина.

Навальный призывал протестный электорат идти на выборы и голосовать против Путина... Но либеральный электорат живет в скорлупе либеральной мифологии

«Да, противников российской власти тоже немало - примерно 20-25 миллионов человек, - констатирует российский политолог. - Но проблема в том, что оппозиционно настроенная часть населения не голосует. Навальный упорно призывал их идти на выборы, предлагая «умно проголосовать». То есть отдать голос за любого кандидата, кроме Путина. Такое голосование позволило бы по меньшей мере снизить долю поддержки действующего президента России. Наверное, сегодня эти 20-25 миллионов россиян искренне скорбят по поводу смерти Алексея Навального, но при его жизни следовать призыву «умно проголосовать» они упорно отказывались. К сожалению, значительная часть российской оппозиции живет в скорлупе либеральной мифологии, изначально определяя выборы как нечестные и отказываясь участвовать в них, дабы не идти против собственных принципов. В результате огромная даже по масштабам 145-миллионнной России электоральная масса людей, несогласных с режимом, исповедует принцип «Я не участвую на выборах, я их не поддерживаю, я - против», который полностью устраивает Кремль. Сам Навальный понял это еще 15 лет назад, когда сам прошел через соблазн бойкота выборов. Алексей понял, что бойкот выборов работает лишь в критически настроенных регионах, но вообще не работает там, где власти плотно контролируют ситуацию. Поэтому и Алексей Навальный, и Борис Немцов считали, что демонстративный невыход к избирательным урнам – это в корне ошибочное решение. Тот же Немцов, который ранее призывал к бойкоту, впоследствии сам пошел на выборы и выиграл голосование в Думу Ярославской области, где стал самым ярким депутатом».

В то же время политолог обращает внимание на то, что в российскую политику пришла новая когорта людей.

«Обратите внимание на массу молодых людей, поддержавших кандидатуру вполне себе компромиссного Бориса Надеждина, - говорит Орешкин. - Сотни тысяч россиян были готовы поддержать его кандидатуру, хотя прекрасно понимали, что Надеждин - человек системы. Но они поставили свои подписи только потому, что этот человек проявил определенное мужество, выступив против войны в Украине. В Москве такой «анти» активности никогда не было. За исключением выдвижения кандидатуры самого Навального в 2013 году на выборах в мэры Москвы. Тогда Алексей получил 28 процентов голосов, занял второе место и зафиксировал себя как второй по электоральной значимости политик российской столицы. Это был предметный урок для российских либералов, доказавший, что не только в Москве, но и в таких критически настроенных регионах, как в Хабаровском и Приморском краях, Магаданской области, Екатеринбурге, Новосибирске и многих других, было бы правильным идти на выборы и в конкретных цифрах продемонстрировать отсутствие поддержки российской власти. Что же касается предстоящих выборов президента, то я абсолютно уверен, что победит Путин. Печальная правда заключается в том, что его действительно поддерживает большинство россиян. Конечно, не 80 процентов, как в этом хотят убедить российские пропагандисты, но не меньше шестидесяти. Теперь вопрос в том, как именно победит Путин - с «нарисованной» зубодробительной победой в 80 процентов, в которой двадцать процентов — приписки, или с более или менее честным результатом в 60-65 процентов. Хотя, насколько я знаю, многие сторонники Навального не согласны с показателями реального рейтинга Путина. Не имея на то никаких оснований, они утверждают, что большинство россиян против действующего президента.

Большинство россиян жаждут увидеть российские танки в Киеве

На мой взгляд, эта убежденность исходит из того, что эти люди живут в своем довольно ограниченном информационном пузыре. Но в любом случае эта убежденность не меняет реальности. А реальность такова, что две трети россиян выступают за Путина, за «подъем с колен», за «можем повторить», за войну в Украине, за взятие Киева и т.д. На этом фоне призыв Навального участвовать на предстоящих выборах по принципу «умного голосования» преследовал единственную цель – зафиксировать 10-15 процентов антипутинских настроений в России. Понятно, что у Надеждина не было никакого шанса стать президентом, но у него был шанс показать, что у России и россиян есть альтернативная точка зрения. Теперь же, когда кандидатуру Надеждина сняли, а Навального убили, у протестного электората могут опуститься руки или, наоборот, возникнет больше стимулов пойти на голосование. Вот почему так сложно прогнозировать влияние убийства Навального на итоги предстоящих выборов. Ведь в прошлом в России таких ситуаций не было…»

Дмитрий Орешкин отмечает, что Путина все меньше интересует, что думают о нем в евроатлантическом мире, хотя критика, которой подвергает политику Кремля коллективный Запад, становится все более жесткой, конкретной и однозначной. Доминирующую роль в этом играет не смерть Алексея Навального, а нападение Москвы на Украину. Поэтому в Европе остается все меньше, как говорят немцы, «путинферштееров», оправдывающих агрессивную внешнюю политику России тем, что она должна защищать свои национальные интересы.

«Так что, - заключает Дмитрий Орешкин, - смерть Навального стала еще одним смертельным ударом по престижу российского президента в западном мире».